Евгений Попов

САМОЛЁТ НА КЁЛЬН

Рассказы
Евг. Попов. “Самолёт на Кёльн”: Рассказы.
Москва, изд-во “Орбита”, 1991.
OCR: Александр Белоусенко,
вычитка: Давид Титиевский, апрель 2010.
Библиотека Александра Белоусенко
В новом сборнике рассказов писатель Евгений Попов верен своему творческому кредо, несмотря на перипетии нашей жизни, человек остается самим собой. Рассказывает об этом писатель остроумно, смешно и иронично.

СОДЕРЖАНИЕ

В ГОРОДЕ К.
Польза и вред радио
Стиляга Жуков
Славненький мирок
Стая лебедей, летевшая по направлению к Египту
Влечение к родным деревьям
Самолет на Кёльн
Чиновник
Два сушеных пальца из пяти бывших
Горячее сердце
Джоуль да Ленц
Белый теплоход
Миссия общения
Снегурочка
Дефицит
Звуки музыки
Каленым железом
Высшая мудрость
Глаз божий
Восхождение
В тумане
Портрет Тюрьморезова Ф.Л.

ЗАЗВЕНЕЛО И ЛОПНУЛО
Холода
Вне культуры
Из английских собак
Единственный инструмент
Главный герой
Новые отношения
Зазвенело и лопнуло
Самолет Илюшина
Дебют! Дебют!
Про «это»
Хоккей
Сын кибернетики
Водоем
Темный лес
Москва
Как я опустился

       Лав стори

       Шел дождь и два китайца

       Описание динамики процесса

СОВОКУПНОСТЬ ВСЕХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
Укокошенный Киш
Обман чувств
Торчок
Под млечным путем, посреди планеты
Похабов и Луиза
Нечистая волна
Летун
Воля коллектива
Алгебра
Иностранец Пауков
И, стоя в очереди
Совокупность всех обстоятельств
Шуцин-Пуцин
Поезд из Казани
Во зле и печали
Моя активность
Концентрация
Справедливость
Порыв души
Старая идеалистическая сказка
Благородный поступок на общественном транспорте
Хорошая дубина

Примечания

В ГОРОДЕ К.

ПОЛЬЗА И ВРЕД РАДИО

А деда Проня как-то приехал в тележке, на кобыле собственной в город К. рано утром, летом, когда молочная застойная тишина на улицах и ставни заперты, а изнутри гайки на болты ставенные накручены: в опасении бандитов, людишек лихих.

Эти болты зимой промерзают насквозь, и на гайке снежные перышки, и не страшно думать, когда печку натопишь до гуда реактивного, что за окном, за ставнями этими, синяя ночь, крепостью водке равная, морозная ночь, – не страшно, потому что только болт этот, промерзший, настывший, и соединяет тебя с миром.

Ну, деда Проня лошаденку привязал к заплоту, а сам присел рядом по нужде, зная, что в такую рань некому его, старика, за поведение непотребное ругать-хаять

И вдруг слышит он клекот ужасный, будто вороны на свалке за мясокомбинатом падло клюют. Их там, монахов птичьих, видимо-невидимо, а обитель ихняя – ручейки желтой крови да внутренности сгнившие, в которых живут белые черви, – лучшая наживка на хариуса.

Дед, когда клекот-шум услыхал, то понял, что это радио, про которое уже полгода твердили в деревне, что вот есть в городе такое «радио» и в него все слышно.

И застегнул деда Проня штаны и ладонь к уху чашечкой подставил, чтоб лучше было слышно.

Но не мог он разобрать среди этого клекота ни одного слова человеческого и шустро полез на забор, чтобы понять все, что в радио слышно.

И ставни уже заскрипели, двери захлопали, народ вышел строить социализм, потому что было время первых пятилеток и индустрия огненным крылом махнула по России.

А дед был в сапогах хромовых. Сапоги гармошкой, штаны с напуском, косоворотка тонким кожаным ремешком подпоясанная, а поверх всего плюшевый длинный пиджак и самое главное – цепь золотая через пузо, а на цепи здоровенные часы-луковица, просто загляденье часы были.

И слушал дед радио, рот разиня, а солнце все жарче припекало, но он не вытирал пот, который пропитал усы его, бороду, глаза залил. Понимал дед все, что говорила черная тарелка, а что она говорила – этого дед не знал.

А площадь наполнилась народом, и народ спешил и толкал худую лошаденку, которая виновато хватала вислыми губами чахлые травинки, что пробивались сквозь булыги мостовой.

И был среди прочего народа мазурик в мятой большой кепке, босиком, в майке, из-под которой выпирали острые лопатки; он приподнялся к деду и стибрил у него часы-луковицу и цепь тоже. После этого он скрылся в толпе, завернул в переулок и, хоть никто не гнался за ним, чесанул со всей силы, лупя босыми пятками по пыли, и перевел дух только в ресторане «Дыра», где спросил пива с водкой, закусил соленой рыбкой и, растрогавшись, запел: «Из-под гор-горы едут мазуры».

Толпа уже большая собралась. Все на деда любуются, кобыляка старого, что на забор влез, а он все слушает тот голос московский, волшебный. Потом очнулся – хвать за часы и видит: поздно дело, пусто место.

– Кто тикалки спер, – орет.

А народ-то знай хохочет.

А народ-то знай хохочет.

– У, лярвы городские, язви в душу вас, печенку гроба мать, – завопил дед и кинулся на загорелых парней, девок в красных косынках и просто кумушек, что всю площадь кедровой шелухой захаркали.

Но видит – не пойдет здесь дело: нет среди этого народа воров. Черный стал, онемел с горя. Сел в тележку и покатил обратно в деревню. Нахлестывает лошадку да матюкается.

И с той поры радио ему – как серпом по одному месту. Из-за него он и дяденьку моего Ивана так затиранил, что тот из дому сбежал, поступил на рабфак, выучился и стал радиоинженером, довольно известным среди специалистов.

Вот и непонятно, чего от этого случая больше вышло: пользы либо вреда. Проню-то раскулачили.

СТИЛЯГА ЖУКОВ

Стиляга Жуков был ребенок,
но джинсы он уже носил
И всех попавшихся красоток
он с ходу в ресторан тащил.
(Из поэзии Н. Н Фетисова)

В один из осенних вечерков 1959-го у нас в школе состоялся вечер отдыха учащихся. И уже с утра в школе чувствовалась приподнятая атмосфера: по-особому звонко звенел звонок, по-хорошему звонко отвечали мы на вопросы преподавателей, и даже вахтерша Феня была в то утро на диво трезвая.

И не удивительно! Ведь праздник есть праздник. Все были по-настоящему взволнованы. Директор школы Зинаида Вонифантьевна сказала взволнованную, но теплую речь, а потом начался концерт художественной самодеятельности.

Пелись песни Матусовского и Богословского, разыгрывались сценки и скетчи Дыховичного и Слободского, читались стихи Маяковского, а я исполнил на домре-прима танец из оперы Глинки «Иван Сусанин». Мне аккомпанировал школьный оркестр духовых и эстрадных инструментов: баян, труба, пианино, контрабас. «Наш джаз» – как шепотом называли мы его в кулуарах (в туалете).

– А теперь – танцы! – торжественно провозгласила Зинаида Вонифантьевна.

И началось – кружение вальса, перестуки гопака и плавные переходы кадрили. Танцевали все: сама Зинаида Вонифантьевна с учителем физики по прозвищу Завман; завуч Анастасия Григорьевна, вся в пышнейших кружевах; юные, только что с институтской скамьи учительницы в длинненьких юбках и даже комсорг Костя Мочалкин, Мочалка, в курточке-«москвичке», из нагрудного кармашка которой выглядывала стальная головка «вечного пера». Сыпались кружочки конфетти, вершился бег в холщовых мешках и срезание с завязанными глазами различных конфеток, развешанных на ниточках. Взявшись за руки, шутливо кружились мы в веселом хороводе вокруг наших любимых наставников.

И вдруг все стихло.

Все стихло, потому что в зал вошел стиляга Жуков.

Стиляга Жуков был в длинном пиджаке, с прилизанным коком надо лбом, усеянным прыщами. Стиляга Жуков держал за локти двух размалеванных девиц с прическами, выкрашенными желтым.

Троица пробралась бочком и уселась рядком на стулья под стеной. Жуков выпустил локти подруг и поддернул свои узкие и короткие брюки, из-под которых ослепительно и фальшиво мелькнули красные носки.

Все стихло.

– А скажите, Жуков, кто это вас пустил сюда в таком виде? – громко спросила Зинаида Вонифантьевна.

– Тетя Феня пустила, потому что я – ученик, – тихо отвечал Жуков, глядя в пол.

– А эти кто, две… особы? – грозно поинтересовался Завман.

– Они – Инна и Нонна. Это – Инна, а это – Нонна, – так же робко объяснял Жуков.

– Нонна! – только и крякнул Завман.

– А что, Саша, – криво улыбнувшись, обратилась к Жукову его юная классная руководительница, – твоим папе и маме нравится, что ты ходишь в таком обезьяньем виде?

Тут Жуков смолчал.

– Отвечайте, Жуков! Ведь вас, по-моему, спрашивают?!

Но Жуков опять смолчал.

– Это что же получается, друг? Шкодлив, как кошка, а труслив, как заяц? – недобро сказал Завман. И вынул расческу и зачесал на темя все свои оставшиеся волосы.

А Жуков и опять в ответ ничего. Зато, к удивлению всех, заговорили его лихие подруги.

– Ты чо тащишь на пацана! – хрипло выкрикнула в лицо директрисе или Инна, или Нонна, не разобрать было, потому что обе они были совершенно одинаковые.

Зинаида Вонифантьевна остолбенела.

– Папа с мамой! Папе с мамой своих забот хватает… Им нас не нянчить. Щас по тюфякам валяются после получки. Ха-ха-ха! – развеселилась вторая девка.

– Господи боже ты мой! – простонала директриса, с тревогой оглядываясь на столпившихся учеников

– Что творится в этих неблагополучных семьях!

– Господи, господи – все люди проспали, – проворчала первая девка. И обратилась: – Жук, а Жук, пошли отсюда, а то развели тут муру!

– Пошли, – согласился Жуков и на глазах у всех поцеловал девку, с готовностью подставившую ему красные губы.

И они ушли. А веселье после некоторой заминки не только продолжилось, но и восторжествовало. Стали играть в «почту» и «море волнуется». Я, помню, выиграл картонную дуду.

Но не все играли. За кулисами у пыльного задника с изображением колхозника, несущего сноп, и сталевара в войлочной шляпе, и конника на коне, и пулеметчика у пулемета плакала комсорг 9 «а» класса Валя Конь. Одетая в аккуратненькое форменное платьице с беленьким воротничком и фартучком, и с пепельным кудряшками, и с чисто вымытым личиком, и с золочеными часиками на запястье, она плакала на руках Зинаиды Вонифантьевны, приговаривая ей:

– Ах, Зинаида Вонифантьевна! Ах! Ведь все-таки в нем тоже есть много хорошего, чистого и светлого. Он лобзиком выпиливает. У него есть щенок Дружок. Не надо с ним так.

– Пойми, девочка, – с мудрой улыбкой говорила Зинаида Вонифантьевна, – мы обычно идем на это как на крайнюю меру. Уж лучше сразу отсечь больной орган, чем позволять ему гнить дальше. Это – полезнее и для тела и для органа, – с мудрой улыбкой говорила Зинаида Вонифантьевна.

А неподалеку мыкался Завман.

СЛАВНЕНЬКИЙ МИРОК

Я давно бы уже рассказал вам историю о том, как у меня с головы слетела шапка, когда я переезжал в новую квартиру на пятом этаже.

Кабы не боялся, что все примут меня за сумасшедшего и будут надо мной смеяться.

Потому что в последнее время некоторые чрезвычайно приучились смеяться над некоторыми рассказываемыми историями, считая, что они суть плод ума умалишенных.

Ну а уж над сумасшедшими смеялись всегда – раньше, теперь и будут. Это, так сказать, вековая традиция, освещенная веками.

А с другой стороны, если скрыть рассказываемую уже мной историю, то я, получается, думаю, что меня посчитают за психа, то есть сам есть уже автоматический двойной псих.

Ничего не понимаю! Но из двух зол выбираю, ясно, меньшее, поэтому и слушайте, в чем суть дела.

А суть дела в том, что, получив новую квартиру на самом пятом этаже, я решил не-е-медленно же переезжать, чтоб ее не заняли ночью, к моему огорчению, чужие люди.

– Да-да. Немедленно, и как можно скорее, – говорил я сам себе, стоя посередине новой квартиры на пятом этаже нового дома.

И ведь действительно хотел немедленно, и поехал бы, и переехал бы, но тут мне на голову упал мокрый кусок сухой штукатурки.

Я поднял голову и покачнулся, но не оттого, что был ударен штукатуркой, а оттого, что мокрый потолок новой квартиры на пятом этаже не пускал меня переезжать в новую квартиру.

– Эй, – слабо крикнул я.

– Чего-с изволите, – гаркнул мне прямо в ухо молодецкий голос.

Я обернулся и увидел тощего и небритого грязненького молодого человека с полным набором слесарного инструмента в руках, в карманах, под мышками, в сумке и в зубах.

– Чего не хватает? – переспросил молодой рабочий. – Цепочка? Унитаз? Пробка? Ванна? Кран течет?

– Потолок течет, – как и в первый раз, так же слабо крикнул я опять.

– О! Это у усих тэчэ, тэчэ и тэчэ, – перешел вдруг рабочий слесарь на украинский язык. – У усих…

– А долго ли будет течь этот самый потолок?

– Нет. Он будет течь лишь до тех пор, пока не высохнет, – признался слесарь и, строго глядя мне глаза в глаза, стал зачем-то опять нахально кричать:

– Цепочки! Унитаз! Пробки! Ванна! Кран течет? Батарея течет?

Слесарь оказался сантехником, и слесарь-сантехник оказался прав. Лишь только высохли в квартире потолки, то сразу же в квартире перестало с потолка течь. I

Я, например, вот приходил в новую квартиру, свободно гулял по ней, и меня никогда больше не било штукатуркой по голове.

Я, например, вот высовывался в окно, смотрел с пятого этажа на панораму окружающего меня города, и мне очень хотелось в этой квартире жить.

А для этого нужно было в квартиру переехать.

Ну, вот я и поехал…

Ехал я в грузовике, ехали там же все мои друзья, брат, мама, девочка, кошка.

Подъехали.

А ехали – блестя стеклом. По весенней улочке, с полным кузовом принадлежащего нам дрянного добра – сундук, зеркало, шкаф, комод, венские стулья и т.д. подобное.

Попадавшиеся нам на пути пешеходы хотели любить нас, но не могли, потому что мы ехали на новую квартиру, а они – нет.

Попадавшиеся нам на пути прохожие махали нам, мне рукой, и мы в ответ тоже махали рукой, своей, то же.

Ну вот – приехали, с орехами, с вещами.

Вещи. Открывающийся кузов.

А я тем временем взлетаю наверх в новую квартиру на пятом этаже нового дома, распахиваю окно, отсырелые рамы и смотрю вниз.

Что же вижу я внизу?

Это – город. Домики-гномики. Рукав реки. Голубой. Люди. Ножками топ-топ-топ. Среди домиков-гномиков.

Пыли на улице нет, потому что весна.

Грязи на улице нет, потому что весна только началась. Только.

Нет. Того, видите ли, нет, этого, видите ли, нет. А что есть на улице?

Грузовик, являющийся при взгляде сверху игрушкой. Игрушечкой.

И там – суетящиеся. Открывающие борта.

Закрывающие и открывающие рты.

Собирающиеся подниматься.

Тащить. Ставить. Работать. Петь. Плясать. Пить. Падать.

И тут я сорвал в восторге с головы свою черную шапку и кинул вниз, чтобы накрыть, как в сказке, его, мой, этот веселый красивый славненький мирок.

А дальше все вышло и получилось уже довольно нехорошо, так как шапка полетела не как надо, то есть прямо, чтобы закрывать собою мне на утеху мой славненький мирок, а, описав дугу, влетела в раскрытую, вследствие тепла, форточку второго этажа.

Немало озадаченный, смущенный, огорченный, я пошел на второй этаж и стал проситься, чтобы отдали шапку.

Скажу сразу. Шапку не отдали. Не отдали до сих пор. Не отдадут никогда.

Потому что в ответ на просьбу голос из-за двери сказал:

– Ты, подлец, сшиб у меня аквариум с тремя гуппиями и мечехвостом-самцом, и ты еще просишься, негодяй! Ты что, судиться со мной хочешь, рептилия?

Тихий, задумчивый, не возбужденный спустился я окончательно вниз, но уже без шапки.

И никто, кстати, не заметил ничего. Какая там летящая шапка, какая там панорама, рукав реки, какие там домики-гномики, когда разговор в связи с разгрузкой вещей из грузовика шел такой:

– Давай! Давай! Заноси левее! Кантуй на себя! Да не так! Вы чередуйтесь, что ли! Ой, упарился! Тихо-тихо-тихо! Стекло расшибем!..

Славненький мирок.

СТАЯ ЛЕБЕДЕЙ, ЛЕТЕВШАЯ ПО НАПРАВЛЕНИЮ К ЕГИПТУ

В нудном осеннем оцепенении двигался через мост над великой сибирской рекой Е. красный трамвай отечественного производства.

И ехали в том трамвае многие: кто – с работы, кто – никуда. Люди как люди.

А за окном разливалась невиданная красота сибирского пейзажа: белая вода, сизые скалы, серое небо, пестрые леса. Но многим на эту красоту уже было начхать! Ко всему привыкает человек, и все на свете ему приедается, и нельзя его за это винить.

И сидел среди прочих людей, у окна, молчаливый мужчина в форме майора наших Вооруженных сил. Мужчина этот внимательно и долго смотрел в окно, а потом вдруг разорвал трамвайную тишину зычным командирским голосом:

– Гляньте, товарищи! Гляньте! Стая лебедей летит по направлению к Египту!

И застучал толстым пальцем по вагонному стеклу, повторяя:

– Стая лебедей! Стая лебедей!

И все вдруг – тоже! Дивно быстро засуетились, кинулись к окошкам:

– Где?! Где?!

– Там! – Майор торжественно поднял палец. – Там! Там! Вот! Они! Они уж поднимаются! Они уж все выше и выше! Вот уж они превращаются в сияющие точки! Что это?! Они уж за пределами зрения! И они явно берут курс по направлению к Египту!

– А ведь действительно – они поднимаются все выше и выше! И ведь натурально – они превращаются в сияющие точки! И ведь на самом деле – вот уж и полностью за пределами зрения! И они явно берут курс по направлению к Египту! – гомонили пассажиры.

И тут в трамвае началось буйное веселье. Люди, совершенно незнакомые, братски обнимались и поздравляли друг друга. В вихре счастья мешались тела и предметы, имущество, личности и некоторые носильные вещи граждан. И

Майор был строг. Он, сияя лицом и повлажневшими глазами, стал с ногами на кожаное сиденье и просто сказал посреди праздника:

– Да, друзья. Это – так! Мы стали свидетелями уникального события: воочию увидели стаю лебедей, летевшую по направлению к Египту. И мы обязаны рассказать об этом в широком кругу наших семей, нашим подчиненным и старшим по команде! Ура, товарищи!

И сел. А присутствующие встретили речь майора громкими неунывающими аплодисментами.

– Ура! Ура! Ура! – кричали присутствующие. Аплодисменты не утихали. Они ширились и местами переходили в овацию. И все хлопали, и все хлопали, и все хлопали!

И лишь один мальчонка, лет десяти, по виду – тоненький и слабенький, а на самом деле – будущий преступник, как это станет ясно из его последующих действий, был хмур. Он хмуро соображал что-то своим формирующимся умком, тер переносицу. А сообразив, подошел к майору и тихо сказал:

– Дяденька майор! А ведь ты спятил? Да? Так и так твою мать!

И все замерли. А майор отвернулся и не стал ничего опровергать.

Все замерли. Мальчонка показал взрослым кукиш и вышел на следующей остановке по своим надобностям.

ВЛЕЧЕНИЕ К РОДНЫМ ДЕРЕВЬЯМ

Однажды один по фамилии Шенопин, Володя, слесарь-сантехник из квартиры № 2 додумался до ужасных вещей.

Он, видите ли, вывесил за тридцать копеек штука, в трех местах, на доске ужасное объявление насчет обмена жилплощадью.

Представляю себе изумление ваших лиц, если бы вы своими глазами прочитали это объявление!

Так читайте! Есть возможность! Я его переписал! Вот оно:

«МЕНЯЮ 1-КОМНАТНУЮ КВ.17 КВ. М., БЛАГОУСТРОЕННУЮ, 4 ЭТАЖ, ЭЛ. ПЕЧЬ, ЦЕНТР, С ВИДОМ НА ОЗЕРО НА РАВНОЦЕННУЮ Ж/ПЛОЩАДЬ В Г. ПАРИЖЕ (ФРАНЦИЯ). ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ. ОБРАЩАТЬСЯ ПО АДРЕСУ…» И т. д.

Ничего объявленьице? Как вы считаете, может нормальный человек додуматься сочинить такую чушь и дичь?!

Так он – мало того Он поместил еще аналогичное объявление в «Справочник по обмену жилой площади», издающийся в нашем городе тиражом 8 тыс. экземпляров

И, что, несомненно, самое скверное, переслал как-то всю выше приведенную архиглупость, бред, чушь, дичь во Францию, и ее там какие-то дураки тоже наклеили на некоторых столбах и тумбах.

Уж не знаю, законным или незаконным путем переслал. Скорей всего каким-нибудь законным, ибо иначе ему было бы несдобровать, а у него, как вы узнаете дальше, все завершилось сравнительно благополучно

Вот так это Володя! Вот так дал, змей! Напечатал, значит, послал, наклеил.

Ну, мы его, конечно, тогда сразу же осудили

Мы многие говорили тогда ему:

– Неужели тебе, Шенопин, надоела жизнь в нашем прекрасном городе?

Или:

– Ты, Владимир, дождешься со своим объявлением, что тебя еще и посадят. И между прочим, сделают совершенно верно, если посадят.

А один Епрев, который сантехник. Они вместе работали. Он приходит раз к Шенопину в 24-м часу ночи, чтобы разобраться.

Положил Епрев свои рабочие кулаки на тонконогий журнальный столик Шенопина да и говорит:

– Ты что же, сука…

Впрочем, не договорил. Зарыдал. Володя поднес ему стакан чаю с портвейном, и, лишь попив, бедняга немного пришел в себя.

Вот как встретили вызывающий поступок слесаря сантехника все мы, простые люди. И были мы безусловно правы

Но оказалось, что прав был также и Шенопин. Он, когда ему говорили, он про тюрьму отвечал так.

– Ничего, – отвечал он, – никто не волнуйтесь У Шенопина есть небольшой секрет, который избавит его от этой неприятной процедуры.

Что за секрет – узнаем позже. А между тем события шли своим чередом, молниеносно сменяясь одно за другим.

Сын бывших эмигрантов-родителей. Некий прогрессивных убеждений Орлов, проживающий в Париже на острове Сен-Луи, прислал письмо со штемпелями и марками. Так, дескать, и так. Испытываю непобедимое влечение к родным деревьям – березкам и дубу Читаю журнал на букву «М». Поэтому согласен на обмен.

– А раз ты согласен, так и я согласен, – нахально заявил Шенопин.

Тут уж мы окончательно не выдержали и устроили товарищеское собрание с целью привести Шенопина в чувство.

Мы хотели говорить, но он не дал нам этого делать, потому что сразу стал раскрывать свой небольшой секрет.

Он сказал длинную речь:

– Как то всем хорошо известно, история России иногда изобиловала неожиданными поворотами и событиями. Например, в 1812 году Россия воевала с Францией, где участвовало много гусар, пехоты и артиллеристов, а французы сожгли Москву и, отступая, умирали.

Одним из таких умирающих и был мой молодой прапрадедушка, которого подобрала русская казачка и ухаживала за ним любя.

Как-то она спросила прапрадедушку:

– Каково же твое имя, мой милый французик? На что прапрадедушка, пережив ужасы несправедливой и захватнической войны, глухо отвечал:

– Я есть негодяй, хулиган. Я по-французски называюсь шенопан.

И прапрадедушка разволновался и в волнении стал пахать русскую землю, а появившиеся вслед его дети стали носить фамилию Шенопины дети или просто Шенопины. Из чего явствует, что сам я, как потомок, оказываюсь французом, и поэтому мне положено жить в Париже.

Мы, собравшиеся, с возмущением встретили нелепую речь новоявленного француза и стали доказывать Шенопину его неправоту, образовавшуюся за истечением длительности срока пребывания его семьи в России.

Но он твердо стоял на своем и говорил, что иногда ночью, открыв глаза, чувствует запах цветущих каштанов, вязов и буков, бредит якобы клеверными запахами полей своей родины.

От таких слов сердца некоторых стали смягчаться. А когда Шенопин пообещал, что по приезде во Францию будет вступать во Французскую Коммунистическую Партию и тем самым не отойдет от классовой борьбы, то все сомнения окончательно были решены в его пользу.

– Валяй, коли так, дружище, – добродушно прогудил Епрев и крепко поцеловал Шенопина в щеки.

– Жми. Борись, – в волнении сказал жилец Куншин и потянулся губами к мочке уха Шенопина.

Перецеловавшись со всеми присутствующими, Шенопин сел в поезд и уехал в Париж.

Там он теперь и живет, а как – неизвестно. До сих пор, к сожалению, не прислал Вольдемар весточки. Мы читали «Юманите», но и там про него тоже ничего не пишут.

Так что иногда нам даже кажется, что он нас разыграл и вовсе не уехал во Францию, а завербовался куда-нибудь на передний край семилетки, где и работает, верша трудовые успехи. Вот черт! Но было же, было письмо из Парижа. Появился, наконец, и сам двойной эмигрант Орлов.

Орлов этот, кстати, оказался ужасный мерзавец. Даром что из Франции. Привез с собой псов. Щеголь. А они гадят на лестнице. Орлов! Если он прогрессивных убеждений, тогда зачем он такая сволочь? Мы ему говорили, чтобы он научил псов, а он не слушает. Он ночью ходит по квартире и поет твист. Он грубит. Он обзывается. Будем его за это обсуждать на товарищеском собрании. Он у нас догрубиянничает, француз проклятый!

САМОЛЕТ НА КЁЛЬН

Всякий должен понять, каким важным событием в жизни тружеников нашего крупного города явилась встреча в аэропорту славного сына зуарского народа товарища Мандевиля Махура, который, пролетая над пустынными просторами Гоби, буддийскими дацанами Монголии и Бурятии, снизился среди зеленого моря еловой тайги и запланированно остановился на аэродроме нашего крупного города, чтобы заправиться керосином для дальнейшего счастливого полета через Москву в Кельн и самому чтобы немножко подзакусить, немножко покушать этой вкусной сибирской ухи, приготовленной из енисейского тайменя и ангарской стерляди. Всякий должен понять, как радостно было всем нам видеть спускающегося по трапу высокого, загорелого, мужественного человека в полувоенной форме, с лицом, испещренным глубокими шрамами, полученными во время длинной освободительной борьбы Зуарии против гнета неоколониалистов и других темных сил прошлого, борьбы, на протяжении которой эта многострадальная страна шесть раз меняла свое название, лишь совсем недавно обретя полнейшую и окончательную независимость под флагом Свободы и Демократии, смело рвя цепи иностранных монополий и крупного капитала, руководимая лично товарищем Мандевилем Махуром.

И вот уже запели торжественные солдатские трубы, и пионеры, слегка волнуясь, расправляли свои цветы в красных оранжерейных букетах, и милиция уже призывала толпу не напирать, и малыш, ведомый мамой, уже готовился пустить в синее небо зеленый шарик, когда вдруг Тутарышев, неловко держащий в замшевых перчатках фарфоровое блюдо с громадным сибирским караваем и резной солонкой, спросил инструктора Кудряша:

– А где Козорезов? Почему нет Козорезова?

– Начальство не опаздывает, оно задерживается, – тонко пошутил Кудряш, дуя в стылые ладони.

– Безобразие, – сказал Тутарышев и, широко – по-русски – улыбнувшись, шагнул навстречу знаменитому гостю.

Всякий должен понять… И всякий должен понять, как обидно и горько стало т. Козорезову, когда лишь только отъехали они от своего серого здания в черной «Волге», так тут сразу же раздались треск, крак и дзынь. Машина дернулась, осела, заходила ходуном, а переднее ее стекло ловко разбилось, засыпав узенькими кубиками всю асфальтовую мостовую, покрытую тонкой пленочкой мелкого свежевыпавшего снега. Шофер протирал платком сочащийся лоб. Козорезов перед этим думал, что Лена последнее время уж что-то слишком много стала себе позволять, тем более еще и та история с французскими колготками, которые он купил в Москве для жены, – мелочь, конечно, но нет ли тут шантажа какого, может быть, даже со стороны САМОГО, определенно что-то тут нечисто, думал Козорезов, когда вдруг – треск, крак, дзынь, и шофер протирает платком сочащийся лоб.

– Не успеваем? – только и спросил из глубины машины Василий Никитич.

– Куда там с добром успеешь, такая-то мать, – сплюнул шофер сквозь разбитые губы. – Суки, снега убрать не могли, колесо по ось провалилось, я бы иначе заметил…

– Ну, ты тут разберешься, – сказал Козорезов, выходя из машины.

И трусцой возвратился обратно в серое здание, но машин уже не было ни одной.

– А дежурку пресса заняла. Если б я знал, если б я знал, – повторял начальник АХО, не глядя на Козорезова.

– Ну как так можно? Ну как, я тебя спрашиваю, так можно-то? – вспылил Козорезов. – Я тебя спрашиваю – как так можно?

Начальник молчал. А Козорезов влетел в кабинет и трясущейся от гнева рукой закрутил диск белого телефона.

– Это Козорезов, – сказал он в трубку. – Я тебя хочу спросить, когда у тебя, понимаешь, порядок будет?

– Какой такой порядок? – невинно осведомился невидимый Петя Дворкин, хитрящий на другом конце провода.

– Молчать, понимаешь! – заревел Козорезов. – Ты из себя не строй тут эту, понимаешь! У него снег не убирается на улице и надутия и выбоины на мостовой, понимаешь! Ты что, под суд хочешь пойти'

– А снег разве выпал? – спросил Петя. Но Козорезов в ответ так тяжело задышал, что…

– Я! Я лично! – залепетал Петя. – Я лично, я разберусь, я все…

– Ты… ты, – передразнил Козорезов, добавил в рифму матом и тут же бросил трубку. Закрыл глаза, взял под язык таблетку валидола.

А Петя послушал немногие эти оставшиеся страшные гудочки и сразу же набрал номер Скорнякова.

– Вот что, Скорняков, – тихо сказал Петя. – Ты билет хочешь на стол положить?

– Не ты мне его давал, не ты и заберешь, – заученно огрызнулся Скорняков, перед которым вот уже с полчаса стояли два взаимных жалобщика, слесарь Епрев и сантехник Шенопин, которые жаловались друг на друга, что каждый из них набил другому морду.

– Что?! – завопил Петя. – Да ты совсем, я вижу, обнаглел? Да ты знаешь, что мне сейчас из-за тебя звонил сам Козорезов.

– Да в чем дело-то, скажи, – уже не на шутку разволновался и Скорняков.

– А в том, что снег-то выпал? Выпал или нет, я спрашиваю?

– Ну выпал…

– Не «ну выпал», а выпал.

– Ну, допустим, действительно выпал. И что?

– А то, что, допустим, почему он тогда не убирается?

– Как это так «не убирается»? Он убирается.

– Убирается?

– Убирается.

– А я тебе говорю – ни хрена он у тебя не убирается!

– Почему?

– Это он еще меня, наглец, спрашивает почему, – простонал Петя, швыряя трубку. А Скорняков от такой негаданной печали даже зажмурился.

– Дак что вы, какие меры вы примете против этого фашиста? – спросил Епрев, указывая желтым ногтем на взъерошенного Шенопина.

– Отметьте, со всей объективностью отметьте это высказывание, товарищ Скорняков, – уныло отозвался Шенопин. – Если он, не стесняясь вашего присутствия, дает мне такое наглое политическое клеймо, то представьте его распущенность в более обыденной обстановке.

– А ну пошли отсюдова обои! – гаркнул Скорняков.

Приятели попятились, глядя на него с нескрываемым восхищением.

– Мы ведь тоже люди, – пискнул было Шенопин. Но Епрев пихнул его в бок.

– Выдь! Выдь! Тебе сказано, – прошипел он. – Видишь, тут решается важный вопрос. С-скотина…

И они покатились за дверь. Скорняков взялся за голову.

А дядя Ваня Пустовойтов, тихий и грустный, маленький, как воробей, сидел за своим обшарпанным столом и с мучением смотрел на расположившуюся прямо перед его носом хрустальную чернильницу. Дядя Ваня думал о том, что чернильницу эту неплохо бы давно отсюда убрать, поскольку все советские граждане, в том числе и он, дядя Ваня, давно уже пишут шариковыми авторучками. Старик понимал, что чернила были гораздо хуже шариковой пасты, так как в них всегда копились козявки, и перо рвало бумаги. Но тут же он, как честный и объективный человек, вынужден был отметить, вынужден был подумать и о том, что раньше паста была гораздо лучше, а сейчас стала гораздо хуже.

– Покупаешь новый стержень, – бормотал дядя Ваня. – А он уже сразу не пишет. Так что, может быть, и есть смысл держать на столе эту хрустальную чернильницу – вдруг паста станет окончательно плохая, и тогда можно будет велеть налить в чернилку свежих фиолетовых чернил и, макнувши стальное перышко, можно будет красиво где-нибудь на чем-нибудь расписаться. А за козявками нужно просто аккуратнее следить, – сказал дядя Ваня. И хотел под эту мысль открыть левую тумбу и выпить глоточек из припасенной полулитровой бутылки, но тут не ко времени зазвонил телефон.

Дядя Ваня помедлил, выждал, запер тумбу на ключ и лишь тогда трубку мягкой ладошкой – хвать!!

– Так-так-так, – уныло соглашался он. – Совершенно верно. Я вас понял. Мы учтем. Это вы правильно подметили. Я с вами полностью согласен. Разумеется, разумеется – виновные будут строго наказаны. Нет, я не снимаю с себя ответственности. Я, как командир производства, обязан был…

Но тут в трубке загудело, и дядя Ваня, еще чуток помедлив для вежливости, аккуратно возвратил трубку в исходное состояние.

– Глафиру позвать, – кротко обратился он, высунув маленькую голову к секретарше Свете Онанко, которая, высунув в свою очередь язык и страшно скривив рожу, глядела в зеркало и выщипывала на редких бровях какой-то ненужный волосок.

– Я сказал тебе, кажется, Глафиру позвать!! – подкрикнул дядя Ваня.

– Нету Глафиры, – отрезала секретарша, не отрываясь от зеркала.

– Почему нету? – удивился дядя Ваня.

– Опоздала, значит, – сказала Светка.

За дверью завозились. Вдруг вошла Глафира

– Врешь, я не опоздала, – с порога заявила она, с ненавистью глядя на Светку.

– Я тебе – повру, я тебе – повру, – сказала Светка.

– А ну – тихо! – навел порядок дядя Ваня. И официально обратился: – Глафира Поликарповна, прошу пройти в кабинет.

Они и прошли в кабинет. Дядя Ваня сел, трогал крышку чернильницы, чернильница звякала. Глафира стояла у стены напротив, под портретом.

– Как же это так, Глафира, – выговорил наконец Иван Иванович. – Ты знаешь, как я тебе доверяю, как я всем вам доверяю, я сам вышел из народа. И вот теперь я, выходит, наказан за свою же доброту?

– Это как так наказан? – спросила Глафира.

– А так, что мне звонил сам товарищ Скорняков, и мне придется писать рапорт, а тебе придется писать объяснительную.

– Да я и писать-то не умею, – скуксилась Глафира.

– Не лукавь, Глафира, я этого не люблю, – нахмурился Иван Иванович. – Согласно твоих анкетных данных ты имеешь семь классов образования.

Глафира окончательно стушевалась и вдруг зарыдала, прикрывшись стеганым рукавом.

– Что писать-то, что писать? – всхлипывала она.

– А как было, так и пиши всю правду. Почему опоздала, почему не убрала, почему не выставила предупреждающий знак. Все пиши.

– Да стыдно ведь! – выдохнула Глафира.

– А чего тут стыдного? – удивился дядя Ваня. – Нагрезила, так и пиши. А я тебя прогрессивки лишу…

– Не в прогрессивке тут дело, а то, что – стыдно, я ж не могу вам как мужчине сказать…

– Говори'

– Стыдно!

– Говори! Я тебе в отцы гожусь.

Иван Иванович торжественно встал.

– Мы вчерась были на колхозном рынке, на ярманке этой плодоовощной… – утираясь, начала Глафира.

– Ну?

– И там наелися шашлыков…

– И выпили, конечно, прилично?

– И выпили А к утру у Федора разыгралась физическая сила.

– Ну…

– И мы с им никак не могли кончить…

– То есть как это «кончить»? – похолодел Иван Иваныч.

– А вот так, обыкновенно. Я, верней, уже два раза кончала, а он все никак не мог кончить.

– Но ведь ты же говорила ему, что тебе надо на работу?

– А что я могу поделать, когда он озверел. И потом, честно сказать, мы с ним давно не кончали. Прошу меня в этом не вини-ить…

И она снова заревела.

– Перестань! – крикнул Иван Иваныч.

Баба и умолкла. А Иван Иваныч, разинув рот, на нее смотрел. Она стояла строгая, заплаканная, замотанная в платок, в ватной телогрейке и таких же брюках, вытянув руки по швам. Что-то дрогнуло, я клянусь, что-то дрогнуло – в сердце ли, в организме Ивана Иваныча…

– Ну иди, – сказал он. – И чтоб такое больше не повторялось.

– Да никогда в жизни, – радостно сказала она и удалилась.

– Хотя что это я говорю? – удивился Иван Иванычу оставшись в одиночестве. – Ведь крепкая семья – это основа нашего общества, так что со своей позиции женщина права. Но подпадает ли ее случай под нашу мораль? Не есть ли этот случай с Глафирой последствие все более и более распространяющегося среди молодежи западного буржуазного секса?

А товарищ Мандевиль Махур бесстрастно смотрел в окно. Там виднелись маленькие немецкие дома, крытые красной черепицей, серые ленты немецких шоссе, маленькие немцы выходили на крыльцо, маленькие автомобильчики, казалось, и не двигались вовсе

О чем думалось товарищу Мандевилю Махуру? Что вспоминалось славному борцу за гражданские права своего народа? Годы ли учения в холодном чопорном Кембридже? Джунгли ль Зуарии, где за каждым кустом таилась смерть? Товарищи ли его по борьбе, с которыми он был вынужден расстаться во имя жизни революции? Или эти смешные русские, с такой приветливостью угощавшие его этим своим, можно сказать, варварским блюдом?

Иван Иваныч подошел к окну.

Глафира удалялась, важно ставя ноги навыворот. На свежевыпавшем снегу четко отпечатывались следы ее новых галош, одетых на казенные валенки.

Мандевиль Махур тихонько рыгнул. Его секретарь вынул из кармана яркую коробочку с желудочными пилюлями.

– Подлетаем к Кельну, господин Махур, – сказал он.

А Иван Иваныч открыл-таки тумбу, налил себе чуть больше полстакана и посмотрел на стену. Со стены, ласково прищурясь, глядел на него родной человек.

– Ваше здоровье, – сказал Иван Иваныч.

ЧИНОВНИК

В одном славном сибирском городке, которых много в Сибири, есть славный краеведческий музей, которых немного меньше в Сибири.

Это – трехэтажный каменный дом, выстроенный при царизме купцами и мещанами под руководством интеллигентов.

И другой дом – возведенный уже при Советской власти.

Оба дома соединяются остекленной галереей, и оба дома полны чудес.

Чего тут только нету! И каменные бабы, и стрелы, и скелеты, и птичек различных чучела, и наряды, и побрякушки, и какие-то значительные горшки. Чего тут только нету!

А во дворе у них – флигель. Там за утепленной дверью сидит угрюмый человек в кирзовых сапогах. На столе он имеет беспорядок: бумаги, чугунная пепельница в виде нескромной девы, папиросы «Беломорканал» и от папирос же – окурки.

То сидит за столом директор музея – громадный энтузиаст своего дела, а сам по себе – бывший геолог, закончивший в свое время Московский геологоразведочный институт имени С. Орджоникидзе.

Замечу, кстати, что геологи, роль которых в принципе огромна, иногда довольно странно оседают в Сибири. Один в городе К. ведает народным творчеством, другой руководит торгово-пушной базой на Таймыре. А некоторые нестойкие искатели даже иногда спиваются и тогда просто-напросто философствуют в пивных. Беда!

А этого когда назначили, многие считали, что он дело не потянет и захиревшему в последние годы музею придет окончательный конец. Но бывший разведчик недр завел, не покладая рук, различные новшества, организовал интересные раскопки, обновил экспозицию, отчего музей вновь засиял, а его директор смог слегка успокоиться.

И вот однажды он сидит, а в дверях появляется слабобородатый гражданин средних, с отклонением в молодость, лет.

– Андрей Андреич Прозоров, – представился он.

И осведомившись, с тем ли он лицом говорит (а ему был нужен директор), гражданин предложил музею закупить принадлежащие ему на основе частной собственности кабинетные часы производства XVIII века.

А директор тоже был бородатый и имел в этот момент немного свободного времени. Он встал и накинул брезентовую куртку на овчинном меху. И они пошли по заснеженной белой улочке.

Дорогой молчали. Директор вспоминал свой геологоразведочный трест, начальника которого впоследствии посадили за хищение на десять лет. Кроме того, директор размышлял, как человечеству следует понимать строчку китайского поэта Тао Юаньминя:

Белый день наступает,
и терновую дверь затворяю,
Чтоб в жилище пустое
не проникла житейская мысль

А молодой человек – просто молчал. Молчал, молчал, а потом потянул директора за рукав.

– Нам сюда.

И показал пальчиком, одетым в желтую перчатку, на сияющий купол небольшого храма Божьего, имевшегося в этом славном сибирском городке.

И видя не то чтобы изумление, а некоторую непонятливость директора, объяснил:

– Я забыл сказать. Я – служитель культа.

Сам при этом немного напружинился, но, увидев полное безразличие директора к такой профессии, пропустил последнего через калитку в маленький флигелек, имеющий ванну и паровое отопление

Комната. У директора мелькнуло, что Андрей Андреич врет, и не служитель он вовсе культа. Потому что наблюдался в комнате обычный холостой беспорядок и висела значительно увеличенных размеров фотография всемирно известного квартета «Битлз».

– Пол Маккартни, Ринго Старр, Джордж Гаррисон, Джон Леннон, – перечислил хозяин беспорядка и перешел к делу. – А вот и предмет, часы.

Но часы оказались так себе. То есть имели и медный маятник, и старое дерево, и все прочее они имели, что, по-видимому, было нужно для производства часов в XVIII веке. Но на музейную ценность явно не тянули. О чем директор и сказал весьма откровенно.

А служитель культа не обиделся. Он только вздохнул, после чего они, как многие сибирские люди, стали пить водку, закусывая ее соленой рыбкой.

Не стану приводить содержание их беседы. Не для того пишется этот рассказ. И так понятно, о чем они беседовали, если человеку хоть что-нибудь понятно. А если человеку ничего не понятно, то тем более. Излишек информации окончательно загубит его. Не надо.

Не для того пишется этот рассказ. А пишется он ради последней фразы разгоряченного водкой молодого человека.

– Отвали! – вскричал Андрей Андреич Прозоров. – Я им тогда говорю – от-ва-ли!

– Прямо это слово и говоришь?

– Прямо так и говорю Они, особенно старухи эти… в черном. Они ко мне все больше после службы лезут. Батюшка – то-се А я им – отвали! Обращайся ко мне в рабочее время.

– Ну?

– Вот тебе и ну! В рабочее время. Потому что я кто? Я – служащий. Я такой же служащий, как и ты, как все. Служитель, служащий. Чиновник.

– Служащие тоже разные бывают. Некоторые даже не жалеют никакого своего времени, – сердясь, тихо возразил угрюмый директор.

Но Андрей Андреевич не слушал.

– Вот я им и говорю – от-ва-ли!

Директор внимательно посмотрел на молодого человека, и ему внезапно стало ясно все, что происходит на этом черно-белом свете.

ДВА СУШЕНЫХ ПАЛЬЦА ИЗ ПЯТИ БЫВШИХ

Дядя Вася Фетисов уже несколько дней, как работал по срочному заказу, а когда пришел отдохнуть домой, то увидел, что родная супруга выставила его личные вещи на улицу и велит ему, старшему Фетисову, убираться навсегда.

– Это ее научила теща. Вон она, сука, торчит в окне, а кто рядом с ней, усатый, это я не знаю, – сказал дядя Вася.

– А это будет заместо тебя новый твоей Маньки претендент, – сказал случившийся рядом сосед Фетисова по фамилии Шоркин, рабочий с комбайнового завода, и позволил отдать себе выставленные фетисовские личные вещи на сохранение.

– Не знаю, не знаю, ни-и-чего не знаю, – ответил дядя Вася и пошел и стал дальше трудиться над выполнением срочного заказа.

Дядя Вася был столяр. Они вместе с другими трудящимися строили на пустыре новый цирк вместо старого. Дядя Вася был неплохой мастер. Он работал несколько дней по срочному заказу, а потом пришел отдохнуть домой и видит, что его личные вещи жена выставила на улицу.

А ведь сам по себе Фетисов выглядел мужчиной не то чтобы чем особо выдающимся, но он был мужчина ладный, плотный, крепкий, рожа в оспе, и зарабатывал неплохо – оклад 105 рублей в месяц, а дальше как повезет – до ста восьмидесяти.

Может, Маньку охватила внезапно вспыхнувшая любовь к претенденту, что вполне возможно, если учесть, что у последнего имелись большие черные усы.

А может, у него и денег имелось поболе, чем у дяди Васи? Не исключено. Не исключено даже, что он являлся каким-нибудь холостым начальником и теперь решил жениться на Маньке, покоренный ее простой красотой и природной грацией.

Ну, дядя Вася вернулся в строящийся цирк и продолжал работать на фрезерной пиле.

А в листвяжном брусе оказался крепкий сучок, который дядя Вася сослепу и с горя не заметил.

Фреза нашла на сук, кроша его с визгом. Дернулся брус, дернулась дяди Васина рука и из нее забил фонтан крови, потому что фрезой оторвало дяде Васе три пальца: большой палец, указательный палец и палец мизинец правой руки.

Дядя Вася было стал на колени и шарился в пыли, но фрезу остановили, дядю Васю подняли и отправили на лечение.

Лечился он полмая, июнь, июль, август, сентябрь и двадцать дней октября, после чего 21 октября он внезапно появился в столярной мастерской не достроенного еще цирка.

Его обступили дружной гурьбой, но он заплакал и опять встал на колени.

Некоторые думали, что травмированный окончательно лишился разума, но они и на этот раз глубоко ошибались. Передвигаясь и стоя на коленях, Фетисов сумел отыскать под фрезой в пыли и застарелых опилках два свои из трех оторванных пальцев: мизинец и большой.

Дядя Вася прижимал найденные пальцы к груди и казался самым счастливым человеком на земле.

Пальцы были сушеные, серовато-черные. Они очень высохли, но все равно было видно, что это настоящие бывшие пальцы.

И молодежь, потрясенная этой драматической сценой встречи старого рабочего со своими пальцами, поклялась, что в случае нахождения ими указательного сушеного пальца правой руки дяди Васи они немедленно передадут его владельцу.

Далее, полностью получив все деньги по больничным листкам за перенесенную им производственную травму в размере ста процентов заработной платы, дядя Вася по собственному желанию уволился из столярной мастерской строительства цирка. Ведь бедняга не мог уже с прежним тщанием выполнять поручаемую ему работу.

По увольнении он, кстати, неплохо устроился. Он устроился ночным сторожем в кафе «Лель» близ колхозного рынка. Дежурит через день. День дежурит, а день не дежурит. Заступает в восемь часов вечера. Получает 60 рублей зарплаты, а вычетов никаких, ввиду минимально возможной суммы оклада.

После вечернего закрытия кафе и магазинов, начиная с одиннадцати часов дядя Вася тайно торгует своей водкой, купленной днем в магазине, продавая ее по твердой цене 5 рублей бутылка (20 лет назад – Евг Попов).

Это приносит дяде Васе за вечер от 20 до 40 рублей чистого дохода. Бывает, что далеко за полночь не гаснет гостеприимный огонек дяди Васиного окна комнаты, где он ночует, сторожа.

Но и это не все. Дядя Вася человек трудовой, привыкший с детства к труду, поэтому он не может допустить, чтобы полтора суток между двумя ночными дежурствами пропадали у него в праздности, даром.

Дядя Вася научился лить леденцовых петушков на щепочках. Это оказалось очень просто. Плавится на плите сахар, в него добавляется пищевой краситель разных цветов: красного, синего или цвета индиго, потом все заливается в форму петушка, где уже имеется специальная оструганная щепочка соснового дерева.

Петушков дядя Вася льет днем и по ночам, когда есть время, а продает только днем, около колхозного рынка. Цена петушка – 15 копеек штука, иногда – 20.

Про бывшую жену дядя Вася и думать забыл, и не знает, и не помнит. И не хочет, чтобы кто-нибудь что-нибудь про нее ему сказал. Он с ней развелся за 90 рублей.

Пускай себе она живет с мамой и со своим черноусым начальником

А может быть, она и умерла уже?

Это дядю Васю совершенно не интересует, потому что у него есть теперь новая подруга жизни. Славная такая бабенка, чуть старше его – 1927 года рождения.

Она ниже среднего роста. Чернобровая, полногрудая, с пушком над верхней губой, с миленькими ямочками и бородавкой правей правого глаза.

По специальности она ставит синие клейма на привезенном сельскими колхозниками на колхозный рынок свежем мясе.

С дядей Васей они познакомились не при исполнении служебных обязанностей, потому что дядя Вася не колхозник и у него нет мяса на продажу

И не в процессе торговли дяди Васи леденцами встретил он ее, потому что его подруга равнодушна к леденцовым петухам. Она любит самого дядю Васю, а вовсе не его отлитых петухов.

А нашли они друг друга в ресторане «Енисей», в воскресенье, когда дядя Вася, слушая джаз, скромно кутил на свои, заработанные изуродованными руками деньги.

Она сидела одна за столиком. Дядя Вася застенчиво подошел к ней и предложил выпить бокал шампанского вина. Потом они танцевали.

Глупая Манька! Глупая бывшая дяди Васина супруга! Да она была бы счастлива за дядей Васей, как за заморским принцем! Ей только нужно было понять дяди Васину открытую душу, и он бы носил ее на руках. А так он ее совсем забыл и носит на руках свою новую знакомую.

Вот что произошло однажды с дядей Васей Фетисовым. Вот какова стала его жизнь. Он переехал жить к подруге в ее деревянный дом около кирпичного завода. Новый дом его – полная чаша. У него есть все. У него много чего есть. У него есть телевизор с экраном 50 на 80. Подруга его – цветок. У него есть все.

Но примечательно, что найденные в пыли под фрезой пальцы дядя Вася ценит выше всех имеющихся у него богатств.

Дядя Вася держит пальцы в специальной запертой шкатулке и любуется ими по большим праздникам. Слегка омрачает его безмятежное существование лишь безвозвратная потеря указательного пальца.

Он очень просит ребят найти палец и даже обещает дать им за это солидное вознаграждение.

Он часто приходит в свою бывшую столярную мастерскую строящегося цирка и просит, клянчит, заглядывает под верстаки, в углы.

Молодые столяры в свою очередь и рады бы помочь своему бывшему старшему товарищу, потому что он по-прежнему вызывает в их сердцах сильное уважение, но, к величайшему огорчению всех, палец куда-то пропал и совершенно нет никакой возможности его найти.

Конечно, вполне может быть, что палец вымели когда-нибудь, не обратив внимания, еще до того дня, как дядя Вася, придя с лечения и встав на колени, нашел два своих сушеных пальца из пяти бывших. Очевидно, что так оно и есть. Но некоторые говорят, что этого не может быть, потому что пыль в мастерской никогда не убирается. Они врут или нет? Не знаю. Вполне вероятно, что и они правы. Все всегда правы.

И вообще, если говорить честно, что-то тут не то. Что-то тут не то в этой вроде бы простой на первый взгляд истории. Что-то тут не то.

ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ

Сам я – колбасник. Делаю колбасу из легких, печенки, рыла, ушей бычьих, коровьих хвостов. Мы с товарищами крутим все эти ингредиенты на машине, закатываем их в чисто отмытые кишочки и продаем на улицах по крайне дешевой цене с разрешения властей.

Ну, вы, конечно, понимаете, что это я образно и условно говорю – как бы в шутку. Я, как бы в шутку, считаю себя принадлежащим к старинному цеху колбасников, у которых есть герб на воротах, о чем мы легко можем читать в старинных книгах про немцев. На самом деле я – простой рабочий колбасного производства, цеха № 3, расположенного на углу улицы Достоевского в здании бывшего при царе бардака. Там, где в давние времена женщины продавали за деньги свое тело и красоту, опаивая простой сибирский люд, в этих некогда мрачных стенах, где слышались хрипы угнетенного народа, мы с товарищами наладили поточное производство высококачественного продукта.

Докторская, диабетическая, русская, одесская, эстонская, колбаса «казы» и прочая – вплоть до телячьей. Вот наш ассортимент, а все остальное – шутка.

Живу я тоже неплохо. Не стану врать, что я краду колбасу, потому что я ее не краду. Я просто беру домой немножко. Исключительно для правильного ведения семьи, состоящей, включая меня, из двух человек. А что Клава якобы продает колбасу соседям, то ведь это почти ложь! Ведь она вовсе ее не продает, а дарит или отдает остатки. И тут совершенно нет ничего дурного – они тоже ей иногда что-нибудь дарят или дают взамен. Потому что двор у нас дружный. И все сплошь рабочие люди, трудовая косточка.

Дуся трудится на ликеро-водочном, Скороденко тетя Феня, – маргариновый завод, Гуляев – плодоовощная база, и лишь один Безрядин Петр должен быть строго наказан, потому что он – сволочь, паразит и гад, которого не должна носить земля.

А носит. И он даже имеет флигель у нас в глубине, вросший в землю. Из трубы то и дело идет синий дымок, а иногда летят взрывы. Я думаю, что он нас скоро и вообще спалит, подлец. Мне-то от этого не тревожно. Мой-то милый домик застрахован последовательно еще с 1910 года. Мне не тревожно, но мне обидно.

Он, видите ли, говорит, что – изобретатель. Но, граждане! Ведь всякий, имеющий ум на исходе нашего двадцатого века, обязан знать: изобретатель ОБЯЗАН работать в конструкторском бюро, а не собирать у людей рваные галоши и прочую ветошь. Он же в ответ улыбается: «Я-де инвалид второй группы, охраняюсь государством».

Мне не тревожно. Мне обидно. Мне гневно. Гнев переполняет меня, душит воротником рубахи. Потому что сволочь он, а не инвалид. Будь он действительно инвалид второй группы, то его бы жалели ВСЕ, а он должен был бы за это хоть на гармонии научиться играть, что ли. И играл бы себе по воскресеньям на барахолке, зарабатывая неплохие деньги, как это делал, например, слепой мальчик Гена„ пока окончательно не заважничал, разбогатев.

А так, я скажу совершенно честно, вовсе мне не жалко той колбасы, что ежеминутно таскает ему моя милая Клава. И Дуськиного спирту мне не жалко, и Скороденкиных жиров, гуляевского арбуза. Мне даже дома моего не жалко, потому что дом мой застрахован последовательно еще с 1910 года.

Мне ПРАВДУ жалко! Мне обидно, что человек нагло врет, нагло похваляется и стал у нас на квартале как святой. Врет, нахально обещая, что из рваных галош и прочей ветоши научится скоро делать ЧЕРНУЮ ИКРУ. Нет, это вы представьте себе, это вы не ленитесь представить – ЧЕР-НУ-Ю ИКРУ!!!

Отчего, дескать, все будут сыты малыми порциями, деньги обесценятся, хлебопашество увянет, а кормленные люди станут заниматься лишь космосом, игрой на музыке, плясками, книжками, картинками и научным сном. И это все от рваных галош и прочей ветошки!

Да каким же нужно быть дураком, чтобы во все это верить! Когда сейчас и галоши-то почти никто не носит! Это нужно уже совсем быть слабым умом, чтобы во все это верить!

А ведь сам по виду – обыкновенный бич в очках. Плюнул бы я ему прямо в очки, но нельзя – имеет высшее образование. А так, друзья, хочется плюнуть, что аж челюсть болит. Да что там плюнуть! Харкнуть, когда эта ободранная рожа в драном пальто косо ползет по нашему двору, имея за спиной все тот же холщовый мешок все с теми же рваными галошами и прочей ветошкой. Тьфу!

Я, впрочем, человек и интеллигентный даже. И я вполне допускаю, что действительно кто-нибудь где-нибудь когда-нибудь научится делать из галош эту самую черную икру. Где-нибудь в Японии или у нас, на переднем крае науки.

Но не здесь же ведь! Не во флигеле, который весь врос в землю, из которого то и дело идет синий дымок, а иногда летят взрывы,

Как? Почему? Зачем верят ему легкомысленные эти наши люди? Зачем они его упорно кормят, поощряя тунеядство и шарлатанство? Ведь – вранье, ложь, а кормят. «Нравится мне, что душа у мужика есть» (это моя дура Клавдия). «Талантливейший русский самородок, новый Кулибин» (это – Гуляев, лысый, тертый, во всех других областях совершенно умнейший человек). А тете Фене Скороденко, старой шалашовке, видать, захотелось на старости лет под баобабом поплясать! Или поспать «научным сном»!

Тьфу! Как это все меня мучит! Ведь я чувствую, он же, он же – хитрый и коварный враг! Это же, это – заноза прямо в горячее сердце! Прямо в горячее сердце!

Накатать, что ли, на него куда-нибудь строчек семьсот? Чтобы вызвали голубчика, посадили по другую сторону стола и сказали: «Здравствуйте, как правильно пишется ваша фамилия?» А он чтоб трясся, трясся, трясся! Паразит, скот! Накатать бы! Убить! Замучить!

Но – тихо! Не дрожи в руке, стакан, не трясись, закуска. Не надо никуда ничего катать. Терпение, терпение и молчание. С галошами у него, ясно, ничего не выйдет, а в остальном наша жизнь вполне прилична, а может, даже и хороша. Колбаса цветет (шутка), прогрессивка идет (правда). Скоро у нас сдадут стоквартирный кооператив, в строительстве которого мы с Клавдией принимаем долевое участие! Ох и заживем мы тогда с дорогой моей Клавдией! Дом загоним хорошим людям, сами вознесемся на девятый этаж, поставим в лоджию магнитофон и каждый день будем слушать «Песню Дуни из Одессы». А может, и деточек наконец заведем. А он пускай тогда остается внизу, свихнувшийся дурак. Вот когда сердце мое станет окончательно спокойно! Терпение, терпение и молчание!

ДЖОУЛЬ ДА ЛЕНЦ

Раз в полночное время едет желтая милицейская машина и вдруг видит копошащегося под светлым электрическим фонарем человека средних лет, стоящего на карачках. Машина приостановила ход и затаилась. А мужик все лазит и лазит на коленях, протирая красивые штаны.

Милиционер тогда вышел, хлопнув дверцей, и схватил мужика за спину. А мужик его лягнул коленкой и говорит: «Джоуль да Ленц».

Взяли, конечно, и повезли на допрос. А только допрос тот ничего, кроме многократного «Джоуль да Ленц», не дал. И даже наоборот – колба под его дыханием цвета не изменила, доказав тем самым полное отсутствие в организме паров алкоголя.

И остались все в громадном недоумении. Не знали даже, что и предпринять. И непременно транспортировали бы мужика в сумасшедший дом, кабы не случись тут один простой человек, дружинник, видавший виды. Он и говорит:

– Я знаю, в чем тут суть. И могу действовать.

– Ну так и действуй, раз можешь, – сказали уставшие чины.

– Но мне нужна книга, – уперся народный дружинник, пожилой обветренный слесарь.

С книгой было сложнее, но и книгу достали, но не в этом дело. А дело в том, что слесарь взял книгу, примерился и сильно двинул неизвестного корешком промеж глаз.

– Вы что же это де… – хотели крикнуть сотрудники, но не успели. Потому что зашибленный книгой вдруг потряс головой и глухо спросил:

– На каком это основании я нахожусь в милиции?

– А на том, – отвечают ему, – что вы сначала объясните свое поведение – фонарь, карачки и «Джоуля да Ленца».

При упоминании двух последних имен неизвестный чуть было опять не ушел из-под контроля. Слава Богу, рабочий не растерялся, снова ему звезданул, после чего мужик выпрямился и заговорил:

– Фу!! Спасибо вам, товарищи, а то я уж было совсем ума решился через проклятую вечернюю школу!! Я – кочегаром на гормолзаводе с детских лет, а они говорят – не век же тебе топку шуровать, ты должен расти и работать над собой. А на кой мне, спрашивается, расти при хорошей получке и правильном отношении к труду, неоднократно награждаясь почетными грамотами? И если все будут над собой расти, то кто работать будет? Они ж меня – в школу да в школу! И уж эти Ленц проклятый с Джоулем, их, оказывается, было двое и обои – немцы, даром что один русский, другой англичанин, уж вы видели, до какого они меня скотства довели, товарищи, что я лазию под фонарем. Потому что мнилось мне – я учебник потерял, после чего не видать мне аттестата зрелости. А топку я очень люблю шуровать! Там и чисто, там и светло, там и весело… И до того мне горько, до того противно…

Потерпевший заплакал.

– Так вы… вы что же? Вы тогда туда не ходите, если вам так неприятно, – растерялся капитан Дунаев.

Его слова вызвали дикий приступ веселья. И не только у кочегара, слесаря или личного состава милиции. Нет! Даже нарушители хохотали, преступники, еще не прибранные по камерам.

– Во дает начальник! – шумели они.

– Да кто ж мне путевку – тогда на курорт даст, если я не буду над собой расти??! – загораясь гневом, вскричал кочегар. – И кто мне премию насчитает на полную катушку?

– Можно подумать, что это имеет какое-то отношение к учебе? – усомнился капитан.

– Не! – заговорили дуэтом кочегар и слесарь. – Не имеет. Вроде бы не имеет, а на самом деле вроде и имеет.

– Вы клеветой не занимайтесь, товарищи! – крикнул было капитан. Но потом осекся, подумал и махнул рукой. – Домой, домой, отдыхать пора, – сказал он.

Кочегар и пошел. Слесаря же разбирало любопытство и хотелось ему еще поговорить с кочегаром, но он любил дежурить в милиции и поэтому лучше остался дежурить.

А проводить кочегара взялся один молодой ефрейтор, почти мальчик. Они шли по улице и беседовали.

– Дак ты, мужик, так можешь и до профессора дойти? – уважительно сказал ефрейтор.

– Заставят, так и дойду, – гордо ответил несчастный ученик и исчез в темноте.

БЕЛЫЙ ТЕПЛОХОД

Товарищ Канашкин отсутствовал на службе. А к концу дня пришел и бросил портфельчик на мягкое сиденье своего канцелярского стула. Достал порядочную кипу деловых бумаг и стал их лихорадочно листать, прицокивая зубом.

– Рассказывай, Канашкин, – первым не выдержал Бумажкин, лихой служащий, игрок в баскетбол, знаток шахматных дебютов и эндшпилей.

Канашкин поднял удивленные глаза:

– О чем?

– Где был, что видел, – хохотали служащие.

– И не спрашивайте даже, товарищи! Плохо, когда у тебя нет квартиры, но еще хуже, когда она у тебя есть.

Сделав такое странное заявление, Канашкин опять уткнулся в бумаги.

– Мне бы дожить до таких времен, когда бы и я смог вот также легко… – уныло начал Змиенко, отец семейств.

– А кто тебе виноват? Не надо разводиться. Тогда и квартира будет.

– Тебя не спросил, – буркнул Змиенко, стоявший со своей новой семьей в очереди уже седьмой год.

Тут в разговор вступил сам Канашкин:

– Нет, вы можете себе представить? Я всегда платил за побелку тридцать рублей и за окраску двадцать. А сегодня жду их полдня. Приходят, естественно, пьяные и говорят: «Пятьдесят за побелку, а за окраску еще пятьдесят!» Да слыхано ли это?! За такие деньги я и сам все сделаю. И покрашу и побелю.

И снова в бумаги.

– Черт его знает, – сказал отец семейств. – Мы когда с Марьей жили, так нам тесть всегда помогал. Пришлет рабочих, они и работают. А что он им платил – черт его знает.

– И потом, – вступил в разговор пожилой человек Сорокоумов. – Ты учти, тебе все придется самому доставать: красочку – раз, известочку – два, шпаклевочку – три. Так что подумай!

– Сам все сделаю, – ответствовал Канашкин.

И тут встала громадных размеров женщина Катерина Давыдовна Младенцева. Она подошла к столу Канашкина со своим стулом. Села напротив и сказала, глубоко дыша:

– Виктор Валентинович, ты посмотри на меня. Ты видишь, что правый глаз у меня красненький.

– Ну, вижу, – невежливо признал Канашкин.

– Вот. – Женщина заговорила басом. – За тридцать два рубля он у меня красненький, мой правый глаз! Тоже ко мне пришли, обмерили стены и говорят: «Тридцать два рубля». А я им: «Идите вы к черту!» Вроде тебя. Я сама, говорю, сделаю (вроде тебя). Взяла краскопульт, налила туда по инструкции известки и чуть не лишилась правого глаза.

– Как так?! – ахнули служащие.

– А вот так. Брызнуло, и все тут. Помните, я бюллетенила, вы еще ко мне с яблоками приходили?

– Помним, – вспомнили служащие.

– Так что – думай, – сказала дама и, забрав стул, ушла от Канашкина.

– Руки все посотрешь! – кричали служащие.

– Да и вообще! – уговаривали они.

– А накладные-то расходы, накладные. Нет, ты подумай, – все кипятился Сорокоумов. – Тебе ж выпить захочется с устатку!..

На шумок заглянул и начальник, товарищ Пугель. Славен он был тем, что выкопал в городе четыре подвала. Он часто переезжал с места на место, меняясь и расширяясь. И везде копал подвалы. Он любил свои подвалы. На вечеринках он всегда рассказывал про свои подвалы и показывал трудовые мозоли, полученные вследствие подвалов.

– В чем дело, товарищи? – строго осведомился он. – Что тут у нас? Дискуссионный клуб «Литературной газеты» в рабочее время?

– Тут вот Канашкин задумал самостоятельно квартиру ремонтировать…

– Да? – подобрел начальник. – Ну и как, Канашкин? Чувствуешь свои силы?

– Чувствую, – отвечал Канашкин, смело глядя в лицо начальника.

– Молодец! Я, знаете ли, люблю людей, которые все делают своими руками. Мне кажется, что они и на производстве как-то… дисциплинированнее, чем все эти… любители прачечных, – сказал начальник.

И ушел. А вскоре исчез и Канашкин. По каким-то своим личным, а может быть, даже и производственным делам. И по его уходе среди людей состоялся следующий разговор:

– Вот подлец! Умеет же соврать! Весь рабдень где-то шатался, а ловко так загнул – квартиру, дескать, он ремонтирует…

– А я вот никогда ничего придумать не могу, кроме как что мне надо в больницу…

– А я всегда – что мне нужно кого-то из родственников встретить…

– А мне и вообще в голову ничего не лезет. Даже как-то стыдно…

И служащие погрузились в глубокое молчанье…

И тут я оторвался от рукописи и с надеждой заглянул в строгие глаза Николая Николаевича Фетисова, своего старшего друга и непризнанного гения, проживающего у нас в полуподвальном помещении.

– Все! Конец!

– Конец так конец, – пробурчал он, затягиваясь сигаретой «Памир».

Мы сидели на осенней скамейке близ Речного вокзала. Желтые листья плавно кружились. В сопках стлался туман. Белый теплоход, протяжно гудя, выходил на середину реки Е.

– Ну и как вам оно, Николай Николаевич, – дрогнув голосом, спросил я.

– Это сатира, что ли, и называется? – осведомился Николай Николаевич.

– Ну, – обрадовался я. – Это – сатирический рассказ. Я его подправлю и куда-нибудь пошлю.

– И возьмут?

– Может, и возьмут. У меня уже штуки четыре таких опубликовано. Тут же и критика, и намек, да и вообще… интересно.

– К черту ты его пошли, к черту, а не в газету, – вдруг взвился Николай Николаевич.

Я обомлел. А он вдруг снова изменился. Широкая улыбка осветила его испитое лицо. Золотой зуб засиял невыносимо.

– Я вот тебе щас расскажу! Если сумеешь написать – станешь великий писатель планеты. Значит, так. У одного выдалась крайне неудачная неделька. В конторе много мантулил, потом гости приехали, с деревни, и всю дорогу керосинили. На лестнице подрались, а как-то к утру уже застучала в дверь по ошибке какая-то чужая, шибко беременная чмара. Она разыскивала своего неверного возлюбленного. Кричала нахально, громко – все не верила, что ее кобеля тут нету. На скандал опять соседи рылы высунули. Дескать, все это им надоело, будут писать в ЖЭК заявление. Ну, мужик и струсил. А вдобавок ему утром приносят какую-то повестку, чтобы пришел и все свое имел с собой. Мужик повздыхал, повздыхал, а потом взял да и повесился. Все. Конец.

Я обозлился:

– Ну, вот ты скажи, Николай Николаевич! Ведь ты же умный человек. Вот, допустим, написал я такой рассказ – кто напечатает такой бред?

– А это уже не мое дело, – надменно отозвался Николай Николаевич.

– И потом – чего это ему вешаться? Вообще никому не надо вешаться. Есть масса других выходов.

Но Николай Николаевич молчал. Я тоже замолчал Мы погрузились в глубокое молчание. Мы сидели на осенней скамейке близ Речного вокзала и молчали. Желтые листья плавно кружились. В сопках стлался туман. Но белый теплоход уже не гудел, потому что он уже ушел.

– А что, может, выпьем, Николай Николаевич? – сказал я.

– Это – другой разговор, – ответил Фетисов.

МИССИЯ ОБЩЕНИЯ

Дело было ночью. Герберт Иванович Ревебцев ухватился за железобетонный троллейбусный столб.

И внезапно услышал такие странные звуки: «Ди-ли-ди-ли-дон. Трах. Пух. Бах».

А вместо сцен и пейзажа ночной жизни видит – летит повдоль троллейбусных проводов громадное белое яйцо, падает оземь, и из него выходит некто в белых синтетических одеждах.

И простирая руки горе, направляется к Герберту Ивановичу и говорит по-английски, по-немецки.

А Герберт Иванович молчит.

– Здравствуй, брат, – объявил тогда прибывший. – Обними меня. Я явился с других планет и миров.

– Гыум, кхе, – ответил Герберт Иванович, не отпуская столба.

А инопланетный тут радостно вздохнул, видя налаживающиеся контакты. Вздохнул и опустил руки.

– Сведения о вашей чудной планете я уже все имею. Размеры, состав, химические и иные величины, история, культура. Я имею все. Хочу оставшийся по программе отрезок времени провести непосредственно в беседе с хозяином планеты, с человеком… – так пояснил он свои желания и действия. – У нас всего несколько коротких минут. Какое общественно-политическое устройство вам нравится больше всего, например?

И замолчал, ожидая. А Герберт Иванович сначала ничего не говорил, а потом из него вырвалось слово. Слово это было «ты».

– Ты… – внятно сказал Герберт Иванович.

– Ты – я, – обрадовался космонавт, показывая услышанное пальцами. – Я – ты. Контакт. Скажите тогда, кого из писателей вы предпочитаете? Плутарха или Овидия? Руссо или Вольтера? Достоевского или Толстого? А может, вы любите их всех вместе?

– Зьмей! – услышал он в ответ от пошатывающегося Герберта Ивановича.

– О! Я с тревогой замечаю – вы устали после напряженного рабочего дня. Чем вы занимаетесь? Проектируете ли космические корабли? Либо множите интеллектуальную мысль?

– Тело, – сказал Герберт Иванович.

– А-а! Вы отдыхали. Природа. Я правильно понял? Ваша одежда измята. К ней пристали вещества верхнего слоя земной коры: глина, окурки. Вы удили в воде рыб? Вода. Аш два о? Правильно?

– Тело… – повторил Герберт Иванович.

– А как тогда у вас на Земле обстоит с вопросами добра и зла? Решены ли? Или не совсем? Ответьте, умоляю вас, ибо час мой близок и я должен оказаться на своих планетах в указанный срок.

Бормотал, бормотал Ревебцев невнятно, а тут вдруг и потекли из него слова бурным потоком.

– Ты, зьмей, порвал мне нову телогрейку?! – завопил он. – Да я тебя щас!

И он замахнулся на пришельца кулаком, но не попал. Он не попал, снова обнял столб и, горько рыдая, медленно сполз к его подножию.

Пришелец тогда сразу пошел к своему аппарату, наладил его улетать и злобно сказал, захлопывая крышку:

– Раз на Земле живут такие паразиты, то ну их к черту! Все, все будет доложено Верховному Планетарному Совету. Мы вам покажем кузькину мать! Мы вам устроим!

Сел, захлопнул и исчез во мраке космоса.

А Герберт Иванович вскоре был обнаружен людьми.

– Вот же свинтус! Выбрал время надрызгаться! – ворчал милиционер, прибирая Ревебцева в известную многим машину. – Из-за вас, алкашей, всё! Все беды!

Если бы он знал, этот простой человек в шинели цвета маренго, какой глубокий и даже пророческий смысл имеют его слова! Мне даже страшно! Эхе-хе! Что же с нами будет? А вдруг они действительно не простят? А вдруг этот… как его… Верховный Планетарный Совет действительно устроит нам какую-нибудь такую «войну миров», а? Что вы на это скажете?

Но космонавт, между прочим, тоже хорош. Нашел когда прилетать. Когда у Герберта Ивановича запой. Прилетел бы, например, когда тот трезв или просто с похмелья… Этому космонавту можно посоветовать так: «Ты, братец, прилетай к нам, пожалуйста, еще раз. Чрезвычайно просим. Если хочешь обязательно к Герберту Ивановичу, так прилетай к Герберту Ивановичу. Но только когда он будет «похмелившись». Он тогда тебе все расскажет: и про Плутарха с Овидием. И про зло с добром. Если ты ему, конечно, еще стопочку поднесешь. Вот так! Или уж лучше вообще не прилетай. Нечего нас зря расстраивать!..»

СНЕГУРОЧКА

– У нас построили массу многоквартирных домов. Это прекрасно и даже «ура», но, однако, тем не менее с мусором у нас нелады. Вот стоим и ждем уже приблизительно полчаса, а мусорной машины нет и нет, – сказал, приплясывая, кандидат технических наук Рамбургер.

– И не будет ее. В этом тресте коммунального хозяйства отпетые личности работают, – сердито вставил высокого роста сердитый поэт в дубленке. – Отпетые персонажи!

– Нелады, нелады! Написать надо на них куда следует, – поддержал разговор пенсионер из 22-й квартиры.

– Пиши, пиши, Абдулаев. Контора пишет, – сказала ему бабушка Салтыкова.

Пенсионер остро глянул на нее, но ничего не ответил. Сдержался.

Зато высказался патлый юноша Серафим:

– Я вообще не понимаю этого принципа. Почему я должен дожидаться именно семи тридцати вечера и лететь сюда с ведром? И торчать тут, как негр в Америке… Почему не поставят мусорные баки? Это – ужасно! Все в одно время тащатся со своим отбросом, и стоят, и ждут. Я – свободный человек. Я вот сейчас возьму и вывалю свое ведро, и пусть они что хотят, то и делают.

– Оне сделают. Оне тебе как червонец штрафу пришлют, так тогда запоешь аллилуйю, – пообещал слесарь Володя Шенопин, недавно вылечившийся от водки в Атамановской психбольнице.

– Не имеют права! – истерично крикнул Серафим. – Они имеют право не приезжать, а я не имею права выкинуть?!

Разгорелся бесполезный спор о правах и обязанностях. Все кричали, а многие даже аргументировали.

И лишь одна тихая жилица и не кричала, и не аргументировала. Она скромно стояла у подъезда, прижимая к груди фанерный посылочный ящик – весь свой скромный мусорок.

Про нее вообще мало что было известно. Знали, что где-то там она служит. Проходила незаметная… Жила в однокомнатной… Семьи не имела. За мытье лестницы платила исправно, не то что некоторые. Незаметная. Имела, правда, тоненькое светлое личико и громадные голубые глаза. Как нарисованные.

Спор разрешился странно.

Напористый Серафим все же выполнил свою угрозу. Высыпал свои картофельные очистки, нахаленок. Его поддержали и другие бунтари. А сметливый кандидат внес рацпредложение:

– Давайте-ка мы этот мусор подожжем, товарищи. Он сгорит, и у нас опять станет чисто.

– А боле ничего не полыхнет? – струхнул пенсионер.

– Проследим, – уверенно заявил слесарь, вынимая из кармана телогрейки громадный коробок спичек.

Весело заполыхало. Занялось, как говорится. Поэт пробормотал:

Люди стоят, как звери,
Молча смотрят в костер
Некоторые – которые
Смотрят в костер до сих пор

После чего разбежался и, не выпуская из рук ведра, прыгнул через огонь. Полы дубленки развевались. Буйное веселье охватило наших жильцов.

– А вот и я! – кричали они и всё прыгали, мерцая ведрами, тазами и другими предметами домашнего обихода.

И лишь одна тихая жилица очень сильно колебалась. А точнее – она даже отказывалась. Она отбивалась от расходившихся жильцов и хотела домой, но ее не пускали.

– Ну-ка смелее, смелее, доча! – бодрил пенсионер.

– Женщина! Ты – прекрасна! Ты должна пролететь над огнем. Пусть ахнут столетья! – вещал поэт, припав на колено.

Тихая жилица умоляюще посмотрела на любимца муз. Из ее нарисованных глазок капнула слезинка. Она лишь крепко обняла свой ящичек и, бросившись вперед, растаяла.

Да. Да. Да! Натурально растаяла. И шубка ее легкая растаяла, и сапожки ее легкие. Легкое облачко, крутанувшись, взметнулось и мягко улетело в небеса.

Мы стояли задрав головы. И никто не знал, что нужно сказать.

– Сколько! Да! Сколько еще неразгаданного! И как часто мы не знаем, какие чудесные люди живут рядом с нами! – дрожащим голосом пролепетал кандидат технических наук.

Мы молчали. Вот уж и костер догорел, а мусорная машина так и не приехала. Действительно, наверное, нужно на них куда-нибудь написать. Совсем обнаглели, сволочи!

ДЕФИЦИТ

Балет с небольшим пением и редкими словами

ПЛЯШУТ:

ЛЮБИМЫЙ

ЛЮБИМАЯ

ПРОДАВЕЦ ОТДЕЛА ГРАМПЛАСТИНОК КРАСНОКАЧИНСКОГО УНИВЕРМАГА (ЖЕНСКОГО ПОЛА)

ЗАВ. ОТДЕЛОМ ГРАМПЛАСТИНОК ТОГО ЖЕ УНИВЕРМАГА (ТОГО ЖЕ ПОЛА)

НЫНЕШНЯЯ МОЛОДЕЖЬ (ОБОИХ ПОЛОВ)

РАБОЧИЕ ПО СКЛАДУ, СЛУЧАЙНЫЕ ПРОХОЖИЕ, СЛУЧАЙНЫЕ ПОКУПАТЕЛИ

АВТОР

Звучит нежная приглушенная музыка увертюры к балету.

АВТОР (приплясывая на авансцене). Никогда не бывал в Большом театре, но знаю – есть вид искусства балет. (Задумался. Долго думал.) Предлагаю. Предлагаю режиссерам, хореографам и плясунам станцевать мою несложную историю из жизни молодежи города К. Композитора не нужно. Музыка – сугубо наша, легкая, популярная, которую передают по радио в исполнении вокально-инструментальных ансамблей. Самая наимоднейшая, самая дефицитная. Этого требую, от этого не отступлюсь. Ха-ха-ха!..

АВТОР продолжает плясать, но музыка увертюры, составленная из популярнейших в период постановки мелодий, исполняемых на русском языке, увеличивается, гремит, грохочет, звенит. АВТОР, испуганно пятясь, исчезает. Раздвигается занавес.

Декорации центральной улицы древнего, но вечно молодого сибирского города К. С его продовольственными и промтоварными магазинами, нео-стеклянными конструкциями, старинным зданием пединститута, административными помещениями, газосветной рекламой, ослепительно сияющей в вечернем небе.

На сцене – МАССОВЫЙ ТАНЕЦ ВСЕХ УЧАСТНИКОВ СПЕКТАКЛЯ, символизирующий хорошие устремления НЫНЕШНЕЙ МОЛОДЕЖИ и охватывающий большой круг тем, которые ее интересуют, начиная с постройки трассы века БАМ и заканчивая ее пристойными дружескими и любовными позывами.

Из группы танцующих постепенно выделяются ЛЮБИМЫЙ и ЛЮБИМАЯ. Все остальные участники массового танца постепенно тушуются и исчезают. А эти все танцуют. Танцуют ТАНЕЦ ВНЕЗАПНО ВОЗНИКШЕЙ ОШЕЛОМЛЯЮЩЕЙ, ИСКРЕННЕЙ, БЕЗОГЛЯДНОЙ ЛЮБВИ, которая так необходима каждому молодому человеку.

Постепенно их танец замедляется. Зазвучали электроскрипки, загудел электроорган.

ЛЮБИМАЯ. Мой!

ЛЮБИМЫЙ. Моя!

Танцуют новый ТАНЕЦ, ГОВОРЯЩИЙ О ТОМ, ЧТО ОНИ БУДУТ ЖИТЬ ДОЛГО И УМРУТ В ОДИН ДЕНЬ.

ЛЮБИМЫЙ. Я подарю тебе эти горы и это небо!..

ЛЮБИМАЯ. Я подарю тебе все!..

ЛЮБИМЫЙ. Я подарю тебе это небо и эти горы!..

ЛЮБИМАЯ. Я все тебе подарю!..

Внезапно в ткань музыкального повествования вплетаются звуки НАИМОДНЕЙШЕЙ В ПЕРИОД ПОСТАНОВКИ БАЛЕТА МЕЛОДИИ, которая станет основной темой музыкального сопровождения.

ЛЮБИМЫЕ напряженно прислушиваются.

ЛЮБИМЫЙ. Неужели продают?

ЛЮБИМАЯ. Кажется, продают.

ЛЮБИМЫЙ.} Тогда скорее!..

ЛЮБИМАЯ. }

Утанцовывают в громаднейший нео-стеклянный К-ский универмаг в громаднейший отдел замечательных грампластинок.

Тут уж музыка разворачивается вовсю. Темно в ушах от пристойного воя электрогитар и бесполого грохочущего пения ломких юношеских голосов.

И опять ТАНЦУЮТ ПОЧТИ ВСЕ. Мы видим ТАНЕЦ РАБОЧИХ ПО СКЛАДУ, ТАНЕЦ СЛУЧАЙНЫХ ПОКУПАТЕЛЕЙ, ТАНЕЦ ПРОДАВЩИЦ.

И тут из всей какофонии звуков наконец-то отделяется, крепнет и уверенно звучит НАИМОДНЕЙШАЯ В ПЕРИОД ПОСТАНОВКИ БАЛЕТА МЕЛОДИЯ. ЛЮБИМЫЕ в восторге. ЛЮБИМАЯ, упоенно подпевая, танцует ВОЛШЕБНЕЙШИЙ ИЗ СВОИХ ТАНЦЕВ. ЛЮБИМЫЙ, практически желая сделать «хорошо» своей подруге, приближается к ПРОДАВЩИЦЕ и заводит с ней шутливый ТАНЕЦ НА ПРЕДМЕТ ПОКУПКИ модной пластинки. ПРОДАВЩИЦА немного колеблется – давать ли чужому человеку дефицитный товар? Приближается ЛЮБИМАЯ. Круглыми оленьими глазами смотрит она на кажущуюся «измену» того, кто лишь недавно был ей так дорог. ПРОДАВЩИЦА, со свойственной женщинам наблюдательностью, ловит злобный взгляд предполагаемой «соперницы». Мрачнеет.

ПРОДАВЩИЦА. Кончилися пласты. Нету. Все кончилися…

ЛЮБИМЫЙ огорчен. ЛЮБИМАЯ поражена и растеряна. Зло торжествует. Рухнула любовь, рухнул план приобретения модной пластинки. Они танцуют свой ТРАГИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ ТРУДНОСТЕЙ ЛЮБВИ.

А в это время НЫНЕШНЯЯ МОЛОДЕЖЬ (отрицательная часть нынешней молодежи), отвратительно и вульгарно щекоча продавщицу, по сговору скупает у ней дефицитные пластинки для дальнейшей их перепродажи на К-ском промтоварном рынке (барахолке). ЛЮБИМЫЙ видит это, и его голубые, как небо родины, глаза загораются гневом. Он не желает мириться с пока еще существующими недостатками!

Танцуется ТАНЕЦ ТРЕБОВАНИЯ У ПРОДАВЩИЦЫ ЖАЛОБНОЙ КНИГИ. ПРОДАВЩИЦА, разумеется, отказывает в выдаче. ЛЮБИМЫЙ, разумеется, настаивает. Все с интересом следят за поединком. ЛЮБИМАЯ подбадривает ЛЮБИМОГО танцем, жестами, выкриками.

ЛЮБИМАЯ. Совсем обнаглели торгаши! Совсем совесть потеряли!

В самый кульминационный момент этих танцев на сцене появляется ЗАВЕДУЮЩАЯ ОТДЕЛОМ, дородная дама лет пятидесяти, одетая тоже во все дефицитное, с добродушным выражением красного утомленного лица.

Она танцует ТАНЕЦ ВОПРОСА о том, что случилось и почему недоволен покупатель

ЛЮБИМЫЙ объясняет ей суть конфликта, приводит факты отказа в продаже имеющегося товара, припрятывания его под прилавком, отпуска в руки сомнительным элементам. ЗАВ. ОТДЕЛОМ не верит. ЛЮБИМЫЙ указывает свидетеля. Свидетель – ЛЮБИМАЯ. ЗАВ. ОТДЕЛОМ ПРЕЗРИТЕЛЬНО смеется. Тогда ЛЮБИМЫЙ вынимает шариковую авторучку и начинает писать заявление в ОБХСС. ЗАВ. ОТДЕЛОМ в растерянности. Налицо скандал, налицо – сор из избы, лишение прогрессивки, труд на свежем воздухе. ТРАГИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ ЗАВ. ОТДЕЛОМ.

Внезапно лицо ее светлеет. Она подзывает к себе ПРОДАВЩИЦУ и долго смотрит на нее. Цирковая дробь барабанов.

ЗАВ. ОТДЕЛОМ бьет ПРОДАВЩИЦУ по щеке.

ЗАВ. ОТДЕЛОМ. Мы никому не позволим нарушать правила советской торговли!

Довольная ПРОДАВЩИЦА утанцовывает обратно на рабочее место. Довольная ЗАВ. ОТДЕЛОМ достает из-под прилавка и вручает ЛЮБИМЫМ требуемую грампластинку. Они платят деньги. Она шутливо отказывается. Они шутливо настаивают. Она шутливо берет. Легкость, виртуозность исполнения!.. Довольные ЛЮБИМЫЕ покидают универмаг, танцуя ЛИРИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ ВЕРЫ ВО ВСЕ ХОРОШЕЕ И ЛУЧШЕЕ.

И опять звучит прежняя тема начала балета. Опять танцуют все. СЛУЧАЙНЫЕ ПОКУПАТЕЛИ, сгибающиеся под тяжестью приобретенных ковров, СЛУЧАЙНЫЕ ПРОХОЖИЕ, рвущиеся в магазин, РАБОЧИЕ ПО СКЛАДУ, шутливо распивающие поллитру.

Танец вновь выплескивается на центральную улицу вечернего города К. Юноши и девушки вновь демонстрируют свою мощь. Они спокойны. Ведь это им принадлежит будущее.

Постепенно засыпает трудовой К. Звучат редкие гудки на станции, гаснут огни, гаснет желтый свет в выходящей на центральную улицу комнате ЛЮБИМЫХ, сломалась газосветная реклама.

На пустой сцене появляется кряхтящий человек с колотушкой. Он приплясывает, прихрамывая на одну ногу. Это – АВТОР.

АВТОР (кряхтя и приплясывая).

Скок! Скок! Скок-поскок!
Открываю вам секрет
Скок, скок, скок-поскок!
Вы смотрели щас балет.
В срок, в срок, скок-поскок,
Расходитесь по домам.
Там спать, там спать
Очень сладко будет нам.
Де-де-дефицит
Утомляет ритм труда.
Оп-ля! Он да,
Да исчезнет-то когда?
Всем – спать! Всем – спать!
Надо всем набраться сил.
Я – сед, я – стар,
Я кричал – совсем осип!

Больше не кричу!
Танцевать хочу!
Ай-ри-ра!

Делает несколько неуклюжих танцевальных движений, плачет.

Пауза. Звучит торжественная электронная музыка. АВТОР вытягивается и ест глазами пространство. И вдруг вновь налетает танцующий вихрь юношей и девушек. Это начинается новый день. Все танцуют. Среди прочих ЛЮБИМЫЙ и ЛЮБИМАЯ, одетые в комбинезоны. Начинается новый день. Он начинается, начинается, начинается. Все танцуют, танцуют, танцуют. Все быстрее, быстрее, быстрее, пока на самой верхней точке танца всех не скрывает занавес.

ЗАНАВЕС

ЗВУКИ МУЗЫКИ

Один уверенный завхоз, забыв, что он живет не в те времена, стал красть все на свете, за что и был разоблачен органами следствия, а вскоре уже и предстал перед судом центрального района города К.

Слушание дела шло полным ходом. Постепенно раскрывалась ошеломляющая картина злоупотреблений и безобразий. Было произнесено много правильных речей прокурором, свидетелями и частично адвокатом. Уж и завхоз Герасимчук дважды плакал как дитя, порываясь встать на колени, но удерживаемый от этого ничего не решающего поступка охраной. И уж было присутствующим совершенно ясно, что получит он, как выражаются в определенных кругах нашего общества, «на полную катушку». Уж катилось все к своему печальному и справедливому финалу, когда вдруг в маленьком зале с зелеными портьерами неожиданно раздались тихие звуки скрипки. И вышел из-за портьеры седоватый человек с орлиным носом и в очках. Бережно прижимал он к носу драгоценный инструмент. И инструмент, как бы в знак благодарности за подобное обращение, пел счастливым голосом под его быстрым смычком.

Все оцепенели. Судья, который грозно привстал, чтобы прекратить небывалое. Дежурный старшина – он кинулся было к нарушителю, но внезапно остановился, вытянув руки по швам и улыбаясь юношеской улыбкой. Конвой открыл рот. Такова была волшебная сила музыки!

Музыкант исполнил полностью Концерт для скрипки с оркестром Мендельсона и поставил инструмент около судейского столика на попа. И лишь оторвал он скрипку от лица, как все сразу узнали в нем всемирно известного исполнителя (назовем его X.).

X. тихо откашлялся и сказал так:

– Простите, что моя музыка ворвалась к вам на судебное заседание, но она тоже является свидетелем, и мы все обязаны заслушать ее показания.

– Выражайтесь, пожалуйста, яснее, гражданин, – сухо заметил судья, к которому вернулся обычный румянец. И старшина все-таки сделал шаг, и конвой напружинился, а Герасимчук непонятно для чего заплакал в третий раз.

– Хорошо, – согласился X. и рассказал следующее: – Жил на тихой улице бывшего сибирского города 3., который нынче весь ушел в воду, смытый строящимся водохранилищем ГЭС, тихий ЧЕСТНЫЙ человек. Однажды вечером он вышел на улицу немного поиграть в домино и, не застав на месте своих партнеров, решил прогуляться до пруда, затянутого зеленой ряской. Он шел, погруженный в нелегкие думы о своем складском хозяйстве, и вдруг резко остановился, как бы схваченный за ногу невидимыми пальцами. Из открытого окна доносились звуки музыки. Человек слушал их, как зачарованный приближаясь к открытому окну, за которым стоял близорукий юноша в старенькой ковбойке.

– Биц! Биц! Браво, маестро! – захлопал в ладоши человек, но юноша печально улыбнулся, опустил инструмент и сказал:

– Нет, я еще далеко не маэстро. Я только учусь.

– А трудно, однако, тебе учиться, парень? – сочувственно спросил человек.

– Да уж, – сказал юноша. – И я особенно мечтаю о хорошей скрипке, в которой мой талант зазвучал бы в полную силу.

Человек тогда ему ничего не ответил и к затянутому зеленой ряской пруду не пошел. А он направился в свой склад, и на следующий день, воскресным утром, его уже видели торгующим на барахолке новенькими кирзовыми сапогами.

Музыкант вытер вспотевший лоб. В зале стояла мертвая тишина.

– И с тех пор кто-то стал сильно помогать студенту. То подкинет на подоконник большой кусок вареной говядины, а то и деньгами – рубль, два… А однажды студент пришел домой и увидел… вот эту скрипку!

Легкий шум прошел по залу.

– …Прекрасную скрипку, неземной звук которой вы только что слышали. Но мне пора закругляться, товарищи! Буду краток. Через лавину лет я узнал, кто был этот человек. Он был и есть сидящий перед вами завхоз Герасимчук! И определенное количество процентов моего гения принадлежит ему! А гений и злодейство – две вещи несовместные! Я прошу освободить Герасимчука из-под стражи!

Легкий шум усиливался. Судья вскочил. Герасимчук ничего не видел. Слезы текли по его лицу, как дождь.

– Звонко сказано, – криво усмехнулся судья. – А известно ли вам, гражданин X., что за вашим «благодетелем» числится разбазаренного не рубль-два, кирзовые сапоги и кусок говядины, а 9584 рубля 14 копеек?

– А я получил недавно на международном конкурсе в Лодзи 10 тысяч, – возразил музыкант. – Вот они.

И он разложил перед судом тугие пачки красных купюр.

Зал шумел. Люди шевелились, вытягивали шеи. Судья тогда позвонил в колокольчик и сильно нахмурился:

– Деньги немедленно заберите. Они ваши. И я вынужден вас огорчить – ваши показания лишь немного смягчат участь подсудимого, который все-таки обязан отвечать за свои преступления по всей строгости наших законов. А вас я попрошу немедленно покинуть зал суда.

Музыкант опустил голову и сказал:

– Деньги я все равно прошу забрать в погашение. А меня, я тогда тоже умоляю, взять под стражу, ибо я развратил этого человека, сам не ведая того.

И он стал проходить за деревянную решеточку на деревянную же известную скамеечку.

Однако тут и сам Герасимчук вскочил и с высохшими слезами заявил твердо:

– Я эта… конечно, кругом виноватый подлец, граждане. Тянул со складу, как козел со стога. А вас я не допущу страдать безвинно, любимый вы мой гражданин музыкант. И червонцы вы свои спрячьте. Лучше воспитайте на них целую плеяду юных скрипачей. А мне лишь посылайте иногда маленько папиросок да сальца копченого. Тем и сочтемся. А также прошу вас, если это возможно, исполнить мне на прощание что-нибудь эдакое.

Музыкант заглянул в его одухотворенное лицо и обратился к составу суда:

– Можно?

– Вообще-то нельзя, конечно, но уж ладно, – махнул рукой судья.

Музыкант снова взялся за смычок, снова заиграл, и опять все оцепенели.

Звуки музыки заполняли маленький зал с зелеными портьерами, выплескивались на улицу, текли, вздымались, бурлили.

Правда ведь хорошо, что существует на свете скрипка?

КАЛЕНЫМ ЖЕЛЕЗОМ

Сидя на службе за государственным столом, Герберт Иванович Ревебцев собирался вечерком купить себе побольше картошечки в магазине, что на углу Парижской и Мира.

– Ведь у меня дома нету картошки, и я буду голоден, – объяснял он себе и своим сослуживцам.

И тек служебный день учреждения под аккомпанемент слов о картошке, тянулся в шуршании и шорохе казенных бумаг, проходил при щелканьи арифмометров и пишущих машинок, под разговоры о службе, о быте и о формируемых бытом личностях, а также о футболе и хоккее.

Но стрелки часов рано или поздно, но показывают полшестого. Это свойство присуще всем часам и заложено в основу их конструкции.

И вот стрелки часов показали полшестого, и Герберт Иванович вышел на улицу, потому что рабочий день его уж был окончен и настал личный вечер его.

А вечер был хорош. Вечер был фантастичен и хорош. Луна светила не в полную силу, заслоняемая легкими серыми облаками. Горели желтые фонари. Скрипел снежок. Свежевыпавший снежок. Вечер был хорош.

И Герберт Иванович, привыкший проводить личные вечера непосредственно в лучах телевизора, вдруг почувствовал какую-то бодрость и немое удивление. Шел это он себе по фантастической снежной улице и, сам себе удивляясь, думал. Он думал так:

– А ведь я сейчас дойду до угла. Да-а. И там будет. Овощной магазин будет там. Там будет овощной магазин. Зайду. Постою. Ни-ни-ни. Ни в коем случае не волноваться. Ни-ни. Будет очередь. Постою, а зато возьму полную сетку вкусной и питательной картошки. Внедренная в меня, она доставит мне приятные вкусовые ощущения, а телу даст силу, необходимую для дальнейшего проживания жизни…

Увлеченный такими своими задушевными мыслями, Герберт Иванович мало что замечал вокруг. И зря, потому что вокруг было очень много чего интересного и поучительного.

Например, около городского издательства целовалась по случаю вечера зеленая молодежь. Друг с другом. А другая молодежь спешила в вечерние вузы и техникумы с книжками под мышками и в портфелях.

А чуть поодаль, около «Гастронома», стояли, трясясь с похмелья, какие-то люди с бахромой на рукавах. Просили у прохожих денег, которых им не давали.

Зря, зря. Мог бы увидеть гражданина с булкой и в сером двубортном пальто. До пят. Гражданин делал булкой умоляющие жесты, прося впустить его в троллейбус. Нет, не пустили, ибо впускать положено на остановке, а вовсе не на перекрестке, где находился просящий.

И уж, конечно, даже и внимания не обратил Ре-вебцев на легковую черную машину, которая ехала-ехала, да вдруг внезапно и остановилась.

Вдруг остановилась машина. Остановилась внезапно, будто наткнувшись на невидимую мягкую преграду.

И из машины вышел ее шофер и сказал человеку в телогрейке, вяло сгребающему уже упомянутый свежевыпавший снежок.

Словом и улыбкой выказывая пренебрежение к выполняемому сгребальщиком труду, сказал, улыбаясь:

– Дорогой, ты вот что. Нажми мне на радиатор. Сильно.

И сел за свою черную баранку.

Трудящийся, откинув метлу, совок и лопату, полез через им же наметенный сугробчик на проезжую часть и стал нажимать на радиатор. Сильно.

Нажал. Все закрутилось и завертелось, и машина уехала. А носящий телогрейку как-то горько задумался о случившемся, настолько горько, что в рассеянности попридержал за рукав проходившего и замедлившего шаг Герберта Ивановича и попросил у него закурить.

– Да я не курю, что вы, – отчего-то стесняясь, сказал Герберт Иванович.

– Поди и не пьешь, – сказал незнакомец, тоскливо оглядев его.

– Нет-нет. Я иногда пью. Сухое. Мне вредно, я лечился, но иногда пью, – заволновался Герберт Иванович.

– Ага. Значит, не пьешь. А я вот пью. Я всю получку пропиваю. Иногда. У меня денег никогда нету.

– А работаете, простите, кем? Как специальность? – поинтересовался Ревебцев. Ему было интересно.

– Да уж какая там специальность, – размахался руками его собеседник. – Дворник – и все тут. Уборщик. И фамилия – Замошкин. Иван. Денег нету.

– Видите ли, – засмеялся интересующийся. – Денег – их никогда нет. Я помню, что был студентом. Мы получали на новые деньги рублей по… по тридцать пять. Мне не хватало. Потом первая зарплата – сто. Тоже не хватало. Сейчас работаю старшим экономистом. То есть это где-то сто пятьдесят плюс коэффициент. И ежеквартальная премия ведь еще. А денег нет. Куда они уходят?

– Да. Это ты говоришь со-о-вершенно правильно. Я вот тут недавно работал еще на ставку сторожем в кафе «Лель». Это еще шестьдесят, то есть у меня в месяц выходило чуть не сто сорок да еще плюс продукты таскал, колбасу. Как дежурство, так полная сумка. А как жил, так и живу. Правда, я пью, а ты нет, но все-таки это очень и очень странно.

Замошкин тоже разволновался и в волнении забыл все. Он стоял, не видя Герберта Ивановича. Удивлялся и Ревебцев.

– Да-а… }

– Да-а… }

– Вот как… } Говорили они

– Вот так… }

Ну, стояли они, стояли. Говорили они, говорили.

Только сколько же можно стоять? Сколько можно говорить? Ведь жизнь продолжается, несмотря на отсутствие денег. Так что старший экономист сказал так:

– Так что, я пошел.

Только не тут-то было. Замошкин неожиданно вежливо вцепился ему в рукав.

– Позволь, пожалуйста. Ты – мне. Дай! Только если это Вас не затруднит. Я тут, неподалеку. Вы всегда меня найдете. Я потом отдам.

Тут уж Герберт Иванович Ревебцев очень посуровел и, решительно высвободившись, сказал: «Нет!»

И так это он сказал отменно хорошо, решительно и грозно: «Нет», и все тут, – что Замошкин больше ничего не просил, и дальше разговор между ними стал вообще нелеп.

Вот он, этот разговор.

– Да я бы, вот. Вон мое окно. Оно – темное. Когда горит, то я – дома. Я бы всегда, я сразу бы отдал…

– Принцип. Я никому и никогда ничего не даю. А то дай только попробуй. За что? Зачем? Работать. Ведь я работаю, я работаю, работаю, работаю…

– Дак ведь и я работаю, – возражал Замошкин, – кроме того, я выжигаю каленым железом…

– Нет, нет и нет. Даже и не говорите, и не просите. При чем тут железо? Я не дам. Что за железо? У меня есть, но я не могу дать. Я могу дать заработать. Вот у меня на кухне течет кран. Идемте. Вы его почините и получите за работу один рубль, а то что это еще за каленое железо какое-то, – так предлагал Ревебцев.

Но Замошкин не соглашался.

– Я бы рад бы был. Даже и не за деньги, а как другу тебе, ну, как товарищу, что ли. Но я не умею. Черт. А я в институте учился, – сообщил он.

– Ну, тогда мне с вами больше и говорить не о чем, – обрадовался непреклонный Герберт. – Вы меня как бывший интеллигентный человек прекрасно понимаете. Не может быть никаких денег, пока ты их как-нибудь не заработал.

– Ладно. Чего уж там. Понимаю, – смирился Замошкин и стал продолжать с ненавистью мести тротуар.

И Герберт Иванович тоже вернулся к прежнему занятию, заканчивая свой длинный путь до овощного магазина. Он не поколебался. Да, он ничуть не поколебался, потому что Герберт Иванович был непоколебим.

Дошел до угла – и точно: стоит родной, знакомый с детства магазин «Фрукты – Овощи», а в нем и очередь, конечно. Между прочим, сообщение про очередь совершенно ясно и не должно вызывать недоумения и злопыхательства. Всякому ясно, что после завершения рабочего дня приток покупателей в магазины превышает возможности продавцов, а днем магазин всегда пустой, как полость.

И приобрел свою картошку Герберт Иванович, и вышел он на уже почти ночную улицу, и тут почему-то стал он очень томиться. Бормотал:

– Что-то тут не то. Как-то не так. Как же это так? Вот я, например, раз – и сразу же купил картошку, постояв в очереди. Шел. По улице. Я уже восемь лет работаю. Я хорошо работаю. Я никого не обидел. Замошкин. При чем тут Замошкин? Чушь какая-то. Каленым железом, видите ли. Да будь потемней, так он бы меня и поколотил за мой рубль. Ей-богу. Точно. Каленым железом. Я предлагал ему чинить, почему он не идет? Не умеет. Кран все чинить умеют, – бормотал мой персонаж.

Да. Вот так он бормотал. И тут автор с некоторым недоумением констатирует, что какая-то зыбкость, неясность именно в этот момент томила почтенного Герберта Ивановича. Ему хотелось разобраться. Но во-первых, неясно было, в чем нужно разбираться. Это – раз. А во-вторых – как. Как нужно было разбираться? И в чем же виноват Герберт Иванович, если он кругом оказывался прав?

Плюнул Герберт Иванович да и поплелся домой от греха подальше. И дворника – бывшего студента он больше никогда в жизни не встречал.

И зря. Опять зря, потому что тот стал большим человеком. Тот довыжигался каленым железом. Он, да будет вам известно, выжигал каленым железом по дереву различные народные орнаменты и как-то послал их все на конкурс-выставку в областной Дом Народного Творчества.

Народное творчество Замошкина было довольно высоко оценено, замечено, и он получил приз. Поэтому сразу же вскоре Замошкин стал работать вовсе не дворником, а на какой-то другой работе, где он получает в тысячу раз больше. Снег он больше не сметает в сугроб. Снег вместо него гребет нынче кто-то другой.

Кстати, Герберт Иванович однажды все-таки видел Замошкина. По телевизору. Но не признал. А жаль, потому что Герберт Иванович бы обрадовался, увидев Замошкина, нашедшего наконец свое правильное место в жизни и идущего по прямой дороге вперед.

Впрочем, какое это все имеет значение, если рассказ про Ревебцева и Замошкина уже написан и на этих словах и заканчивается. До свидания.

ВЫСШАЯ МУДРОСТЬ

…– Ибо высшая мудрость – осторожность, – понял он.

А дело было так.

Ехал он в троллейбусе, битком был набит его троллейбус, и он, чтоб народ не рвал ему черные пуговицы, решил прислониться к выходной (она же входная) троллейбусной двери.

А кондукторша, пожившая женщина, средь шумной толпы это его движение заметила да как закричит, покрывая пассажирский шум своим зычным, своим кондукторским тренированным голосом:

– Не прислоняйтесь, ни за что не прислоняйтесь к троллейбусной двери, сегодня один уже прислонился и упал на улицу!

Милая, добрая, пожилая кондукторша! Он немедленно, конечно же, отпрянул от двери.

Стало в троллейбусе тихо, потому что всем стало страшно.

– Ну и что… с ним? – спросил, стараясь не выдавать голосом своего волнения, некий невидимый из-за спин, торсов и голов, – что?

– Да ничего, – тоже почему-то тихо ответила кондукторша, – с ним, да ничего с ним. Вася тормознул, подбежали к нему, перевернули, подняли, а он – пьяным-пьяно, обратно залез и пока доехал, дак всех изматерил…

Оживились, расцвели пассажиры.

– Да… бывает…

– Пьяному, как говорится, море по колено.

– Тверезый был бы, он убился бы, он бы в щепки разлетелся…

– Ты на мине не дыши, «тверезый».

– А тебе коли не нравится, так ты такси бери и в ем ехай.

И услышав слово «такси», некто на сиденье, небритый и красноглазый, закрыл свои красные глаза и отвернулся к окну.

– А об этом уже устарело, кстати, гражданин, чтоб отвечать про такси. Об этом, кстати, уже в газетах обсуждали, что так нельзя отвечать, а надо вести себя культурнее на транспорте.

И началось, и продолжилось все, что бывает, все, что было в битком набитом его троллейбусе.

Но все равно – милая, добрая, милая и добрая товарищ кондуктор!

Ведь вы, может быть, и не знаете, да вы и наверняка не знаете, а он вот теперь никогда больше не будет прислоняться к дверям автотранспорта…

…– Ибо высшая мудрость – осторожность. Поступай как все и как подсказывает твой жизненный опыт, и ты останешься жив до седых волос и умрешь естественной смертью, – понял он.

Ладно. Это еще не все.

Вышел он из троллейбуса. Пуговицы его черные целы, деньги целы. Только вот меховую рукавичку он потерял. Ой-ой-ой! Идет на работу, а сам горюет: «Ведь уж какая замечательная была рукавичка: снаружи – кожа, внутри – мех. Теплая. Жаркая. Пропаду я на таких морозах, ведь морозы такие, что плюнешь в кого, а ему не только обидно, но еще и больно, потому что плевок на лету превращается в лед. Прощай, моя бедная рукавичка! Замерзну теперь, как пес. Будет у меня гангрена на правой руке, и к весне у меня мою правую руку отнимут…»

Задумался, загоревал. Идет на работу, а сам горюет. Вдруг крик:

– Стой-ка, касатик!..

И бабушка, ему неизвестная, к нему сквозь зимние сугробы спешит:

– Ты, голубчик, куда быстро путь держишь?

Хотел он поперву ей какую-нибудь гадость, бабушке, сообщить, но так, чтобы она не поняла, вроде «на кладбище» или «в баню», гадость хотел, потому что очень жалко ему было рукавичку, но сдержался и кротко сказал седым волосам:

– На производство, мать, куда еще?

– По этой-то тропиночке и дальше пойдешь? – Щеки, веки в красных жилочках, слезы выступили у старушки – из-за ветра, из-за старости, из-за непонятной заботы о нем.

– По этой, мамаша, по этой, дурачков мало нынче – по сугробам шастать…

– А водочку-то уже пил сегодня, нет?

– Я, старая, капли в рот не беру. Ни водки, ни вина, ни пива, ни коньяку – ничего не пью, ничего не употребляю.

– Истина?

– Совершенная. Печень у меня, бабуля.

– Ну и Христос тогда с тобой, ступай тогда дальше, голубь, – сухо заявила старушка и хотела нырнуть обратно в сугробы.

Тут уж он обозлился, озверел, хвать ее за полу. Пытает:

– Ты зачем же это мне, старуха, мозги крутила?

– А и не крутила, а вовсе хотела тебя сберечь, – с достоинством отвечала старушка, – вона видишь, что впереди?

А впереди, надо сказать, была трансформаторная будка и столб около будки, деревянный, с подпоркой, обликом своим повторяющий в больших масштабах букву «Л».

И объяснила ему старушка, что ежели кто, выпив водки, под такой большой, связанной с электричеством буквой пройдет, то тут ему и немедленная смерть от электрического тока. Это, дескать, народная примета, имеющая физическое научное обоснование, что электромагнитное поле, действуя в совокупности с увеличившейся гамма-активностью солнца, определяет внутреннюю структуру спирта, находящегося в организме: спирт мгновенно охлаждается до температуры минус 10 градусов по Цельсию, человек падает мертв и недвижим, и ничем его больше не оживишь.

Милая, добрая, милая и добрая, светлая бабуленька! Ведь вы, может быть, не знаете, да вы и наверняка не знаете, а он вот никогда больше не будет ходить под такими зловредными рогатками и водку пить никогда не будет…

…– Ибо высшая мудрость – осторожность. Остерегайся и знай о неприятном и опасном – и ты доживешь до хорошего будущего, – понял он.

Но и это еще не все. Это еще не конец рассказа, так как треугольник – жесткая конструкция, и, чтобы окончательно укрепиться в своей мудрости, персонаж мой должен был претерпеть еще один случай, подтверждающий правоту его высшей мудрости, – третий.

Долго и ждать не пришлось. Видимо, суждено было ему познать все связанное с высшей мудростью сразу за один день.

Только пришел он на производство, только сел на свое рабочее место, чтобы заниматься делами, как начальник говорит ему:

– Идем, Александр Петрович, в коридор, мне сигарет из Москвы прислали, болгарских.

– А как называются? – спрашивает он.

–«Феникс» называются, – отвечает начальник. – Совершенно новые сигареты, которых раньше нам Болгария не экспортировала. Я был – не помню когда, где-то в 65-м году, по-моему, – в Москве, и был на болгарской выставке. Так вот, и там я таких сигарет не увидел, хотя там были представлены все сорта и разности, такие, как «Шипка», «Солнце», «Балкан», «Булгартабак», «Рила», «Дерби» и многое другое, чего я, по совести сказать, всего даже и не упомню, но точно знаю, что «Феникса» там не было, по-моему.

Вышли они в коридор, якобы покурить, и слышит он от начальника следующие знаменательные слова:

– Вот что. Если ты, гад, хоть еще раз на работу опоздаешь, то будешь у меня писать объяснительную записку. Мне на твои опоздания начихать, потому что ты работник не то чтобы хороший, но дело свое знаешь и по крайней мере с ним справляешься. Но может быть проверка из управления, а тогда и тебя, и меня, и всех лишат ежеквартальной премии, а тогда я тебя от злости по потерянным деньгам и авторитету разорву со злости, курицына сына. Понял?

А он в ответ вместо ответа взял и поцеловал начальника в лоб.

Начальник разволновался, но он объяснил свои действия так:

– Милый, добрый, милый и добрый мой начальник, дорогой Юрий Михайлович. Я не только вам благодарен за то, что буду теперь на час раньше вставать и приезжать на производство тогда, когда еще уборщицы в коридоре полы не мыли, чтобы без опозданий. Самое главное, я еще тебе за то благодарен, что теперь я окончательно укрепился в своей новой мудрости, понял, что высшая мудрость – это осторожность! Живи честно, живи осторожно, живи тихо и мило, соблюди правила – и ты будешь приятен каждому, и останешься жив до седых волос, и умрешь естественной смертью в хорошем будущем!

И начальник, представьте себе, с ним согласился, потому что с этим нельзя не согласиться.

И вот теперь он живет так, как будто он уже на небе и, успешно пройдя чистилище, направлен в рай.

Его все уважают. У него множатся деньги. Он вступил в общество охотников и рыболовов, где летом убил из двустволки рябчика. Вкусный был такой!

Я, как и все, в свою очередь тоже крепко уважаю персонажа, вернее, почти героя моего рассказа, – вот видите, написал художественное произведение, целиком состоящее из его жизненного опыта.

Написал, и что вы думаете, пошлю куда-нибудь для опубликования?

Нет, не-е! Ибо высшая мудрость – осторожность. Об этом помнит мой герой, это знаю я.

Пусть он лежит, этот рассказ, у меня дома в окованном еще по заказу моего дедушки сундучке в назидание моему будущему потомству, чтобы и оно, когда я отойду в лучший мир, прочитало рассказ, заплакало и сказало:

– Истинно наш папашка был очень мудрым человеком!

ГЛАЗ БОЖИЙ

Я зашел к скульптору Киштаханову. Он метался по мастерской, распинывая пустые бутылки. Из угла молча глядел его полоумный помощник, форматор и каменотес Николай Климас, бывший латыш. В мастерской было пыльно и душно.

– Я не пью кипяченую воду, – сказал Климас, – потому что в ней нет никаких витаминов и жизнетворных бактерий, но я не пью и сырую воду, потому что в ней могут быть болезнетворные бактерии, вредные микробы…

Он выдержал паузу.

– Однако я нашел блестящий выход. Я наливаю воду в бутылки по дням. У меня десять бутылок. Я выдерживаю паузу в десять дней и на одиннадцатый день я пью воду десятидневной давности. В которой нет болезнетворных бактерий, вредных микробов, а есть всякие витамины и жизнетворные бактерии…

– В рот все твои бутылки, пидарас! – распорядился скульптор, и Климас покорно стих, скорчился в углу, раскачивался и корячился, ковыряясь в носу и разглядывая проходящие за окном ноги прохожих.

– Я, конечно, не ожидал чего-либо особо выдающегося, – говорил между тем Киштаханов. – Ты не хуже меня знаешь, как эти бюрократы относятся к нам, людям искусства, но все-таки ведь можно же было хотя бы такт соблюсти, хотя бы перед иностранными товарищами соблюсти такт! Ведь они черт знает что могут подумать об отношении наших бюрократов к нам, людям искусства. Хотя и эти… геноссе, тоже хороши! – вдруг воспылал он. – Культурные люди, западные, свободные, раскованные. Могли бы хоть как-то… хоть немного… хоть какой-то интерес проявить, что ли? Тоже порядочное хамло!..

– Я когда служил в армии, – сказал Климас, – то меня там сильно допекал пидарас-старшина, хохол. Он меня дразнил латышом, хотя я ему объяснял, что я – бывший латыш. То есть я был латыш, потому что меня из детдома усыновили латыши после войны. А потом они меня выгнали из дому, когда я занялся пьянством и воровством. И я тогда узнал, что я – русский, сын русских неизвестных родителей. Я от старшины стал косить и оказался в госпитале. Там нас лежало в палате двадцать рыл, и один грузин все кричал: «Держись, ребята, скоро мне придет волшебная трава из аула, накуримся той травы и все от маршала Гречки отвалим». Так оно и вышло. Все отвалили. Как в воду глядел кацо, и действительно волшебная оказалась та трава. Всех комиссовали подчистую. Меня год еще потом припадки били и кровь из носу шла. «А какая это трава, большой секрет, – говорил грузин. – А большие секреты, – говорил грузин, – стоят больших денег», – всегда говорил грузин. Звали его Николай, как русского. Может, он и был русский?..

…А дело заключалось вот в чем. Дело заключалось в том, что наш город К.., впервые, пожалуй, за многие годы его пореволюционного существования, вдруг посетила большая группа коммунистических иностранных товарищей, граждан одной из западных стран, еще не перешедших к социализму.

Это событие сильно взбудоражило город. Потому что до этого дружеского визита наш город лишь крайне редко посещали отдельные иностранцы. И то лишь важные общественно-политические деятели братских стран лагеря социализма и развивающихся стран – товарищи Мандевиль Махур, Вальтер Ульбрихт, Фидель Кастро и другие товарищи. И то лишь – товарищи Фидель Кастро и Мандевиль Махур лишь приземлялись в аэропорту, где ели стерляжью уху, а товарищ Вальтер Ульбрихт проехал через город на ГЭС, и на пути его следования из аэропорта был выстроен за одну ночь забор, скрывающий от глаз товарища, низко сидящего в машине, гнусные деревянные строения самостройщиков Убойной улицы. Эти самостройщики, ставшие от жизненных невзгод и пьянства чрезвычайно острыми на язык, тут же окрестили новый забор, крашенный масляной зеленой краской, забором имени товарища Вальтера Ульбрихта. Еще наш город К. посещали на моей памяти подряд, но в разные годы, Берия, Каганович, Маленков, Хрущев, Подгорный, Брежнев, но это уже свои товарищи, отечественные, а отнюдь не иностранные, о которых, собственно, и пойдет речь.

Скульптора Киштаханова позвали ТУДА, сказали, чтобы он завтра без фокусов надел свой лучший костюм с галстуком и белой сорочкой, состриг без фокусов патлы, привел в порядок бороду и находился в два часа пополудни у памятника Вождю, который будут осматривать иностранные гости, и им, возможно, что-то понадобится уточнить по художественно-скульптурной части, для чего и должен присутствовать близ памятника он, Киштаханов, которому – довольно еще молодому человеку – оказывается важное доверие. Без фокусов.

– А когда мой проект памятника Вождю победил на Всесоюзном закрытом конкурсе аналогичной темы, они его взяли, да? – жаловался Киштаханов. – Они эту московскую сволочь пригласили, старого подонка! Они плевать на меня хотели! Они скульптуру реки Е. не хотят устанавливать, символически изображающую реку Е., а тут я им, видите ли, понадобился, чичисбей!

– Это что такое значит – чичисбей? – спросил Климас.

– Цыц! – взвизгнул скульптор.

– Я знаю асмодей, а не чичисбей, – сказал Климас.

– Чичисбей – это который у итальянцев за границей сопровождает молодоженов, когда они путешествуют в медовый месяц, – успокоил я Климаса.

Я стоял на дикой жаре в идиотском черном костюме и страшно злился, потому что зарубежные революционеры все никак не появлялись. Неподалеку от меня скучали два друга: полковник милиции и инструктор. Они, хихикая, пихали друг друга в тугие животы.

– Стол на восемьдесят персон, – вполголоса сообщал инструктор. – Ох, Федька, Федька! Бывал я… где только… но я тебе скажу, я тебе скажу… – он зачмокал, заоблизывался, затряс пухлыми пальцами.

К ним подошел скромный юноша с комсомольским значком.

– Пионеры построены, Федор Мелитонович! – весело, с живинкой в стальных глазах доложил он.

– Добро! – сказал полковник. – Я тебе даю сигнал, и они все тогда пускай шуруют, поют. А пока ты им скомандуй «вольно», чтоб они у тебя в обморок на такой жаре не попадали

– Вольно! – гаркнул комсомолец

Дети радостно зашуршали и стали прыгать на одной ножке.

– Кажись, идут, – сказал инструктор.

– Хрен-та, – спокойно возразил полковник.

На массивную галерею второго этажа Крупного Дома высыпали неразличимые издали люди в пестрых рубашках. Среди них черным пятном выделялась женщина – по-видимому, это была сама Ефросинья Матвеевна Дукеева. Она держала руку по направлению к памятнику в позе Вождя, увековеченного этим памятником.

– Но – готовсь! – уточнил полковник.

И тут лицо его задрожало от ужаса. Он надулся, распух, посинел, замахал инструктору:

– Смотри, смотри!..

Вокруг памятника оказалась бегающей не отловленная собачниками дворняжка со слипшейся шерстью, коротконогая, агрессивная.

– Прогони собаку! – наступал на инструктора полковник.

– Ыть! Ыть! – наступал на собаку инструктор.

Собака зарычала и ощерилась. Полковник и инструктор отпрянули. Собака подняла ногу, пукнула, поджала уши и медленно затрусила прочь.

В суматохе мы и не заметили, что процессия гостей оказалась уж совсем почти рядом!

– Мардак! Мардак, скотина! – зашипел-закричал полковник комсомольцу.

А тот совсем не слышал его, поскольку вступил в соблазнительную беседу с пышнотелой девкой в синих джинсах и красной майке с выпирающей надписью «Ай эм секси», отчего и пионеры совсем рассыпались, а двое из них, кажется, дрались.

Ефросинья Матвеевна зло улыбалась в своем черном пиджаке с пышным накрахмаленным жабо. Вокруг Ефросиньи Матвеевны сгрудились люди, похожие на состарившихся стиляг пятидесятых, блаженной памяти годов: замшевая обувь, джинсы, вельвет…

– Это – памятник Вождю, – сказала Ефросинья Матвеевна – А это – наш молодой товарищ, молодой скульптор Киштаханов.

– О, ия, ия!.. Натюрлих! Вери интерест, – загалдели коммунисты.

– Чао, гуд дэй, фройндшафт, товарищи, – начал я. – Это памятник Вождю, он сделан из гранита, высота его…

Но тут шипенье полковника достигло-таки ушей Мардака, он спохватился, быстро выстроил своих и сдуру велел им грянуть.

Они и грянули, своими детскими, неокрепшими голосами:

Аванта пополо (дальше не помню)

Тут тоже не помню.
Тут тоже не помню.

А припев помню:

Бандера росса.
Бандера росса.

–О-о! – Гости немедленно бросили меня и окружили пионеров. И пионеры окружили их. Гости щекотали детей, подбрасывали их в воздух и дарили им значки и жевательную резинку. И всем им было хорошо. Умильно улыбаясь, глядели на эту счастливую картину Мардак, Федор Мелитонович, инструктор и Фроська. Я тоже умильно улыбался.

– Ну, дети, отпускайте своих гостей, – распорядилась Дукеева. – Им пора подкрепиться.

Но оказалось, что еще не все дети получили значки и жевательную резинку. Они кричали, что они не все получили значки и жевательную резинку, что они все хотят получить значки и жевательную резинку. Однако Мардак быстро пресек развитие их низкопоклонства перед Западом, и дети снова затянули «Бандеру россу», заколотили в барабаны. Бесшумно подкатили черные машины. Дети стройными шеренгами удалялись вдаль. Я остался на площади один.

– Как так один? – изумился я.

– А вот так. Один, если не считать Вождя, – злобно сказал скульптор. – Один, будто я им уже не человек, будто это не я получил первое место на Всесоюзном закрытом конкурсе, будто это не я являюсь самым перспективным среди молодых скульпторов нашего Худфонда, о чем они сами же везде трубят, будто не моего «реку Е.» уже который год собираются установить на Стрелке.

– Да они про тебя просто забыли в суматохе, – предположил я.

– Как будто я пожру у них всю икру, – не слушал меня скульптор. – В гробу я видал ихнюю икру. Мне с европейцами хотелось пообщаться, спросить, как там Джакомо Манцу, Ренато Гуттузо, Пикассо…

– А ты бы взял да и сам туда пошел, своим ходом, это ведь рядом, – предложил я.

– Ну уж нет! – Киштаханов надменно усмехнулся. – Этого ИМ от меня никогда не дождаться! Никогда! Чтобы я бегал за подачками? Я знаю себе цену, и мне нет нужды вымаливать у НИХ подачки…

Я расхохотался. Скульптор все еще сердито хмурился, но потом не выдержал и тоже улыбнулся.

– Фармализм-мармализм. Пстракцинизьм-модернизьм, кзисьтинцилизьм, – сказал он. – Эта дура была в Венеции и собрала на доклад «творческую интеллигенцию», то есть нас. «Что ж, товарищи, хороша, хороша Венеция, красива, красива, – скорбно говорила она. – Есть там дворцы, есть там и музеи, базилики есть… Но, товарищи, но ведь, товарищи, но ведь, но ведь – все это, товарищи, это все В ВОДЕ!!! Представляете, какой ужас!» Володька Фагин не выдержал и захохотал, а она говорит: «Нет, товарищи, может, кто-нибудь не верит, но ведь ЭТО и на самом деле ВСЕ В ВОДЕ…» Дура!

– А вот меня раз одна еврейка позвала делать памятник ее покойному мужу, – начал было Климас. – А муж у нее был тоже «бандера», то есть – бандеровец. Но – неразоблаченный…

– А ну, Климас, – сделал строгое лицо, приказал скульптор. – Быстро! Ноги в руки – и бегом в магазин!

– Все я да я, – ворчал Климас, собирая в сетку пустую посуду. – Я тоже равноправный человек, такой же, как и вы. Давайте тогда бросать морского, кому идти, а то я не пойду…

– Не пойдешь? Морского ты хочешь? – холодно посмотрел на него скульптор. – А линьков ты не хочешь?

– Бычков в томате? – спросил Климас.

– Не бычков в томате, а линьков по ж…, – сказал Киштаханов.

– Это еще которые линьки? – бормотал Климас. – Есть бычки в томате, есть снеток. Но снетка уже занесли в Красную книгу вымирающих животных, как водку по три шестьдесят две, потому что его уже всего начисто пожрали. А линьков – это я не знаю, которые линьки. Я предлагал по-честному на пальцах бросить морского, погадать, кому выпадет идти…

– Линьки – это веревки для корабельных снастей, которыми в царском флоте драли матросов, – пояснил я.

– Врешь, – сказал Климас. – Со мной в палате лежал матрос, и он ничего не говорил, ни про какие линьки.

– Да в царском же, в царском флоте, тебе говорят, дубина стоеросовая, – рассердился я.

– Ты идешь или нет, аспид ты, змей, курва, храпоидол! – рассердился скульптор.

– Да ведь иду же я, чего вы обои ко мне пристали! – плаксиво заныл Климас, гремя пустой посудой. – Аспиды, асмодеи, храпоидолы, бандеры, курвы, пидарасы…

Скульптор в сердцах плюнул на пол. Климас укоризненно на него посмотрел. Скульптор отвел глаза и растер плевок подошвой. Я закурил и устроился поудобнее.

P. S. Когда Климас возвратился с вином, лицо его было белым от ужаса.

– Там я шел мимо стройки, там в дощатом тротуаре около стройки есть сучок и из него торчит глаз, – сказал я.

– Ладно, не воняй! – грубо перебил его скульптор. – Вино давай, вина купил?

Климас неожиданно рухнул перед нами на колени.

– Вина я купил, – сказал он. – Но я не вру и умоляю мне верить. Там есть глаз. Это, наверное, глаз божий.

– Да иди ты… – замахнулся на него Киштаханов, но его подручный забился и зарыдал.

Мы выпили, и нам стало жаль бедного больного. Мы заставили его выпить и согласились пойти посмотреть на глаз.

К своему ужасу, мы увидели, что глаз действительно существует. Глаз действительно наличествовал в сучке деревянного тротуара близ новостройки. Глаз был карий, с поволокой. Глаз моргал. Климас снова закричал, я перекрестился, а Киштаханов, склонный к материализму, заглянул под тротуар и изумленно спросил:

– Эй, мужик! Ты как ухитрился под тротуар влезть?

– Цыц вы! Увидели, так и не мешайте мне, суки! Я девочкам под юбки смотрю, они многие ходят без трусов, – прошипел глаз.

– Это – половой извращенец, ребята. Он, наверное, из лагеря вышел, мне лагерники рассказывали, что там бывают такие штукари, – пояснил я.

– Тьфу, мразь! – сплюнул Киштаханов.

– Вот пидарас, – печально сказал Климас. – Пидарас ты, пидарас, обратился он к глазу.

– Иди на фер, – сказал глаз.

ВОСХОЖДЕНИЕ

В моем родном городе К., который, как известно, протяженно раскинулся по двум берегам могучей сибирской реки Е., недавно произошли крупные, но радостные волнения, связанные с тем, что этому городу исполнился недавно 421 год.

Игралась оркестрами музыка, лопались фейерверки, образуя в небе огненные букеты, гулялось группами народа по преображенным мостовым бывшей Преображенской площади, по другим площадям, улицам, скверам, паркам, площадкам, но памятник, символически изображающий богатыря-красавицу реку Е., вовремя не был установлен, и это – халтура потому что и слабая материальная база местного отделения Художественного Фонда.

Немного о памятнике, или, если профессиональнее выражаться, о скульптурной композиции, однофигурной, материал – бетон, символизирующей богатырское прошлое и счастливое настоящее могучей сибирской реки Е. Этот памятник получил первое место на конкурсе памятников указанной темы еще очень давно, еще тогда, когда моему родному городу К. исполнился отнюдь не 421 год, а 408 или 411, не помню точно, потому что совершенно вылетело из головы.

Он был, этот памятник, всем хорош, за исключением того, что изображал он (тогда еще – модель в глине) женоподобного молодца с выпирающими даже вроде бы не столько мускулами, сколько вроде бы даже какими-то титьками, с обширными ляжками. Но это скорей на взгляд развратников, подобных нижеописываемому, а так – вполне очень мужественный вышел этот юноша, символизирующий реку Е.: сидел на карачках, положив на толстые кулаки широкую морду. Композицию эту создал скульптор Киштаханов и получил за нее первую премию. И хотя несколько бабоват оказался молодец, но скульптор Киштаханов все же получил за него первую премию, и решением горисполкома было решено установить скульптуру на так называемой Стрелке. Там, где в реку Е. впадала протока, намыв широкую и просторную галечную возвышенность, там и должна была упокоиться однофигурная скульптурная композиция, а короче – памятник, символизирующий богатырское прошлое реки Е., с отражением счастливого настоящего, трудовыми свершениями молодежи, буднями и праздниками, материал – бетон, высота 18 метров (четырехэтажный дом старой планировки).

Но перед этим было много волокиты, это халтура потому что – вследствие бюрократизма, слабой заинтересованности старого руководства, справедливо раскритикованного на одном из областных пленумов, слабой материальной базы местного отделения Художественного Фонда.

В частности, был страшный случай. На мелких хозяйственных работах в местном отделении Художественного Фонда обычно работали солдаты-каторжники, посаженные «на губу», так как рядом с Художественным Фондом помещалась городская военная комендатура, один из чинов которой, капитан Гриша, с неизвестной фамилией, но лицом очень похожий на покойного космонавта Гагарина (из-за чего у него даже были неприятности), страшно любил пьянствовать с художниками, поражаясь широте их размаха. Пил он также и с завхозами местного отделения Художественного Фонда, за что и уступал им солдат, которым все равно было – улицу ль им мести метлой около комендатуры, или месить глину для ваяния, потому что они провинились, о чем и писали огрызком кирпича на железных воротах Художественного Фонда во время перекура: «МЫ – СУКИ».

К сожалению, очередной завхоз (а менялись они весьма часто ввиду низких ставок заработной платы и слабой возможности чего-нибудь украсть), пошел отнюдь не по линии созидания, то есть наибольшего сопротивления, а по линии разрушения, как Мао Цзэ-дун. Он велел штрафникам вытащить из сарая, расколотить и свезти на городскую свалку какие-то разрушающиеся, местами зазеленевшие бетонные чушки, чтобы увеличить площадь складских помещений местного отделения Художественного Фонда и заслужить тем самым похвалу вышестоящего начальства. Один солдат надорвался во время тяжелой этой работы, и у него пошла горлом кровь, а разрушающиеся бетонные чушки оказались разрушающимися, зазеленевшими, частично отформованными кусками скульптуры «Е», которую солдаты, под руководством дурака-завхоза, разрушили всю.

Скульптор Киштаханов рыдал и ударил завхоза наотмашь по лицу. Уже истрачено было 9 тыс. 700 рублей государственных денег, и только волокита и слабая материальная база местного отделения Художественного Фонда уже который год мешали творцу закончить формовку скульптуры, о которой он и сам порой начинал забывать, что такая есть. Мерзавца уволили и говорили, что он пускай скажет «спасибо», что его не отдали под суд для взыскания девяти тысяч семисот рублей. Завхоз напился и в присутствии капитана Гриши обозвал скульптора Киштаханова евреем, хотя тот был всю жизнь чистокровный хакас и к упомянутой национальности не имел ровным счетом никакого отношения.

Хорошо еще, что хоть сохранилась рассыхающаяся глиняная модель в новой мастерской скульптора, который к этому времени из молодого, никому не известного таланта вырос до секретаря местного отделения Союза художников, часто выступал с докладами, и ему дали в аренду (выделили) громадную двухэтажную мастерскую общей полезной площадью около 160 кв. м, где и началась повторная формовка в натуральную величину новой глиняной модели, созданной после обновления и реставрации старой. Началась! Формовка началась, потому что близился наш славный юбилей. 421 год моему родному городу был уже не за горами, и на памятник возлагались определенные функции и надежды.

Большие надежды! В частности, загодя была выпущена фотография с модели в виде цветной почтовой открытки, символизирующей богатырское прошлое могучей сибирской реки Е., а обложку местного литературно-художественного журнала, который носил все то же название «Е.», украсило графическое изображение абриса все той же модели, изображающей развратного на вид (с точки зрения, подчеркиваю, развратника!) молодца, символизирующего богатырское прошлое и счастливое настоящее могучей сибирской реки Е., с отражением как в капле воды трудовых свершений, с буднями и праздниками, оркестрами музыки, фейерверками, добросовестным отношением, дружбой и любовью, задорной песней, авиацией и космонавтикой, нтр, экологией и гуманизмом. (нтр – научно-техническая революция. Д.Т.)

– Нет, все-таки ради этих минут, секунд стоит жить и работать, – шептал Киштаханов, когда после всех волнений, неувязок, злоключений, не поспев к указанному сроку праздника, с опозданием больше чем на месяц, при скоплении народа гораздо меньшем, чем если бы все было исполнено вовремя, покрывало полетело вниз с восемнадцатиметровой высоты – громадное серое облако материи, и даже неизвестно, куда девали его потом, это покрывало. Наверное, хранится где-нибудь специально для еще какого-либо памятника или же материю пустили на панно и плакаты по наглядной агитации.

Теплоходы, проходя теперь мимо Стрелки, приветствовали памятник протяжными гудками, туристы, едущие в Ледовитый Океан, вовсю фотографировали его, высыпая на палубы, но однажды из Тбилиси приехал в наш город один из известнейших на всю страну гомосексуалистов. Сам он был по образованию литературовед, и ему по службе попался однажды этот номер местного литературно-художественного журнала «Е.» с символическим изображением на обложке могучего юноши Е. В которого он тотчас, разумеется, влюбился.

Потому что в последнее время он испытывал столь сильный кризис своих склонностей, что даже стал всерьез задаваться вопросом: «Да любовь ли в самом деле это, отчего я жегся, задыхался и страдал всю свою сознательную жизнь?» Он даже пустился в разврат и некоторое время жил с пустой раковиной, крымской «Рапеной», ублажая ее фальшиво блестящее нутро душистым кремом «Шарм» и французскими духами «Сава». Но однажды он как бы очнулся ото сна – ему стало так стыдно, так горько от своей пошлости, что он выкинул негодяйку в окно, сел в самолет и явился в наш город К.

На город, на широкую и просторную галечную возвышенность, на весь окружающий мир пал густой туман, когда он начал восхождение. Он рассчитал, что чело юноши находится на высоте не всех пятнадцати метров, а на высоте метров, эдак, девяти-десяти. Пал густой туман. В густом тумане аукались речные суда, несущие по древней сибирской реке с богатым прошлым и баснословным будущим свой трудовой груз и каюты, полные пассажиров. Бетонная осклизлая прохлада приятно холодила ступни босых ног гомосексуалиста.

И луч! Красный луч восходящего с Востока солнца, проткнувший туман, вдруг резанул его по глазам, и именно в тот момент, когда он достиг наконец своей желанной цели.

– Мама! – крикнул гомосексуалист, в кровь сдирая ногти. И полетел вниз с указанной высоты, где внизу, прилетев, еще несколько секунд копошился в луже собственной крови с уходящим сознанием: среди собственных костей, мертвеющего мяса.

Это была первая жертва нового идола, если не брать в расчет солдата-каторжника, погибшего при исполнении служебных обязанностей. И она поэтому получила довольно широкую огласку. Были затем и другие жертвы. Я знаю, что это мой долг – описать и их, я знаю, что никто, кроме меня, этого не сделает – по неумению или по робости. Я знаю, но я не выполню своего долга, я плевать хотел на свой долг, я не буду их описывать, не стану вязать сеть постылых анекдотов. Мне надоело описывать, надоело вязать сеть постылых анекдотов. Я сам хочу восхождения, я хочу, чтоб где-нибудь был и для меня кровавый опасный идол. Скажите, где есть такой, и ранним туманным утром я начну восхождение, и я достигну, и я скажу, летя вниз: «Нет, все-таки ради этих минут, секунд стоит жить и работать». И еще я скажу, летя вниз: «Какие все-таки замечательные люди живут в моем родном городе К.». И третье я скажу, летя вниз: «Приехали, слава тебе Господи!»

В ТУМАНЕ

Я не привык хапать чужое и поэтому честно признаюсь – эту историю мне рассказал к-ский поэт А. П., когда мы с ним, и это было утро, раннее туманное густое утро жаркого июльского дня, опохмелялись пивом на Стрелке, в кустах близ громадного памятника русского богатыря-красавца, символически изображающего нашу реку Е. Сибирскую, разумеется, могучую… Дерьмовый, между нами говоря, вышел памятник. Да и что, кстати, путного могут создать наши к-ские скульпторы, я их всех знаю как облупленных: спились с круга, закомплексовались и закомпромиссничались, один там и остался, Санька, который рожи по дереву режет – так они его за это в Союз художников не берут. Вот какие черти!..

А впрочем, я не точно сказал, что МЫ С НИМ опохмелялись, потому что это ОН СО МНОЙ опохмелялся, то есть это он опохмелялся, а я просто стоял с ним рядом, лишь слегка пригубив из своей бутылки, и смотрел, как жадно ходит его кадык.

Хотя все эти внешние бытовые детали не имеют ровным счетом никакого значения.

Немного об А. П. Он хорошо начинал. Он родился и вырос в Сибири на реке Е., а потом поехал в Москву и стал алкоголиком. Он учился в Литературном институте и несколько лет пьянствовал с поэтом Р. У него была жена, дочь известнейшего С.Х., ныне редактора одного из наших толстых журналов. Квартиры у него тогда не было, зато остальное все было: чужая дача, любовь… Сейчас он возвратился в К. Ему 41 год, и он допивает остатки своего некогда могучего здоровья. Он нигде не работает и ждет, когда его примут в Союз писателей. (Я, кстати, тоже жду, когда меня примут в Союз писателей, но я честно служу в конторе и не побираюсь.) Иногда он пишет, и иногда у него попадаются СЛАВНЫЕ (славное словцо, не правда ли?) строчки.

(Славный у меня получается ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК вместо славного, подернутого сизой туманной дымкой ретрухи-ностальгухи РАССКАЗЦА, где – ненавязчиво… «тихо-тихо, не шумите» … о спившемся и продравшемся поколении, о КОРНЯХ, о могучей сибирской, на берегу которой… и т.д.)

Да и Бог с ним! Если мне суждено исписаться, то вот я на ваших глазах и исписываюсь. Буксует тема, хромает сюжет, потеряна острота, свяла свежесть арбузного излома, серебристо-красного в июльский полдень. Тускл стиль. Стиль – стих. Напал стих на мой стих… Скандалы всё кругом, скандалы… Ушел от жены, жена делит имущества… Бог с ними со всеми!

– Мы ехали с ним пьяные в такси, – сказал А.П. – Он, этот поросенок, служил корреспондентом радио и телевидения. Это мы пьяные ехали к покойнику Кольке, который тогда был еще живой. Везли водку, вино, колбасу. У Кольки жили три девки-стюардессы. Поросенок рассказывал анекдот, как Чапаев хотел сесть на рельс. «Подвинься, Петька, я тоже сяду», – сказал он и вдруг насторожился. «Шеф, вруби радио погромче», – сказал он таксисту. «Ну так и что Чапаев-то?» – обратился я.

И вдруг стал страшно поражен его видом. Телерадиопоросенок сидел выпрямившись, острые плечи его торчали острыми углами, спину он, можно сказать, выгнул в противоположную от естественной сторону, свинячьи глазки его мерцали в полутьме холодно и бесстрастно.

«Ты что, чокнулся?» – изумился я.

«Цыц!» – не своим голосом взвизгнул он.

И только тут я сообразил, что он, видите ли, слушает радио. А по радио говорили примерно следующее:

«В преддверии праздника Ленинский комсомол на двух механизированных жатках и тогда парни решили взять этот рубеж что ж задумка как говорится встретила поддержку у старших товарищей всего коллектива молочнотоварной фермы молодцы парни теперь все знают у комсомольцев Больше-Ширинского района слова с делом не расходятся передаем для них песню «Пашем-сеем-удираемся» в исполнении вокально-инструментального ансамбля…»

Корреспондент отер лоб платком и лишь тогда выдохнул:

«Нет, все-таки ради этих минут, секунд стоит жить и работать!»

«Каких таких минут-секунд?» – не понял я.

«Ради ЭТИХ секунд!» – нажал он, и я вдруг сообразил, в чем дело. Я грязно выругался, и мы принялись браниться. Таксист молчал, не вмешиваясь в нашу перепалку, и мы ехали через реку Е., и была ночь, и наплывал на нас мост через реку Е., наш старый мост со своими туманными матовыми фонарями и одинокими парочками… «Так Чапай, значит, попросил Петьку подвинуться, когда тот на рельсе сидел. А рельса-то длинная, до Владивостока – ну дают!» – вдруг расхохотался таксист.

– Так это его заметку передавали! – расхохотался я.

– Догадался, продрамшись! А то чью же еще? Мою, что ли? – буркнул А. П., неприязненно косясь в мою сторону.

– Ты что так на меня смотришь? Я тебе что, должен, что ли, что ты так на меня смотришь? – вскипел я.

– А ты думал, я тебе за бутылку пива задницу лизать стану? Накось! – с ненавистью поставил он передо мной шиш.

– Ладно, А.П.! Не надо! Чего уж там! – примирительно сказал я.

– А фули ты из себя генерала корчишь? – наступал А.П.

– Какого еще генерала? – растерялся я.

– Какого? Литературного! Думаешь, если тебя напечатали в «Октябре», так это уже все?

– Да почему же, почему я строю-то? расстроился я.

– А я знаю почему? – не знал А.П.

– Ну на, выпей мою бутылку, – сказал я.

– Вот-вот! Все подтверждается, – огорчился А.П., но бутылку все же взял.

И всходило солнце, и это было утро, раннее туманное густое утро, и оно обещало такой день, такой жаркий день, какого еще никогда не видел наш город, да и вся Сибирь не видела. Я вдруг сообразил, что эта фраза (последняя) – суть цитата из моего же рассказа «Настроения», который я написал в 1964 году и который до сих пор не могу нигде напечатать. Мне стало смешно.

– Дерьмо ты все-таки, А.П., – сказал я. – Фули ты вытыкиваешься? Фули я тебе сделал?

– Да ладно, чего уж там. Не сердись. Извини, – буркнул он. – Давай-ка лучше обнимемся, браток! Помнишь, как мы тогда с тобой в Москйе запили? Р. тогда еще шапку у тебя взял, уехал в город Рубцовск и там ее пропил на аэродроме.

– А шапка та была не моя, шапка была Лысого… Я тогда, помнишь, к тебе в общежитие пришел за этой шапкой, а ты уже в Соловьевке лежишь, под антабусом?

– …Ага! А Танька, стерва, пустила слух, что я жру в день по килограмму соленых помидоров, чтоб на меня антабус не действовал, помнишь?

– Помню…

Мы обнялись. А был между тем страшный плотныйутренний речной туман. Из речного тумана вдруг вышел босой человек, по виду грузин или армянин. Может быть, даже и еврей. Босой человек в фирменных джинсах и цветной майке «Nu pogodi». Он дико посмотрел на нас, отшатнулся и вновь исчез в густом речном тумане.

ПОРТРЕТ ТЮРЬМОРЕЗОВА Ф. Л.

Один московский гость путешествовал летом по просторам Сибири. Московского гостя все удивляло и все устраивало: взметнувшееся к небу передовое строительство, ленты рек и дорог, лица людей и их челюсти, жующие кедровую смолу. Московского гостя многое трогало: девушка, склонившая голову на плечо любимого в пропыленной армейской гимнастерке; ребята, которые нарисовали на майках портреты Пола Маккартни и «Роллинг стоунз»; светлые глаза сибирских стариков и старух. Московский человек знал жизнь.

И вот он как-то зашел на колхозный рынок одного районного сибирского городка. Москвич любил рынки, где гул и гам, где весело, где грузин, вращая глазами, подкидывает вверх арбуз, узбек призывает в свидетели аллаха, а русский мужик тихо стоит в очереди за пивом.

Путешественник приценился к фруктам и овощам. Отметил: виктория – 3 рубля 50 копеек, огурцы – 2 рубля 30 копеек, лук – 1 рубль 50 копеек. Там же на рынке он и увидел портрет Тюрьморезова Ф.Л.

Прямо там жена рынке на стенке висели под стеклом фотографии, объединенные броским лозунгом «ОНИ НАМ МЕШАЮТ ЖИТЬ».

Гость полюбопытствовал, и был за это вполне вознагражден лицезрением серии гнусных харь – большей частию опухших, мутноглазых. Но среди них явно выделялся Тюрьморезов Ф.Л.

Тюрьморезов Ф.Л. выделялся среди них необычно ясным взором и бодрой осанкой. Потому что все остальные обитатели фотовитрины стояли согнувшись крючком, стояли, умоляюще протянув руки к фотообъективу.

А Тюрьморезов Ф.Л. взирал на мир довольно дерзко, имел свежую курчавую бороду, мощный торс его был одет в тельняшку, а поверх тельняшки носил Тюрьморезов Ф.Л. пиджак. Вот так!

И текст был под Тюрьморезовым Ф.Л., который объяснял все его положение:

«ТЮРЬМОРЕЗОВ Ф. Л., 1939 г. рожд., С ЯНВАРЯ 1973 г. НИГДЕ НЕ РАБОТАЕТ, ПЬЯНСТВУЕТ, ВЕДЕТ ПАРАЗИТИЧЕСКИЙ, АНТИОБЩЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ».

Московский гость глубоко задумался.

А рядом оказались два милиционера в серых рубахах навыпуск. Они беседовали исключительно друг с другом, надзирали окружающую торговлю и время от времени трогали пальчиком выступающую из-под рубахи кожаную кобуру.

Московский гость, преодолев природную скромность, вежливо обратился к стражам порядка:

– Товарищи! Если этот объект находится в вашем ведении, то позвольте мне забрать портрет Тюрьморезова Ф. Л. раз и навсегда.

Милиционеры опешили.

– В нашем-то в нашем, – помедлив, отвечали они, видя перед собой приличного человека с портфелем. – А только для вас он зачем?

– Вы знаете, я попытаюсь вам сейчас объяснить, – сказал московский гость. – Несмотря на то, что гражданин Тюрьморезов – явно сугубо отрицательный тип, от него исходит какая-то внутренняя сила, его фигура где-то как-то по большому счету даже убеждает. Бодрит.

Милиционеры оживились.

– Да уж что, – согласился один из них – худенький, бледный. – Убеждать-то он мастер. Как пойдет молоть – заслушаешься! Он тебе и черта, он тебе и дьявола вспомнит. А особенно упирает на Бога. Иисуса Христа. Он, однако, молокан, ли чо ли? Все больше на религию упирает. Я правильно говорю, Рябов? – обратился он к другому милиционеру.

– Ага. Все точно, Гриша, – кивал синеглазый и пожилой Рябов. – Он свое учение имеет. Однако он не молокан, потому что, – тут милиционер выдержал значительную паузу, – потому что он – иудеец.

Так сказал Рябов, а потом снял форменную фуражку и вытер нутро фуражки носовым платком и повторил:

– Иудеец он, родом из Креповки.

– Ну и что, что из Креповки, – всколыхнулся Гриша. – Если из Креповки, так он молокан. В Креповке молоканы живут.

– А там живут вовсе не молоканы, а там живут иудейцы. – Рябов надел фуражку. – Их еще при царе выслали. Они все по видимости русские, но вера у них еврейская. Их выслали, а они царю подали прошению, чтобы их назвать. Вот царь их и назвал – село Иудино. И уж после Ленин их переименовал в Креповку.

– Позвольте, – вмешался путешественник. – Это уж не в честь ли того крестьянина Крепова, который переписывался с Львом Толстым? И Лев Толстой его называл братом. И он еще какую-то книжку написал, тот Крепов. Про тунеядство и земледелие. Я в «Литературке» читал…

– Во-во, – сказал Рябов. – Я сам из этих мест. Точно оно назватое по какому-то крестьянину. А раз Креповка, то и крестьянин был, значит, Крепов.

– И что же это Лев Николаевич Толстой стал бы тебе переписываться с иудейцем? – ехидно спросил Гриша. – Говорю ж тебе: там полсела иудейцы, а полсела – молоканы. А потом, будь он иудеец, так он бы на Христа не упирал. Потому что иудей не верит в Христа, а верит только в субботу. Их в субботу хрен выгонишь работать. Я-то знаю.

– А молокан, по-твоему, в Христа верит? Ты зайди к нему домой – у него ни одной иконки нету.

– Ну и что, что нету икон, – возражал оппонент. – У молокана икон действительно нету, но в Христа он верит. Вот и Тюрьморезов говорит, что Христос был социалист, от Каина родились все мировые сволочи, а сам он – авелевец.

– А, иди ты! То – молокан, то – авелевец. Сам не знаешь, что мелешь! – Рябов отвернулся и махнул рукой.

– А не слишком ли вы это слишком? – опять влез в беседу москвич, указывая на фотовитрину. – Это я имею в виду, что тут написано – он ведет паразитический образ жизни, пьянствует?

– Не, – горько отвечали милиционеры. – Все голая правда. И не работает нигде, и хлещет, как конь, и деньги ему дураки дают.

– А вдруг он случайно не работает с января месяца 1973 года, – не сдавался гость. – Может, просто еще не устроился как следует в городе человек. Все-таки всего шесть месяцев прошло.

– Как же, – иронически ухмыльнулся милиционер Гриша. – Он и в прошлом году всего два дня работал. Его когда первый раз привели в отделение, я его спрашиваю: «Фамилие, имя, отчество», а он: «Разин Степан Тимофеевич». И зубы скалит, бессовестная харя!

– А никакой он и не молокан и не иудеец, – вдруг рассердился милиционер Рябов. – Натуральный бич, только туману на себя напускает. Разве молокан, разве иудеец жрали бы столько водки? А этому пол-литру взять на зуб – все одно что нам на троих читушку. Я сам видел – гражданин купил в «Гастрономе» 0,5 «Экстры», а этот в магазин залетел. «Позвольте полюбопытствовать». Выхватил у гражданина бутылку, скусил зубами горлышко да и вылил ее всю в свое поганое хайло. Вылил – и был таков. Все аж офонарели.

Милиционер сплюнул.

– Это как же так – вылил? – ахнул московский гость.

– А вот так – взял и вылил, – разъяснил Рябов. – Пасть разинул, вылил, стекло выплюнул и ушел.

– Не, все-таки он не иудеец, – сказал Гриша. – Может быть, он и не молокан, но уж во всяком случае не иудеец…

И неизвестно, чем бы закончился этот длинный спор относительно религиозной принадлежности Тюрьморезова Ф.Л., как вдруг по базару прошел некий ропот.

Милиционеры подобрались и посуровели. Меж торговых рядов пробирался высокий ухмыляющийся мужик. Он махал руками и что-то кричал. Старушки почтительно кланялись мужику. Мужик схватил огурец и запихал его в бороду. Когда он подошел к фотовитрине, лишь хрумканье слышалось из глубин мужиковой бороды. И вовсе не надо было быть москвичом, чтобы узнать в прибывшем Тюрьморезова Ф.Л.

Тюрьморезов Ф.Л. внимательно посмотрел на свое изображение.

– Все висит? – строго спросил он

– Висит, – скупо отвечали милиционеры. – А вы на работу стали, Фален Лукич?

– Я вам сказал! – Тюрьморезов глядел орлом. – Пока мне не дадут соответствующий моему уму оклад 250 рублей в месяц, я на работу не стану.

– Да у нас начальник получает 150, – не выдержали милиционеры. – Ишь ты, чего он захотел, гусь!

– Значит, у него и мозгов на 150 рублей. А мне надо лишь необходимое для поддержания жизни в этом теле. – И Тюрьморезов указал на свое тело, требующее 250 рублей.

– Вы эти шутки про Тищенко оставьте, – жестко пресекли его милиционеры. – Последний раз – даем вам три дня, а потом пеняйте на себя.

– Да что вы так уж сразу и кричите, – примирительно сказал Тюрьморезов. – На человека нельзя кричать Христос не велел ни на кого кричать. Эх, был бы жив Христос – сразу бы мне отвалил 250 рэ в месяц Уж этот-то не пожалел бы А вы, уважаемые гражданы – а пока еще, между прочим, даже и товарищи, – одолжите-ка человеку папиросочку. Дайте-ка, пожалуйста, закурить-пофанить.

Милиционеры замялись, а московскому гостю тоже захотелось принять участие в событиях.

Может, моих закурите? Американские. «Винс-тон» Не курили?

– Могу и американских, – согласился Тюрьморезов – В свете международной обстановки могу и американских. Дай-ка два штука, братка, коли такой добрый

И он выхватил из глянцевой пачки московского гостя множество сигарет. Спрятал их за уши, затырил в дремучую бороду

– Ну и фамилия у вас! – игриво сказал московский гость, поднося Тюрьморезову огоньку от газовой зажигалки. – Вот уж и родители, верно, были у вас, а? Оставили вам фамильицу!

И тут Тюрьморезов Ф.Л. на глазах всех присутствующих совершенно одичал. Его волосы вздыбились, глаза налились кровью, и даже сигарета торчала изо рта, как казацкая пика.

– Ты чего сказал про родителев, кутырь?! – мощно выдохнул Тюрьморезов и протянул длань, чтобы схватить московского гостя за грудки.

– А ну-ка прими руки, Тюрьморезов' – крикнули милиционеры и грудью стали на защиту москвича.

– Да нет. Он – ничего, – стушевался гость. – Он за внешней оболочкой прячет доброту. Вы, пожалуйста, не обижайтесь, товарищ Тюрьморезов. Я так.

– А вот и не бухти тогда попусту, раз так, – с удовольствием резюмировал Тюрьморезов, смачно выдохнул дым и навсегда остался жить в Сибири.

А московский гость вскорости возвратился в Москву. Там он и служит сейчас на прежнем месте, в издательстве на букву «М». Начальство им очень довольно, и к празднику он было получил хорошую премию. Но ее у него почти всю отобрала жена, потому что захотела купить себе норковую шубу. Насмотрелась разных фильмов на закрытых просмотрах, вот и захотела. А ведь такая вещь стоит громадную сумму. Вот вам типичный пример отрицательного влияния буржуазной эстетики на слабую душу.

ЗАЗВЕНЕЛО И ЛОПНУЛО

ХОЛОДА

Это холода, что ли, во всем виноваты?

Они сидели за столом, крытым непроизвольно пятнистой, вчера еще белой скатертью, и кряхтели. Который час уже крутилась на проигрывателе одна и та же какая-то слишком звонкая пластинка. За окном сам собой трещал мороз.

Ты выключишь когда-нибудь это дерьмо? -не выдержал наконец грубоватый хозяин дома Мало фенин Никита, неопределенных занятий лицо с уклоном в журналистику.

Жена его, нежная Валечка, служащая научно-исследовательской лаборатории, обиженно поджала узкие губы и ничего не ответила. Нервный журналист поднялся и выдернул штепсель из розетки. Иностранное пение, забуксовав, кончилось.

– Верни мне музыку, без музыки – хана, – мелодично попросился Убоев Витенька, традцатилетний студент одного из столичных вузов, «будущий тип с мировым именем», как он сам себя величал. Но Малофенин оставил скромное заявление друга решительно безо всякого внимания. Он налил и поспешно выпил стопочку.

– Вот это он всегда такой грубый, – торжествующе сказала Валечка. – Он в последнее время стал ужасно грубый. Ты почему такой-то, а? – попыталась разобраться она.

– А не пошла бы ты… – сказал Малофенин куда и тут же правой рукой ухватился за сердце.

– Что, худо? – участливо осведомился Убоев.

– Похмелье душит, – заскрипел Малофенин.

– А ты пей, пей больше, – сказала Валечка.

– Да пошла ж ты! – снова вскрикнул раненый зверь Малофенин и тут же выбежал на кухню, дергая жирными плечами. Валечка скривилась.

– Гру-би-ян, – сказала она. – И никогда меня не слушает. Я вчера его предупреждала, чтобы последние три рюмки не пил, так он разве послушается?..

– Ты… ты! – завопил внезапно появившийся на пороге Малофенин. – Ты уж молчала бы лучше! Мужик – рюмку, она – рюмку, мужик – полстакана, она – полстакана. Мужик – бу… бутылочку, а она – ой… – не закончил Никиша и, зажав волосатой рукою усатый рот, снова исчез. Валечка тонко улыбнулась.

– Однако это не я сегодня весь день блюю, – громко сказала она.

– Да, сказано не в бровь, а в лоб, как говорится, – хихикнул Убоев, тоже налил, тоже выпил, после чего скорчил отвратительную рожу и, бессильно уронив голову на стол, принялся воображаемо что-то вылизывать, причмокивать…

– И этот готов, – обрадовалась Валечка.

– Фига с два, паясничает, – брезгливо определила четвертая из этой маленькой компании, Наташа, которая на протяжении всех предыдущих разговоров, зябко кутаясь в потертый плед, пыталась читать какую-то толстую книгу с мятыми страницами. – И предупреждаю тебя, – добавила она. – Ни о чем таком не говори, этот подлец все слышит.

– Все слышу, все слышу, – подтвердил «подлец».

– А мы давай тогда выпьем, – сказала Валечка. – Давай. Ну их к черту, кривляк, – сказала Наташа.

Они и выпили, пьяненько ухмыляясь в лицо друг дружке.

Кот-то спит, сказала Валечка. – Ух ты, мой маленький! Спишь, малюленька, – обратилась она к коту Василию, который, будучи тигровой масти, важно разлегся на кроватном одеяле и действительно вроде бы спал, но спал тоже весьма ехидно: не свернувшись клубком, как это приличествует смирному животному, а важно развалившись, раскинув лапы, как маленький пьяный мужик.

Дамы разговорились про кота.

– А вот интересно, понимает он, что такое еда? – полюбопытствовала Валечка – Вот я вчера когда готовила котлеты, то он все время вокруг стола вертелся, хотя я дала ему рыбки… Я его пристрожила, и он виновато опустил голову. Мне кажется, ему стало стыдно.

– А я думаю, что здесь ты не права, – возразила Наташа, покосившись на Убоева. – Ведь для животных пища – наслаждение. У животных нет моральных критериев. Паскаль говорил, что норма морали – вопрос лишь географической широты…

– Паскаль, свою пасть оскаль, – пробормотал от стола Витенька.

– Так что мне кажется, говорить о каких-либо моральных принципах по отношению к животным – бессмысленно, – подытожила Наташа, не обращая внимания на эту ёрническую выходку.

– Но ведь он же не лезет больше? – не согласилась Валечка, брезгливо ковыряя вилкой в бывшем винегрете.

– Боль! Это – боль! И страх! – объяснила умная Наташа. – Ведь мы тоже боимся. Мы боимся. Вот пьем третий день. Господи, у меня экзамен завтра, – пожаловалась она. – Прямо и не знаю, что делать. Ничего не знаю. Да, выучишь с таким, – указала она сухим пальцем на кудлатого своего, якобы спящего возлюбленного.

– Все, все сказанное зачтется тебе в наших дальнейших отношениях, – отозвался он.

– А ты не угрожай, не угрожай, – развеселилась студентка. – Это еще неизвестно, кто кого вперед бросит. Вот я как заявлю, что ты на Карцевой фиктивно женился, так ты у меня и задымишь, понял?

– Понял, все понял, – смиренно согласился Убоев. – А я вот как заявлю, что ты мне на это дело дала 650 рублей, да как дам тебе сейчас в глаз, – улыбнулся он, поднявшись.

– Тихо, товарищи молодые супруги, не ссорьтесь, – остановила перепалку Валечка. – Давайте лучше все будем жить в мире. Любовь – это ведь так прекрасно.

– Как говорит известная им обоим профура Карцева, – все еще щетинилась Наташа. – Они с ней оба спали! – указала она на Убоева.

– Врешь! – выкрикнул он. – Ты зачем при Вале врешь? – кричал он.

– Я не вру! Это ты врешь! – подскочила Наташа.

И неизвестно, чем бы закончилась эта блестящая перепалка, но тут в комнату зашел маленький человечек с неузнаваемо кротким лицом. Это был Никиша. Он аккуратно обогнул все попавшиеся на его пути предметы и осторожно уселся за стол.

– Ну что, малюля моя? – ласково обняла его Валечка.

– Не дыши на меня, пожалуйста, – умоляюще сказал Никиша.

– Малюленьке моему плохо? – отстранилась Валечка. – Малюленьку моего тошнило, – огорчилась она.

– Сейчас уже лучше, – тихо информировал Малофенин. – Но все предал унитазу. Одного портвейна рубля на три выблевал.

– Малюленька мой с Карцевой спал, правда, да? – посочувствовала Валечка.

– Ну как ты могла такое подумать? – совсем свял Никиша.

– Ну погоди, погоди, Наталья, – обозлился Убоев. – Налью маленько, старичок, а? – скромно обратился он к товарищу.

– Погоди, погоди, старичок… отец. Тихо! Обожди, старый. Дай… Дай мне внутренне как-то… внутренне сконцентрироваться, – забормотал товарищ.

– А я вот возьму да и выпью! – вдруг лихо выкрикнул Убоев.

– Да и я, пожалуй, тоже! – тогда вдруг тоже подскочил Малофенин. – Вам наливать, барышни, – крепясь обратился он.

– Немного и налей, пожалуй, – сказала Валечка, откровенно гордясь Малофениным. – Но учти – мы с тобой насчет Карцевой еще поговорим, – пригрозила она.

– И мне чуть-чуть налей, – сказала Наташа.

– Ну и выпьем, – сказал Убоев.

Они и выпили. И выпили еще. А потом снова выпили. А потом у них уже не стало ничего выпить, и они не выпили. А потом короткий зимний день совсем кончился, и наступила совсем зимняя тьма, и они заснули – кто где попало, но парами. В доме стало совсем тихо.

И лишь кот Василий, как оказалось, не совсем спал. Дождавшись тишины, он поднял тигровую голову, прислушался, напружинился и мягко плюхнулся на подоконник. Зеленые глаза его, вспыхнув, уставились на далекую луну. На луне, как обычно, что-то шевелилось. Кот зевнул, показав черную пасть, напрудил в углу, после чего тоже лег спать, после чего уже ни одна живая душа в доме и не бодрствовала и не философствовала. Молодые люди обнялись во сне и держали руки на теплых местах друг друга. За окном сам собой трещал мороз. Холода!.. Конечно же, во всем виноваты холода!.. Нечего в этом и сомневаться…

ВНЕ КУЛЬТУРЫ

1

Проснувшись однажды утром в 12 часов дня, он умылся, вытерся начинающим грязнеть белым вафельным полотенцем, походил-походил да и завалился, трясясь с похмелья, обратно на постель.

Лежит, лежит и смотрит вверх, в беленый потолок, где вовсе нет ничего интересного и поучительного, и увлекательного нет и быть не может.

Лежит, лежит и, представьте себе, какую-то думу думает. А что тут, спрашивается, думать, когда и так все ясно.

Что ясно? Да ничего не ясно.

Ясно только, что лежит себе, существуя, смотрит в потолок.

Думу думая? Хе-хе. Дума эта – какие-то обрывки, рваные веревочки: несущественно, позабыто, позапутано. Да еще вдобавок как на качелях – вверх-вниз, вниз-вверх, вверх-вниз – похмелье вдобавок. Попил он, умывшись, воды, а ведь всякому известно, что похмелье простой водой не изгонишь.

Бедный человек: он точно погиб бы в это дневное утро от похмелья, от дум без мысли, от серости – в комнате и за окном, от того, что в доме водятся клопы и тараканы, он бы умер, и никто бы ничего бы никогда бы и не вспомнил бы про него, он бы умер, но тут из рваных веревочек связалось нечто – эдакая мозговая петля.

Некая мысль вошла в его бедную голову.

–А не написать ли мне сейчас, вот именно сейчас какие-нибудь такие стихи?

2

Между прочим, и не удивительно вовсе, что мыслью о таком действии закончились его мозговые страдания. Скорее странно, что он раньше не вспомнил, забыл, как любит иной раз черкануть перышком по бумажке.

Тем более что за день до этого, в пятницу, он ехал в троллейбусе на работу, ехал и прочитал случайно у случайного соседа в газете через плечо, что сейчас все поэты овладели стихотворной формой, но им в их стихах не хватает смысла и содержания.

Какая это была газета, он не знал, кто такую статью сочинил, он не знал, а может быть, и вообще что-нибудь напутал в утренней троллейбусной сутолоке, может быть, и не было никогда и вообще такой статьи, но всплыли в похмельном мозгу читанные или воображаемо читанные слова, и он сказал вдруг: «А не написать ли мне сейчас стихи», точнее, он сказал: «А не написать ли мне сейчас, вот именно сейчас какие-нибудь такие стихи».

И он тут вдруг решительно встал, походил и решил, что прямо сейчас вот он сядет за стол и напишет какие-нибудь такие не очень плохие стихи со смыслом, содержанием и формой.

3

Сначала он все еще колебался немного. Думает:

– Ну куда это я лезу опять, свинья я нечищеная?

Думает:

– Может, лучше пойти посуду в ларек сдать да похмелиться?

Сомневался, как видите, но страсть к сочинительству и голос литературной крови взяли верх – он сел за стол.

И за столом уже сидя, кстати вспомнил, что по воскресеньям ларек «Прием – посуда» как раз приема-то и не производит по вине проклятой конторы «Горгастроном», установившей такие неправильные правила, чтобы по воскресеньям и субботам не сдавать пустой посуды, хотя если по воскресеньям и субботам не сдавать, то когда же, спрашивается, ее сдавать, коли весь день проводишь на работе?

– Что это? Глупость или осознанное вредительство? – спросил он самого себя, и не знал.

Посидел. Встал. Пошел. Воды попил из-под крана. Вернулся. Сдвинув немытые обсохшие тарелки, сел, а твердые остатки вчерашней пищи вообще просто-напросто сбросил на пол.

Посидел немного, подумал. Никакая идея о стихах его головушку не осеняет, никакой образ в его головушку бедную нейдет. Бедный! Какой уж там смысл, какое уж там содержание, форма, когда в головушке будто волны морские, когда в головушке и в ушах прибой, и создает невидимый ультразвон, отчего – ни смысла, ни формы, ни содержания – ничего нет. Понял:

– Так дело не пойдет. Надобно бы мне чего-нибудь откушать.

И сварил он себе на электроплитке рассыпчатой картошечки сорта «берлихенген», и полил он картошечку рафинированным подсолнечным маслицем, и, выйдя в сенцы холодные, подрубил себе капустки собственной закваски из бочки топором, и покрошил он в капустку сладкого белого лучку, и полил он капустку, лучок все тем же высокосортным маслицем.

Покушал, закурил и опять к столу.

Тут литературное дело пошло не в пример лучше, но еще не совсем. Написал следующее:

– «Глаза мои себе не верят»…

А дальше что писать – не знает, что писать. Не верят – ну и хрен с ними, коли не верят. Зачеркнул, обидевшись.

4

Опять встал. Размял отекшие члены, походил, послонялся, радио включил.

А там какие-то, по-видимому неописуемой красоты, девушки поют песню под зазывный звон электроинструментов:

– Тю-тю-тю, дю-дю, рю-ю-ю.

И так замечательно пели наверное неописуемой красоты девушки, так старались, что он с удовольствием выслушал их пение, до конца и, полный радости, полный оптимизма, полный новых сил, полученных от слушания замечательной мелодии, хотел даже захлопать в ладоши, но вовремя опомнился и вернулся к столу продолжать начатое. Вовремя опомнился, и слава Богу, потому что как-то нехорошо бы вышло, если бы он еще и в ладоши стал хлопать при создавшейся ситуации.

Но полный воспоминаний, он сидя задумался, водя машинально карандашом, а когда глянул на лист, то просто сам покраснел от возмущения. Покраснел, ибо было написано следующее:

«И даже честные матросы
Давно не носят уж капроны…»

– И так ведь можно черт знает до чего дойти, – думает.

Зачеркнул решительно все, так что осталась сплошная чернота вместо ранее написанных строчек.

Тут-то и слышит, что кто-то в дверь стучится – тук-тук-тук.

Озлобился.

– Нипочем, – решил, – не открою. Не открою! Хоть пропади вы все пропадом к чертовой бабушке, кому я нужен и кто стучит. Хоть бы и ты, моя жена, подруга дней моих убогих! Убирайтесь к черту, – показывал он двери шиш, – я хочу написать стихи, а то мне завтра на работу. И ежели из ЖЭКа кто – убирайся, и ангел – убирайся, и черт – убирайся! Все вон!

Так, представьте себе, и не открыл.

5

Потому что поплыли, поплыли странные, почти бывшие, белые видения-призраки. И не с похмелья уже, потому что оно в волнениях незаметно как-то почти ушло, оставив после себя нечто – сухой остаток и горечь на губах. Поплыли церковные купола и колокола, птица битая, Ильинка, Охотный, пишмашина «Эрика» и к ней пишбарышни, швейная машинка «Зингер», шуба медвежья, боа, люстры, подвески, бархат, душистое мыло, рояль, свечи.

– Ой, ой, – думает, а сам пишет такое:

«Сидит купец у телефона
а далеко витает крик
то его отец
тоже купец
старик
поднимает крик
почему его сынок – купец
уж не такой как он сам раньше молодец
и живет не придерживаясь старого закона
про отцов и детей
и про козы и овцы
и проказы лютей
у молодого гостинодворца
по сравнению с отцом
старым
который торговал исключительно войлочным и кожевенным
товаром».

Поставил он точку, уронил голову на слабозамусоренный стол с бумажками, крошками, со стишками, уронил голову и заплакал.

Да и то верно. Ну что это он – чокнулся, что ли, совсем? Ну что он? Зачем он такую чушь пишет? Ведь ему же завтра на работу, а он так ничего путного и не придумает, не придумает, хоть тресни.

Ну, если он на работе не очень хорошо работает и имеет прогулы, если жена его пилой пилит, а он ее очень любит, то почему бы ему хоть здесь-то, здесь-то хоть не блеснуть, почему не написать бы что-нибудь эдакое такое звонкое и хлесткое, чтоб самому приятно стало, чтобы он мгновенно возвысился и перестал примером проживаемой им жизни производить неприятное впечатление. Написать бы ему что-нибудь, а то ведь он, ей-богу, напьется сегодня опять, несмотря на отсутствие финансов.

И тут опять стук в дверь – тук-тук-тук.

– То не судьба ли стучится, – думает, – или если жена и ЖЭК, и черт и ангел – нипочем не открою, убирайтесь все вон.

Так, представьте себе, и не открыл опять.

6

Потому что поплыли опять перед глазами странные, почти бывшие, белые, мохнатые. Снега? Снежинки? Двух этажей каменных дома, цокот копыт, снег, горечь на губах, и купола, и коляска, и прохожий.

– Кто он, кто он?

Кто он – странно близко знакомо лицо его, нос его, облик его, походка его, жизнь и страдания его – кто он?

– Он – Гоголь, – крикнул он и в лихорадке, в ознобе написал следующее:

«Однажды один гражданин
вышел на улицу один
на одну улицу
и видит
идет
кто то идет сутулится
не то пьяный не то больной
в крылатке
– а улица была Арбат
где хитрые и наглые
бабы – сладки и падки
на всякие новшества и деньги
они сначала думали, что это тень Гюи
де Мопассана
но подойдя к прохожему
лишили его этого сана
лишь увидев, что вид его нищ
волос – сед, одет довольно плохо
в крылатке
а так как они были падки
только на новшества
на деньги
и на тень Гюи
то они и исчезли
отвалили
чтобы вести шухер-махер
со смоленской фарцой
а вышедший однажды на улицу гражданин сказал
– Вы, приятель, постойте-ка
только не подумайте, что я нахал
но хоть и вид Ваш простой
и сами Вы – голь
не есть ли Вы
Николай Васильевич
Гоголь
Тут какой-то посторонний негодяй как захохочет
– Ха-ха ха Хи-хи-хи Голь
И еще
Ха-ха ха Гоголь,
пьешь ли ты свой моголь
Гоголь тихо так просто и грустно говорит
Да это действительно я Я подвергался там оскорблениям
Вот почему мое сердце горит,
и я не мог примириться со своим общественным положением
Я ушел из памятников
и стал обычный гражданин,
как Вы,
вышел и вот
сейчас себе найду подругу
жизни
Да
Я хочу жить так,
потому что книжки свои
я все уже написал,
и они все в золотом фонде мировой литературы
Я же устал
Я устал
Я же хочу жить вне культуры»
7

Счастливый и озаренный, автор вышеприведенных гениальных строк несомненно сотворил еще бы что-нибудь гениальное, он даже собирался это немедленно сделать, но тут, к сожалению, на специально приготовленный для этой цели новый и тоже белый лист бумаги упала чья-то серая черная тень.

– Ах же ты гад, ах ты змей, ах ты барбос ты противный, подколодная гадюка, сволочь и сукин же ты рассын! – кричала женщина, которую ему и узнавать не надо было, потому что женщина являлась его законной супругой и явилась с побывки у мамы.

Жену он любил беззаветно и безумно, но с удовольствием отравил бы ее монохлорамином, если б ему когда-нибудь совесть позволила совершить убийство.

– Долго ли сие будет продолжаться! – вопила женщина. – Это стоит мне поехать на два дня к маме, так здесь с ходу пьянка и бумажки. Отвечай, ты один спал?

– С ходу только прыгают в воду, – дерзко отвечал он с кровати, потому что опять уже находился на кровати и смотрел в потолок, где вовсе нет ничего интересного и поучительного, и увлекательного нет и быть не может.

– Я, я, я знаю, – на прежней ноте реактивно вела жена, разрывая в клочья, на мелкие клочья и Гоголя, и купца, и зачеркнутое нехорошее, и разрывала, и рвала, и прибирала, и пела, и убирала, и пол мыла, и суп варила, и в тарелки наливала, и мужа за стол сажала, и про житие и здравие мамы рассказала, и его опять ругала:

– Ты почему долго не открывал, негодяй?

– Ну извини, – сказал он.

– А я к маме уеду, – пообещала она.

– Да? Ну и хрен с тобой. Уезжай к свиньям.

– Вот я уеду к маме, ты дождешься, – заныла жена.

А мама у ней, надо сказать, замечательная старушка. Имеет свой дом, садик, козу. Пьет козье молоко и кушает ватрушки. Очень вкусные ватрушки, и очень хорошая женщина, и, кстати, его, зятя своего, очень почему-то любит, несмотря на то, что он весьма часто хочет быть поэтом.

А спрашивается – почему бы ей его не любить? Что он, хуже других, что ли, – высокий, кудрявый, синеглазый.

ИЗ АНГЛИЙСКИХ СОБАК

Учился в Московском институте, стоял на легком морозце в районе метро «Арбатская», волнуясь и поджидая девушку по имени Таня, по прозвищу Инквизиция.

Опаздывала. Циферблат больших часов стал яркий. Из раскрытых дверей метро вместе с клубами пара стали сильно вылетать московские граждане, закончившие свой трудовой день. Опаздывала.

– Приветик! Ты не сердишься, что я немножко опоздала? – сказал близкий голос.

– Да нет, ничего, – засмеялся я, подбирая слова.

Инквизиция протянула губы, которые встретились с моими протянутыми. Я гладил ее голову, закутанную в пушистый шарфик.

– К сожалению, сегодня никак не могу. Мне достали билет в Центральный Дом литераторов на просмотр.

– Кто достал? – не удержался я.

– А Гундик достал – просто отвечала девушка. – Гундик, парень, помнишь, я тебе рассказывала? Это мой друг.

– А что это значит – друг?

– Ну, не друг, знакомый.

– А я друг или знакомый?

– Друг, друг. Но ты, друг, что-то сегодня не в духе, – высказалась нахальная девушка и, еще раз вмазав мне поцелуй, исчезла.

И я остался один, ощущая во рту вкус вкусной губной помады.

После чего увидел будку. Обычную стеклянную будку, где бойко шла торговля газетами и журналами. Будку и хвост приплясывающих москвичей.

И не будка меня изумила, и не хвост. А будочник меня изумил – обычный будочник.

Ибо обычный будочник был очень даже необычный.

Во-первых – пробор волос. Пробор, который в различных романах называют безукоризненным Седоватые, гладко прилизанные волосики

Во-вторых – какой-то супер японский-итало-американский-голландский транзистор, извергающий из мини-чрева соблазнительную музыку.

И самое главное – свитер. Свитер и не серый, и не черный, и не белый, а свитер с искрами, молниями и десятисантиметровым пухом по всей поверхности свитера.

Лишь как я его увидел – все во мне оборвалось. Я зашевелил губами.

– Откуда? Откуда у сего скромного труженика, торгующего газетами ценой две копейки штука, такие чудные богатства? Как он приобрел вид столь ясный и свежий, что всякому охота иметь такой вид? Зачем сияет простодушная улыбка на умном лице его?

А торговля ширилась и продолжалась. Ловко сновали ручки будочника. Шутки сыпались из его уст. Пел транзистор, и стеклянная будка светилась, как светится всякий теплый, спокойный, мирный, налаженный и богатый предмет.

А рядом со мной между тем уже некоторое время находилась прелестная гражданка с ловко припудренным синяком. Гражданка курила длинную сигарету

– Тетка, – с тревогой обратился я к ней. – Не знаешь, с чего вяжут такие свитера?

– С мохеру, сынок, – сказала тетка, оглядев меня с ног до головы. И поинтересовалась на всякий случай: – Кафе «Ивушка» сегодня работает?

– Не знаю, красавица, – не знал я. – Ты мне лучше скажи, что это за такой мохер?

– Мохер он и есть мохер, – объяснила веселая москвичка, удачно метнув окурок в урну.

– Он что, на дереве растет, твой мохер?

– Не на дереве, а вяжут из собачьей шерсти. Понял? Из английских собак колли. Понял? А у меня тоже есть мохеровый шарф, – похвасталась она. – Но я его дала поносить одной подруге. Ей сейчас нужнее. Понял? Кафе «Ивушка» не знаешь, говоришь? А шашлычную «Казбек» у Никитских ворот знаешь?

Но я уже не слушал приставалу. Я был потрясен. Надо же! Из английских собак! Господи! Да это же и представить себе невозможно!

В Англии бегают собаки, их ловят, стригут, и вот стоит себе на Арбате простой человек и как ни в чем не бывало торгует газетами.

– Как? Как ты добился успеха? Научи! Ведь если ты, будучи будочником, заработал столько чудес, то я, закончив институт и умудренный твоим опытом, буду иметь 10 таких свитеров и 25 транзисторов. Научи! Спаси! Я, рыдая, припаду к твоим замшевым сапогам. И Инквизиция не будет пользоваться услугами неизвестного и сомнительного Гундика! – снова зашевелил я губами. И крикнул:

– Я научусь! Я – талантливый!

И крикнул. Кровь закипела в моих жилах. Я высоко поднял голову и гордо шагнул в будущее, куда тащусь и до сих пор.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ИНСТРУМЕНТ

Допустим, это называется тихая вечеринка. Когда на столе стоят бутылки, рюмки, стопочки. Жареная картошка остыла, огурцы сморщились, колбасу и селедку съели. Молодые люди с высшим и средним специальным образованием беседуют о прогнозах. Девушки танцевать желают. Остряк Лепа тридцати двух лет острит, кричит, подслушивает и интригует. А магнитофон исполняет что-то такое шибко задушевное.

И вот на подобной тихой вечериночке один человек горько и искренне говорил такие слова, обращаясь немного ко всем, а в частности к своим ближайшим соседям:

– У меня в голове нет ни одной оригинальной мысли. Ни о вечности, ни о любви. Никаких выводов я тоже делать не могу. Не умею. Я только лишь могу описывать, да и то иногда плохо. У меня нет и следа какой-либо профессионализации…

– А ты в литературный институт поступи, – немедленно влез Лепа, сверкая стальными зубами. – …и следа какой-либо профессионализации. Каждый, внимательно изучивший любое из моих стихотворений, ясно поймет, что я почти везде кривляюсь. Я, конечно, могу исполнить фугу Баха, ибо я – талантлив. Но я исполняю ее на визгливой гармошке. Визгливая гармошка – это единственный инструмент, которым я владею…

Лепа молчал, поедая внезапно обнаруженный гриб, маринованный опенок.

– Единственный инструмент. В этом счастье и несчастье мое. Счастье в том, что никакой другой дурак больше не додумается до столь идиотского исполнения. Скорей в музыкальную школу пойдет и выучится хоть… бренчать, что ли. На рояле. А несчастье – что всерьез-то не принимается гармошка! Да и как ее принимать всерьез – визгливую, хрипатую, истеричную. Но в ней душа…

– Ксанф! Пойди выпей море! – вдруг неожиданно сморозил Лепа, наконец-то расправившийся с грибом.

А к чему сморозил? Зачем? Вследствие какой логической связи? И сам не знал, и никто не знал. Глупость – непознаваема.

Но все захохотали. Хохотали, хоть и прекрасно были осведомлены, что не свеж Лепа умом, далеко не свеж. А хохотали.

Тут, кстати, и магнитофон разошелся. Пары пустились в пляс. Сочинитель сник и не смотрел на соседей.

А в соседях у него была девушка с блестящими от волнения глазами. Пышные волосы ее черным потоком заливали бледное лицо. Девушка облизывала розовым язычком алые пухлые губы, чтобы они блестели, как глаза.

Красавица тихонько тронула рассказчика за пиджак.

– Какой вы смешной! – прошептала она. – Вы такой необычный! Пойдемте танцевать!

– Ну, я не танцую! – приободрился рассказчик.

– Понимаю, понимаю, – шептала девушка. И все облизывалась, облизывалась. А рассказчик уже вновь был бодр. Он наклонился к соседке.

– Вы, конечно, помните эти строки?

И мы бесконечно тонули,
Стремяся от влаги к земле, –
И звезды невольно шепнули,
Что мы утонули во мгле

Девушка молчала, пораженная.

– Бальмонт, – сказал рассказчик. – Это есть такой почти забытый поэт Константин Бальмонт…

Да! Рассказчик-то этот, видать, оказывается, тоже далеко не фрайер! Рассказчик-то этот, видать, тоже твердо стоит на ногах и своего не упустит. Шустрый нынче народец пошел, нечего и говорить! Весь вопрос только в том, что кому надо.

ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ

Как-то раз вечерком на одной тихой квартирке происходила ужаснейшая вещь. Там соблазняли девушку. Ясным огнем горел лик телевизора. Было полутемно. На столе стояла выпивка, закуска и конфеты. Из телевизора выходила на простор пьеса театра «Современник».

Соблазнителей было двое. Один – интеллигентный Самграфов. Худой и холерик. Брызгал изо рта слюной.

Второй же, по фамилии Месин, тоже считался интеллигентным, но тщательно это скрывал, выдавая себя за жуткого человека.

Соблазнители действовали оба своими разными методами.

– Старуха! Обрати внимание, какая тонкая режиссура! – орал Самграфов, тыкая пальцем в трансляцию из «Современника», а левую руку укладывая соблазняемой на плечо, и чтоб кисть обязательно свисала вперед.

– Брось ты это дело. Пошли лучше сразу спать. Я очень понимаю в этом толк, – говорил девушке Месин и свои руки держал при себе.

Но девушка была чрезвычайно хороша собой. Она состояла из длинных рук и длинных ног. Она сидела в кресле и очень много думала, как ей жить дальше. Она думала, думала, а потом из кресла встала вон, начисто отметая и Самграфова и Месина. Она сказала так:

– Это все, конечно, хорошо. Но вы оба не можете быть. Вы есть, и благодарите нашего Иисуса Христа хотя бы за это. И поймите, что я не хочу вас ничем обидеть, а просто должен быть другой человек, главный герой, и он несомненно будет.

И действительно, тут по совпадению сразу зазвонили, открылась дверь, и заявился некий покачивающийся, который снял ботинки и, оставшись в одних носках, уселся в кресло, закрыв глаза. Села и девушка на диванчик, поджав коленки и глядя по углам.

Самграфов сразу было сунулся к пришельцу.

– Привет, старик! Как тебя зовут? Я не помню. Мы вместе с тобой смотрели кино «Фокусник» по Володину.

– Дерьмо.

– Как так? Ну, старик. Ты недооцениваешь актерскую работу актера Гердта. Согласись, что вот тут ты немножко не прав. Да и смотришь ты как-то однобоко. Зачем же так…

– Отвали ты от меня, скотина, – внезапно отозвался старик, не размыкая глаз.

Самграфов хотел обидеться и уйти, но потом решил остаться. И остался бы, но девушка немного повела глазами по направлению к двери, и Самграфов встал, надел пальто, шапку, повязал шарф, встал и сказал:

– Ну, я пошел.

И Месину:

– Ты, Игорь, идешь или остаешься?

Жуткий Месин поднялся и заиграл мускулами. Кстати, у него также имелись еще усы. Он играл мускулами и шевелил усами. Зловещ был, зловещ. Впрочем, не долго. Играл и шевелил. Как-то все-таки оделся, попрощался, и соблазнители отправились восвояси, на улицу. Да, на улицу, ибо уже была ночь и вокруг горели желтые фонари, призывая совершать поступки.

А оставшиеся одни молчали. Девушка пыталась оживиться. Она стала собирать и складывать посуду, расчищая пространство на столе, но главный герой сидел по-прежнему четко, с закрытыми глазами, отчего девушка несколько затосковала.

Потом он открыл глаза и чистым голосом сказал:

– Ну что, давай?

– Нет, не давай, – в волнении отвечала девушка, сметая со стола крошки.

– Давай?!

– Нет, не давай.

– А может, все-таки давай?

– Нет, нет, ты даже и речи мне такие не говори.

– Ну что это такое? Я все предлагаю, а ты все отказываешься.

– Давай, ты не будешь предлагать, а я не буду отказываться?

– Тогда давай лучше я на тебе женюсь.

– Давай, – не возражала девушка, потупившись.

Вот. Так, значит. Предварительно обо всем договорившись, они дальше стали любить друг друга. Причем девушка чувствовала, ей казалось, что все это не напрасно и имеет какой-то высший смысл, поскольку существует договоренность, да и вообще.

Но он утром ушел. Он ушел, и хотя позже приходил еще много раз, но не женился.

Потому что, как следует это всем знать, главный герой никогда не женится. Потому что он женится всего один раз в жизни, в ранней молодости, а потом начинает платить алименты, после чего может и имеет право обещать девушкам все что угодно. Как пострадавший на фронтах секса.

Да. Не женился. Казалось бы, девушка должна бы была после этого возненавидеть и его и весь белый свет. Но тоже не получилось. Она его немного ненавидела и хотела мстить, а потом ее отговорили, она раздумала и жила спокойно, вспоминая об исчезнувшем герое редко и вяло.

Она была рассудительна, поэтому и белый свет не стала ненавидеть. Она относилась к белому свету с прежней долей заинтересованности. Она относилась к нему равнодушно.

Она живет, и к ней часто приходят старые друзья Самграфов и Месин.

По-прежнему сидят и беседуют до полной ночи. Изредка соблазняют. Не соблазняется. Сидят, эдак, треплются о том и о сем, сидят, сидят и лишь изредка всем троим кажется, что вот сейчас, вот сейчас зазвонят в двери, появится он, снимет ботинки и опять устроится в кресле, закрыв глаза.

НОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Познакомился один симпатичный молодой Володя с привлекательной красавицей, и вот они уж стоят под центральными часами центрального телеграфа города К.

А только красавица, по-видимому, все спутала. Обманулась его золочеными часами и интересным видом.

Потому что часы у него действительно производили впечатление золотых, а вид был «интересный». Знаете, такой бывает ИНТЕРЕСНЫЙ вид у ИНТЕРЕСНЫХ людей? Вид, который свидетельствует о необычайном богатстве внутреннего мира, равно как золоченые часы о богатстве мира внешнего.

Встретились. Он ей говорит:

– Здравствуй, Алка.

А она:

– Здравствуйте, Володя. Очень рада вас видеть.

Потому что все спутала. Считала, наверное, что если он и не добился пока полного успеха в жизни, то по крайней мере твердо стоит на ногах. В лучшем случае может жениться, а в худшем – купит бутылочку шампанского, чтобы распить ее, беседуя о чем-либо главном и закусывая конфетами с белой начинкой.

А он сказал:

– У меня есть рубль. Купим сигарет, конфет и пойдем ко мне пить чай.

Личико Аллочки дернулось.

– Как так? – не поверила она своей горькой участи.

– С деньгами нынче перебой, – признался Володя. – Перебой. Скоро должен хорошую монету получить за халтуру, а сейчас перебой. Была б у тебя трешка, взяли б еще бутылку вермута.

– Вермута? – изумилась барышня.

– Вермута, если, конечно, трешка есть.

– Положим, я всегда ношу в сумочке от трех до пяти рублей на мелкие расходы. Но во-первых, я не пью мерзкий вермут…

– А во-вторых?

– А во-вторых, если вы знаете, это не принято, чтобы девушка покупала парню вино.

И она в волнении покосилась на носок своего замшевого сапога.

– Пфе! Говорю же, что нынче не при деньгах. Будут деньги – будет дело. А сейчас давай чай.

– Чай, – скривилась Аллочка.

Но что-то в ней такое дрогнуло. Она стала перестраиваться.

– В наш век новых отношений между людьми, – учил Володя, – должно быть так: есть деньги – хорошо, нет денег – неплохо.

– А у нас папа вчера из Москвы прилетел. Он привез из командировки икры, – сообщила смягчившаяся красавица.

– Красной?

– Нет, черной, паюсной.

– Я черную икру не люблю, – сказал молодой человек, которому эта затруднительная ситуация уже порядком наскучила.

– Можно подумать!.. – расхохоталась красавица.

– Если есть чем думать, – огрызнулся партнер.

Короче говоря, Аллочка, смилостивилась. Сигареты «Опал» – 35 копеек, конфеты «Буревестник» – 74 копейки. Бутылка вина в счет прекрасного будущего молодого человека – 1 рубль 87 копеек. Тогда еще продавали.

И пошли они к молодому Володе на квартиру, которая состояла из средней руки мебели и некоторого обилия книг и журналов, имеющих интересные названия. Польский журнал «Проект» там был.

– Он предназначен для архитекторов, но там есть масса и просто интересных вещей. Например, статья о живописи футуристов и о будущем народного искусства, – сказал эрудированный халтурщик, разливая вермут по граненым стаканам.

– Вы читаете по-польски? – всколыхнулась Алла.

– Нет, но там резюме на русском языке. А вообще-то мне нужны иллюстрации, а не текст, – ответил Володя и выпил залпом.

– Как вы можете пить такую мерзость? – поморщилась Алла, но тоже пригубила.

Не буду описывать их дальнейших взаимоотношений. Чего уж там описывать!

Скажу только, что проводил молодой человек красавицу, а на востоке уже алело. Молодой человек возвращался домой. В городе было тихо.

Молодой человек выпил остатки вермута и нырнул в уже остывшую постель.

– Говорил ей – оставайся, – бормотал он, засыпая. – А то вот тащись назад пешком…

И заснул. Что видел во сне – неизвестно.

А Аллочка отворила дверь квартиры собственным ключом. Она тихонечко разделась, но тут на пороге появилась ее еще не очень старая мама в ночной рубашке.

– Ты где это опять таскалась, кошка? – свистящим шепотом спросила она.

– Отстань ты! У подруги была.

– У какой еще подруги?

– Ты ее не знаешь. Отстань! Мне завтра рано вставать. У нас занятия с восьми тридцати…

– Надавать бы тебе по щекам, – посулила мать, удаляясь.

А Аллочка еще долго не могла заснуть. Она боялась увидеть во сне селедку. Аллочка верила в приметы и считала, что увидеть во сне эту скромную рыбку – к нечаянной беременности. Это плохо. «Лучше не видеть во сне эту скромную рыбку», – шептала во сне Аллочка.

ЗАЗВЕНЕЛО И ЛОПНУЛО

Как раз в ту пору, когда батареи центрального отопления не набрали еще тепла, и лето кончилось, и листья шуршат в шагу, и птички улетают, свистя и подсвистывая, – врачи скорой помощи: временно неженатый Царьков-Коломенский В. И. и постоянно женатый Кольцов В. Д. отправились к одной баянистке, которая днем учила детей на баяне, а по вечерам все сидела молча в кресле, узко щурила яркие глазки да покуривала сигаретку «Столичная».

Дверь открыл молодой человек, весь в вельветовом. Мигом углядел торчащую из карманов водку и запел:

– Привет, привет, старички! Клево! Клево! Дайте-ка я на вас полюбуюсь! Сколько лет, как говорится! Клево! Клево!

Вениамин Давыдович Кольцов неуловимо сморщился и прошел, а бородатый и толстощекий Валерий Иванович стал цапелькой на одну ногу и, снимая ботинок, ласково осведомился:

– Скажите-ка на милость, паренек? Какие события в мире – происки ли израильской военщины, либо открывающаяся на днях в Иркутске выставка «Туризм и отдых в США» – повлияли на то, что вы столь фамильярны со мной, который вам в отцы годится?

– Дак я же… мы же… с вами же… тогда… на даче же, – залепетал молодой человек. Но Царьков хищно оскалился, топнул босой ножкой и завопил:

– А ну! Выдь! Выдь отсюдова, хипий!

– Что ж! Уйду, коли не нужен! – вельветоноситель криво улыбнулся, застегнул дрожащими пальчиками пуговки и тихо крикнул:

– Маня! Ма-а-нон! Я уже ушедши!

Но ответа он от баянистки не получил. Баянистка уже была занята: она медленно скребла крашеными ногтями наклонную голову Кольцова. Из-под роговых очков головы врача вытекали и лениво текли маленькие слезы.

– Мария! – шептала голова. – Ты сама пойми! Дети ведь почти взрослые! Что я им скажу, как объясню? Я не могу, я не могу! Я люблю тебя, но ведь ты меня понимаешь?

Баянистка молчала.

Царьков-Коломенский глянул на влюбленных, сделал независимое лицо и вернулся с кухни, неся триады: три стакана, три огурца, три бутылки.

– Эй, – сказал он.

Кольцов оторвался от любви.

– Наливай! Что там в самом деле! – лихо крикнул Кольцов.

Царьков и налил. Звякнули, булькнули, закусили.

– А у меня сегодня армянин не умре, – сказал Царьков. – Отходил-таки я его. Три часа качали, а он очнулся и спрашивает: «У вас в городе есть индейский чай? А то нигде индейского чаю нету…»

– Бывают кадры, – сказал постоянно женатый Кольцов, косясь на баянистку. А баянистка молчала.

Говорили, говорили, говорили. Баянистка молчала. Кольцов посматривал на часы, а у временно неженатого стал зреть замечательный план. План зрел, зрел, и вскорости В. И. Царьков-Коломенский упал под стол и под столом совершенно замер в неудобной позе.

Баянистка молчала. Кольцов тогда встал, подошел к зеркалу и увидел свое лицо. Он увидел желтый цвет, вылизанные височки и красненький носик. Но Кольцов все равно любил свое лицо, и зрелище произвело на него благоприятное впечатление.

– Вырубился Валерик, – сказал он, пошатнувшись. – Забрать его – тяжелый, негодяй? Пускай спит. А я, а мне все равно сегодня – никак. Ты меня прости и пойми. А тебе я верю. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Баянистка молчала

– Ты понимаешь, – успокоился Вениамин Давыдович. – Ох ты, ласточка моя!

И поцеловал и вышел вон, ушел – и в комнате стало совсем тихо. В комнате вскорости стало даже совсем темно. Баянистка все молчала, молчала, молчала, а потом устроила на диванчике постель и, прошуршав одеждами, улеглась.

– Батареи-то не топят еще, – кашлянув, сказал из-под стола Валерий Иванович. – И что только думают-то? Холод-то до спины пробирает.

Баянистка молчала.

Тогда-то и вылез в темноту бородатый. Он мигом наклонился над баянисткой: губы красные, борода черная, зубы белые. Баянистка молчала.

– Ложусь! Чего уж там! – бормотал Царьков.

Ловко скинул одежонку и лез уже, и она, отталкивая, уже обнимала, запрокидывалась, и несомненно имели бы мы горький пример случайной связи, когда вдруг что-то как-то где-то неизвестно где – в пространстве ли, в материи ли – что-то вдруг зазвенело и лопнуло.

– Ой, нет! Нельзя! – взвизгнула баянистка.

– Ты чего? – встрепенулся Царьков.

– Нельзя! Мне показалось, будто что-то как-то где-то неизвестно где – в пространстве ли, в материи ли – что-то вдруг зазвенело и лопнуло.

– Ты что? Совсем спятила? Где там у тебя зазвенело? Что там у тебя лопнуло?

Баянистка лежала прямая и строгая.

– Это не у меня, – шептала она. – Это – ЗНАК. Это – голос новой, лучшей жизни.

– Да кому из нас в конце концов нужнее-то? – возмутился Царьков. – Не хочешь, так прямо и скажи.

Баянистка тихонечко плакала.

– Зазвенело и лопнуло. Зазвенело и лопнуло, – шептала она. – Как клейкая почка тополя раскрылась ИСТИНА.

– Идиотка! – крикнул Царьков. – Кругом одни идиоты! – крикнул Царьков.

И тоже заплакал. Они плакали. Им вместе было около восьмидесяти лет.

Пригласил бы я и вас вместе с ними поплакать, да вы наверняка откажетесь.

САМОЛЕТ ИЛЮШИНА

Один интеллигентный человек как-то зашел в булочную. И там он хотел подшутить над двумя девицами, которые скромно стояли близ алюминиевого стола, где килограммовые булки разрезают на две и на четыре части. Держали в руках большую бутылку красного вина.

А девиц-то на самом деле было три, а не две. Но третья томилась в очереди и невнимательно глядела поверх голов, щуря карие глазки.

Интеллигентный человек тоже собирался встать в очередь, но потом раздумал. Он подошел к девицам и сказал:

– Ха-ха-ха.

Девицы непонятно заулыбались и стали рассматривать интеллигентного человека, одетого в замшевую куртку из искусственной замши. И сами они, между прочим, были одеты довольно неплохо. Правда, у одной каблучок красной босоножки стесался, а у другой почернел зубик во рту, третий от центра. Ей бы его поменять да поставить золотую коронку – тогда бы была полная красота!

Следовательно, контакт был установлен. И даже та из очереди хоть и продолжала смотреть поверх голов, но в ее взгляде уже все равно что-то читалось, если кто умеет читать

Красные босоножки, нейлоновые кофты. Красота! И лишь вид бутылки красного вина ужасал, ибо имела бутылка гигантских размеров этикетку черно-белого цвета с желтым пятном.

«Эку дрянь пьют девчонки», – подумал интеллигентный человек.

И продолжая шутить, потянул бутылку к себе. Ладони девиц разжались, и они во все глаза смотрели на интеллигентного человека. А третья тем временем обвиняла кассиршу в хищении трех копеек. И, можете себе представить, доказала свою правоту.

– Унесу бутылку, – посулился интеллигентный человек.

Девицы молчали.

Тогда интеллигентный человек окончательно взял бутылку в свои руки.

– «Белое крепкое. Цена без посуды 1 рубль 20 копеек», – прочел он и торжественным шагом вышел из магазина.

Ожидая, что сейчас за ним кинутся, и тогда состоится у него с девицами разговор более конкретный и более веселый.

Но за ним не кинулись.

И тогда ум интеллигентного человека охватило помутнение. Он посмотрел на бутылку, осознал ее в своей руке и припустил мелким бегом. Завернул за угол и добежал до автобусной остановки.

Но автобуса долго не было, и помутнение рассосалось. Поэтому когда показался автобус, он уже был не нужен интеллигентному человеку. Интеллигентный человек стоял и смотрел на ужасную бутылку с ужасом.

– Вот я и украл, – прошептал интеллигентный человек. – Боже, что я наделал!

И он повернул назад. Он шел понурясь. Он ни на кого не смотрел. Но когда он снова зашел в булочную, девиц уже не было.

А с ними случилось вот что.

Когда третья вернулась из очереди с булками и пряниками, она обнаружила полное замешательство и оцепенение.

– А где бутылка? – изумилась она.

– Унес какой-то ж… в очках, – объяснили ей подруги.

– А вы чо хайло разинули. Ты где была, Манька?

– Я думала, он хохмит. А то бы я его догнала, – оправдывалась Манька.

Но она соврала – у ней был стоптан каблук.

– А ты, Олька?

– Я хотела крикнуть, да постеснялась, – соврала Олька, имевшая черненький зубик.

– Лахудры, – резюмировала их подруга, которую звали Алефтина, или, проще говоря, Алька. – Пошли, другую возьмем.

– А как мы успеем, когда время без пяти семь. Успели. Ворвались в толпу алкашей с криком:

«Пропустите девочек!»

Потом возвратились в общежитие треста СУ-2, в котором проживали, работая штукатурами-малярами. Закрыли дверь на крючок, задернули шторы и стали выпивать, закусывая пряниками, конфетами и булками.

– Мужика охота, – сказала чернозубая Олька, пропустив стаканчик.

– Перебьешься, не сорок первый, – отозвалась Манька.

– Споем, сучки, – предложила Алька.

А интеллигентный человек, осознав всю низость совершенного им поступка, решил падать дальше. Он сел в автобус, приехал в свою холостяцкую квартиру и выпил отвратительное вино из горлышка, строго разглядывая давно не мытые шторы. От вина он немного ослабел и не раздеваясь лег на диван. И ему приснился сон. Ему снилось, что его покойная мама, милая светлая добрая мама, стала главным редактором Краткой Литературной Энциклопедии.

Интеллигентный человек заплакал. А это очень страшно, когда интеллигентный человек плачет во сне.

Девки же, напротив, были веселы. Манька настроила гитару с красным бантом, вдарила по струнам, и они запели хором:

Из-за лесу вылетает
Самолет Илюшина
Не могу я целоваться –
Девственность нарушена.

ДЕБЮТ! ДЕБЮТ!

Несколько дней назад у Леночки напечатали рассказ. В местной молодежной газете на третьей странице под рубрикой «Творческий клуб молодых „Кедровник"».

Рассказ оказался спорным. Отдел искусства, а в особенности секретариат очень спорили: печатать его или нет. Некоторые утверждали, что в рассказе что-то есть, а другие им возражали.

Леночка, естественно, об этих спорах и разногласиях знала, поэтому не то чтобы уж таким особым сюрпризом, а все-таки очень ее обрадовало, что рассказ вышел и номер газеты куплен. В количестве пятидесяти экземпляров куплен. Куплен и частично роздан родственникам, знакомым, друзьям. С дарственной надписью автора.

Леночки.

Ничего себе такой рассказец. Там Леночка с нежностью вспоминала школьные годы. И как педагог Л. Н. Адикитопуло привела их однажды в кафе-мороженое, где они ели мороженое. А потом она (Леночка) повзрослела, вытянулась и уже самостоятельно посещала упомянутое заведение, учась в институте и слушая в филармонии волшебника Грига, от музыки которого ей хотелось взлететь и парить над бескрайними полянами. Очень нежный такой рассказец, но имелся в нем, однако, и конфликт. Как-то героиня Леночка влюбилась и сидела в кафе с прощелыгой из института кино. Прощелыга хвастал, что он везде побывал и знает жизнь со всех сторон. Где он побывал – осталось неизвестным, Леночка об этом не написала, а жизнь он, как вскоре выяснилось, знал только с плохой стороны Он на Леночкино предложение скушать мороженку мерзко захохотал и стал пить из стакана вино, а Лену напоил шампанским.

И она опьянела до того, что закурила папиросу «Беломорканал», а негодяй тогда приблизил к ней возбужденные глаза и говорит: «Ну?!»

И Лена чуть не пала, но тут перед ними стеною выстроились простые люди: два швейцара, официантка и та, которая моет посуду, – простые люди, знакомые еще со времен Л. Н. Адикитопуло. И Лена вспомнила все: речную ивушку, пионерские костры, белый передничек и запах влажной тряпочки, которой стирают с доски мел, вспомнила и твердо сказал: «Нет! Никогда!»

Отчего прощелыга смутился, смешался, исчез и спился. А Леночка осталась жить дальше, приобретя некоторую мудрость и горечь.

Короче говоря, вот такая Леночкой была выполнена «задумка». Неплохая задумка. И если кто интересуется поподробнее, то пусть перелистает подшивку местной молодежной газеты за недавние годы. Перелистает и найдет рассказ на отведенном для него газетном месте.

Вот. Стало быть, у Леночки вышел рассказец, и они втроем завтракали на прохладной веранде. Лена, ее мама Светлана Степановна и старенькая бабушка Люба, которая во время первой мировой войны участвовала в Красном Кресте и Полумесяце, а после революции знала полярника Папанина.

Завтракали. На столе стояли молочко, огурчики и редиска. Сметана. Омлет фырчал и болгарская крупная земляника рдела.

– Леночка у нас писательница, – с гордостью сказала мама бабушке, разливая чай.

– Писательница, – согласилась бабушка. И попросила: – Ты, Света, крепкий не пей, а? От него быстро исчезает цвет лица.

– Небось… Не исчезнет, – помедлив и со значением ответила Светлана Степановна. И посмотрела на себя как бы со стороны.

Тело крупных форм. Белое, сдерживаемое купальным халатом производства Бельгии. Цена 55 рублей, и то по блату. Свежа, бела.

– Скажи, Лена, а ты описала действительный случай, который с тобой произошел, или это плоды твоей поэтической фантазии? – заинтересовалась она.

– Плоды, – ответила Лена

Такая же, как мама, – свежая, белая и юная вдобавок. Русые волосы стянуты в пучок черненькой резинкой.

– Писательница – это очень трудная судьба, – учила бабушка. – Некрасов сказал: «Сейте разумное, доброе, вечное». И ты сей. Помни, Леночка, тебя ждет очень ответственная доля.

Но Леночка не слушала старую. Девушка с натугой морщила лобик. И глядела в чашку, где извивалась, свертывалась и расплывалась молочная струйка. Она расплывалась, свертывалась и извивалась. Девушка морщилась.

И мысли тоже – извивались, свертывались, расплывались. Пили кофе. Дима – милый молодой человек, подающий надежды. Учится в университете. Сын хороших родителей. Приезжал на каникулы. Будет журналист-международник, не иначе. Теннис. Провожал. Поцеловал руку Мил. Дима – мил.

Но вот тот, тот другой. Ничтожество! Как он смел. Староват, потаскан. Руки влажные. Металлические зубы. Скотина. А может, не скотина? Но почему так странно? И зачем он так? Интересно, он смеялся или говорил всерьез? Ах, что бы мне еще такое задумать? Ведь напечатали, ура! Напечатали. И еще напечатают. Дебют! Дебют! Послать экземпляр Диме.

– Раз видела Серафимовича, – делилась воспоминаниями бабушка. – Помню, это было, по-моему, в Москве. Твой папа Петя, Леночка, тогда еще не родился.

– Да, папа Петя, – вздохнула Светлана Степановна – Жалко папу! Лена, тебе жалко папу?

– Конечно, жалко, – глухо ответила Лена. – Но сколько раз можно об этом спрашивать? Да и не к месту это.

– Экая гордячка!

Мама подвинулась ближе и обняла доченьку:

– А скажи, Ленок, у тебя кто-нибудь уже есть?

Лена вздрогнула:

– Как это «уже есть»?

– Ну, молодой человек!

– Есть. Дима. Я тебе о нем рассказывала. Мы переписываемся

– А-а, Дима. Ну а тот, который в рассказе? Он был?

Леночка взбеленилась:

– Сколько раз мне тебе говорить, что того, который в рассказе, не было никогда. Я его придумала. Я никого из института кино не знаю. Ты понимаешь? И в Москве я, как уехали, была всего два раза. И оба раза с тобой, как тебе известно. Понимаешь?

– Понимаю, – смиренно отвечала мама, но в глазах ее плясали огоньки. – Я очень все хорошо понимаю, однако все-таки советую тебе сначала закончить институт. Или хотя бы первые два курса.

– Тьфу, черт. Все об одном.

– …он выступал тогда перед большой аудиторией. Я сидела во втором ряду в красной косынке. И вдруг мой кавалер мне говорит: «Люба, я вот что тебе хочу сказать». Мы тогда все были на «ты»…

Но мама с дочкой так и не узнали, что хотел сказать бабушке на «ты» неизвестный кавалер. Потому что тут случилась до крайности глупая история: раздался звон, и в стекло веранды влетел красный кирпич, половинка.

Стекло треснуло, стекло рассыпалось, вывалилось и зазвенело. Дорогое цветное стекло, приятные глазу стекляшки: синенькие, красненькие, желтенькие.

Баба Люба и Светлана Степановна кинулись, как коршунихи, и увидели на улице около деревьев некоего мужика, который стоял испуганно, нос имел длинный и кривой, а черную кепку-пятиклинку снял и держал на отлете.

Баба Люба и Светлана Степановна стали мужика ужасно ругать.

Тот же их слушал, слушал, а потом и сам открыл рот.

– Здравствуйте, гражданочки! Извиняйте, ошибка вышла. Наделал я тут у вас делов. Извиняйте! Если трэба – заплачу, а не трэба, то по совести вставлю новое сам самолично. Поскольку руки имею золотые, как говорит моя жинка. И алмаз есть. Вставлю сам, но не с ходу. С ходу нельзя, поскольку красивого стекла сейчас с ходу не достанешь. Эт-то нужно время. Сам. Цветное стекло изобрел Ломоносов. Сам. Вставлю.

Золоторукий перевел дух.

– Пьян, мерзавец! – сказала баба Люба.

– Зачем пьян, – обиделся мастер. – Могу показать документы. Пятый разряд. Слесарь.

Женщины ругались.

– А зовут меня Ганя Пес, – раскланялся мужик. – То есть, конечно, не Ганя Пес. Фамилия – Петров, зовут – Гена. Но я в пацанах не выговаривал, и когда спрашивали, то получалось Ганя Пес. Так и пристало.

– Вы почему бросили камень? – спросила Светлана Степановна, трясясь от негодования.

– Тама – белочка, – Ганя махнул рукой. – Тама белочка скакала на сосне, а я ее хотел по калгану. Вот и наделал делов. Промазал я. Извиняйте.

– По какому еще такому «калгану»?

– Ну, по башке значит, – объяснил Ганя и огорчился. – В нее разве попадешь? Юркая, стерва.

– Шибенник ты. Золоторотец, – сказала бабушка, старенькая, сухонькая старушка в ситцевом платье и коричневых чулках.

– Нахал, – сказала Светлана Степановна.

«Дима будет журналист-международник, – думала Леночка, – Выйти за него замуж? Но тот-то, тот! Он потаскан, отвратителен. Он лыс ведь, лыс. Если бы это случилось хотя бы в Москве, допустим. А потом, кто он – ничтожество, бездарь. Он ведь смеялся надо мной. Он и над рассказом смеялся».

– Вся беда, что шибко юркая, змеина. Увертливая. Я б попал, и не случилось беды, а вот увлекся и вам по ошибке вмазал.

– Послушайте, что вы тут из себя дурака корчите? Разве вы не знаете, что здесь зеленая зона Академгородка и белок тут специально выпускают, восстанавливая нарушенное равновесие природы?

– Э-э. Знаю. Как не знать, – скривился мужик. – Я сорок лет в Сибири живу, и мой папаша тут жил, и дедушка. Как мне не знать. Я хоть и не академик, как некоторые, а знаю. Знать-то я знаю, а только ведь эта… само… ну… хочется ведь эта… стукнуть!

И захохотал, повторяя: «Хочется, ой как хочется!»

– Бессовестный, бесстыжий!

– Так ведь ее все равно кто-нибудь убьет. Не я, так другой. Или съест волк. Придет да и съест. Волков вы тоже, наверное, выпустили? Для равновесия.

Молчание. Тут бабушка:

– Дурачок ты, дурачок. Колчужка.

– Эт-то верно, бабуся, эт-то верно, – согласился Ганя Пес. – Глуп как пень. Колчужка, правильно заметили. Дурак. А я сегодня дома не ночевал, – неизвестно для чего добавил он.

– Твой дом – тюрьма, – не унималась бабушка.

Ганя немного обиделся:

– Ну уж, вы тоже скажете – тюрьма. Я тогда пошел.

– Стой, хулиган! – крикнула Светлана Степановна. – Стой, мерзавец, а кто платить будет?

Но мужик уже ушел. Вернее, он еще окончательно не ушел, но довольно быстро переставлял ноги.

– Стой, хулиган! Стой! Вот же свинья!

– Свинья, свинья, а теперь все нынешние – свиньи. Вот раньше – это жили люди, а сейчас одни свиньи, – высказала свой взгляд баба Люба.

– Мама, не порите ерунду, – разозлилась Светлана Степановна. – При чем здесь это? Вы думаете или нет, когда болтаете? Просто мерзавец.

– А я не болтаю, – наскочила на нее бабушка. – Раньше были люди, а теперь или хулиганы, или горят на работе. Вон мой сыночка горел, горел да и сгорел. Хоронили с музыкой, а кто мне теперь его отдаст?

Баба Люба заплакала.

– В милицию если позвонить, так где там, сейчас уже не сыщешь, – тосковала Светлана Степановна. – Придется вставлять простое стекло.

А Леночка глядела в чисто вымытый пол и была далеко-далеко.

Выйдет замуж за Диму, и будут жить в Москве, а может, и еще дальше – чем черт не шутит.

Будет квартира, и Дом журналистов будет, и литераторов.

И будет – умная трезвая красивая женщина, а потом – ослепительная старуха с белыми кудрями.

Будет все-все-все.

– Леночка, ты что там? Притихла, мышонок. Ты что там? – окликнула мама.

– Ничего, – ответила Леночка, глядя чисто и светло.

– А-а, – сказала мама. И продолжила: – И, главное, нет никакого уважения. В чем дело? Был бы хоть Петя живой. Говорила ведь я ему. И зачем мы сюда приехали?

Ни-че-го. Лысый и противный. Но почему так странно? Дебют! Дебют! Бабушка плакала. Глупая история?

ПРО «ЭТО»

Списанный и уволенный за пьянство, молодой маразматик бывший шофер Бывальцев Володя громко изливал на ближайшем углу свою черную печаль.

И неподдельная русская тоска слышалась в его осевшем голосе, и натуральные русские слова вырывались, как пар, из его опечаленного нутра. И многочисленные прохожие дифференцированно реагировали на ошеломляющие речи шофера.

А как – это вы не хуже меня знаете. Одни – гордо неся свои носы, другие – смеясь смехом, который сквозь слезы, а третьим – и вообще на все это было начихать. Вот какая штука!

И лишь одна гордая студенточка юных лет, имея все свое с собой, смело подошла к бывшему Володе, тридцати двух лет, которого русая левая прядь кудрявого пробора вся свесилась на лицо, закрывая аж даже и подбородок выродка. Выпуклая грудь его была мощно обтянута ветхой рубахой, пиджак и брюки носили название «немыслимые», а на ботинки и это определение жалко становилось тратить.

Она гордо, как птица, подошла к такому чучелу и смело сказала приятным голоском, похожим по тембру на известного в прошлом мальчика Робертину Лоретти:

– Какой же вы мерзавец, маразматик и дрянной человечишка! Вокруг женщины и дети, а вы произносите страшные слова! Как вам не стыдно много раз подряд употреблять их, свинья вы эдакая!

И лицо ее к концу тирады стало искаженным, но почти прекрасным от гордости, серьезности и смелости. Хотя и поехало все пятнами – местами посинело, другими – покраснело, третьими – вызолотилось.

А была, простите, весна, дорогие вы мои читатели, жители нашей страны! Весна наступила, любимые мои и ненавидящие меня! Взрезался лед на реке Е., голубая глубынь прорвалась сквозь мелкую облачность, громко выпала ледяная затычка из водосточной трубы, кот осторожно шел, а кавказец уже кричал про мимозу.

Экс-шофор же сначала сильно обиделся. Он сначала замер, потом сплюнул окурком, потом размахнулся, но не стукнул студентку по голове, как это с грустью можно было ожидать, а лишь отвел мешавшую русую прядь короткой пятерней.

И лишь прядь-то отвел да на студентку-то красу-то глянул, то тут он ей сразу и говорит:

– Ё-мое! Доча! Пойдешь со мной в ЗАГС?

– Пойду, – смело сказала студентка из общежития пединститута. – Но, разумеется, не для ЭТОГО, а лишь для того, чтобы облагородить твою жизнь, милый.

– Натурально! Натурально, доча! – горячился жених. – А хата у меня есть, деревянная, правда, и сортир на дворе.

Но девушка не обращала на его слова особого внимания.

– И учти, что у нас в доме матерщине будет дан последний бой! Матерщине не свить гнезда в наших уютных стенах! Понял?

– Это… да… это… не… это – точно, – засмущался экс-шофер. – Однако ж я тоже ж вить правду говорил. Чё?! Работал, как Карла, а получил, как Буратина.

И на хрена мине работать, чтоб бесплатно?
Вот я работать не хочу и водку жру, как конь,
Что – очень неприятно, –

перешел он на стихи.

– И этот смешной пиджак мы с тобой тоже снимем, – распорядилась девушка. – Мы с тобой купим новый пиджак. И водку пить мы с тобой больше не станем. Мы с тобой будем пить коньяк с шампанским. 0,25 литра коньяка и бутылка шампанского каждую ночь с субботы на воскресенье каждую неделю.

– Может, все-таки лучше водку? – робко спросил шофер.

– Нет, – твердо отвечала девушка.

– Дешевле она, – тоскливо сказал шофер. – Да и это… знаешь, какая ласковая!

– Не бойся. Не обеднеем, – звонко расхохоталась девушка, – у меня повышенная стипендия, а ты электролизником поступишь на алюминиевый. Оклад – триста шестьдесят рублей. Я в газете читала.

– Электролизником – дело хорошее, – бормотал шофер. – Но, может, лучше все-таки водку? Коньяк, он мне и на дух не нужен.

Но девушка его уже окончательно не слушала. Она крепко взяла мужика под локоть и повела. А куда – я и не знаю.

«Кто мы, зачем мы, куда мы идем?» – спросил один полоумный художник. Вот видите – и он не знал. И я не знаю. А кто знает, тот пускай мне пришлет ответ доплатным письмом. Мне на такое чудное мероприятие шести копеек не жалко.

ХОККЕЙ

Румяная, высокая, красивая и стройная девушка набрала в гастрономе различных вкусных закусок. Она купила колбасы самой лучшей, сардинок масленых, сыру российского, торт с орехами. Бутылку шампанского взяла. После этого она села в такси, приехала на окраину города, десятый микрорайон, поднялась на пятый этаж и забила каблучком лакированного сапога в дверь.

На стук быстро вышел мужчина в голубой майке.

– Кирюша! А я смотри, что принесла! – широко развела руками девушка.

Кирюша смотрел туманно, потом взгляд его принял более осмысленное выражение, и он сказал:

– А, это ты! Ну раздевайся скорее! Раздевайся! Я щас!

И куда-то убежал. А девушка в недоумении сложила кульки к ногам, сняла верхнюю одежду, надела комнатные тапки и снова крикнула:

– Кирюша!

Но ответа не последовало, хотя доносились из комнаты какие-то вопли и отдельные голоса.

Девушка и прошла в комнату, покупки снова взяв в руки. Покупки она вывалила на стол, покрытый вязаной скатертью. Вывалила перед самым Кирюшиным носом и бутылку шампанского поставила под этим же носом. Но Кирюша не шевелился.

Кирюша раскрыв рот глядел в синее окно телевизора. А там творилось черт знает что! С треском ломались клюшки, размахивая руками и бедрами, мчались куда-то неутомимые парни. Вот двое сшиблись у ворот. Один упал, задрав коньки. Вратарь прыгал в своей страшной маске.

– Шайбу! Шайбу! – взвыл Кирюша. – Ну, ну, еще, еще! Мо-лод-цы! Вставляй им фитиля, вставляй! Мо-лод-цы!..

На поле образовалось временное затишье.

– Кирюша! – попыталась было снова девушка.

– Щас, щас, – бормотал Кирюша. – Ну, вот щас, ах ты!.. Ну куда, куда ты прешь, скотобаза! Куда! Щас, щас! Я, Ленок, щас. Ты пока присядь…

Девушка и присела, скорбно сложив руки на коленях, сухо поглядывая то на Кирюшу, то в телевизор.

Наконец прозвучала долгожданная сирена. На экране появилась заставка с изображением все тех же масок и клюшек.

Кирюша подлетел к девушке

– Наш Леночек так уж мал, так уж мал, – запел он, пытаясь взять ее на руки.

Но девушка не допустила такого действия.

– Кирилл! – строго сказала она. – Ты надругался над моими чувствами.

– Почему? – сильно растерялся Кирюша. – Почему я надругался над твоими чувствами? Я не надругался над твоими чувствами. Я тебя люблю. Ой, какой ты вкуснятины натащила!

– И ты не спросишь меня, что случилось?

– А что случилось? – раскрыл рот Кирюша.

– А то, что мой бывший муженек дал мне наконец-то развод. Вот что!

– Ну?! – изумился Кирюша. – Вот это здорово! Ну красота, Ленок! Красота! И когда?

– Да как когда? Сегодня! – ликуя вскричала Лена. – Утром же я в суде-то была! Я ж тебе говорила на прошлой неделе… Сегодня утром нас и развели. Я теперь совершенно свободна!

– Так это отметить надо! – заревел Кирюша. – Это ж мы сейчас отметим на полную катушку! Ура! Так мы теперь с тобой поженимся, Значит?

– Ну! – вскричала Лена. – Конечно, поженимся! И они, взявшись за руки, стали кружиться по комнате.

– Дождались, дождались, в самом деле дождались! – декламировал Кирюша

Хлопнула пробка шампанского.

– А он и на суде выступать взялся, – докладывала Лена. – Судья ему говорит: «Может, вы еще подумаете? Зачем ваша семья будет разрушаться? Ведь у вас ребенок?» А он ему надменно так: «Маркса читали? Любовь – не товар. Любовь можно менять только на любовь». Судья со злости и присудил ему все за развод платить, Ну и алименты, конечно.

– Обойдемся и без его алиментов, – нахмурился Кирюша. – На фига нам его алименты? Наташку я усыновлю.

– Удочерю, – сказала Лена.

– Ну, удочерю. А потом алименты. Сколько их там выйдет-то с его получкой? Двадцать рублей, что ли! Ха! Мизер! Вот интеллигенция-то на босу ногу!

– Это ты зря, – заступилась девушка. – Он действительно очень воспитанный. И он добрый. И он Наташку любит. Он ко мне потом подошел, губы дрожат. И говорит: «Я все понимаю, Лена, мы с тобой действительно оказались разные люди. Но я надеюсь, что ты позволишь мне хоть изредка видеться с нашей дочерью».

– А ты что? – заинтересовался Кирюша.

– А я ему довольно холодно так отвечаю, что ты, дескать, имеешь на это полное право, но в установленное по согласованию время. А постоянно ребенку забивать голову всякой ахинеей я тебе не позволю.

– А он что?

– Что… Очечки снял, протер да и пошел куда-то.

– Тоже поди щас с кем отмечает? – игриво подмигнул Кирюша.

– Да ну!.. Хотя кто его знает? Может, с дружками разве что. А так-то у него никого нет, это мне точно известно.

– Ну, это наверняка никогда гарантировать нельзя, – засмеялся Кирюша. – У меня вот, например, тоже никого не было, не было, а потом вот она ты появилась.

И потянулся к Лене.

– Уж у тебя-то да и не было! – Лена погрозила ему пальчиком. – Ты учти, про тебя мне известно гораздо больше, чем ты думаешь.

– Да уж если мужики нынче болтуны на полную катушку, то что про вашего брата бабу говорить! – осклабился Кирюша.

И Лена улыбалась.

– Кирюша, подойди ко мне, – вдруг прошептала она, закрыв глаза.

– Ленок! Милая! Я люблю тебя! – шептал и Кирюша.

Но тут вдруг снова ожил телевизор. Кирюша встрепенулся, Лена открыла глаза.

– Кирюша! Ты куда?

– Щас! Щас! – лихорадочно шептал Кирюша, не отрываясь от экрана. – Эх, лопух! Щас! Щас! – лихорадочно шептал он, почесывая волосатую грудь под майкой. – Щас! Щас! Ну, лопух! Мазила! Ну, ты чё! Ты чё! Мазила! Валенок!

– Кирюша! – крикнула Лена. Болельщик вздрогнул.

– Ну, Ленок! – умоляюще сложил он руки. – Скоро ведь кончится! Ведь это же хоккей! Наши парни за золото спорят! Ну, Ленок! Щас, щас! И я вот что придумал – мы за суд давай сами заплатим? Ладно? Ага? – улыбнулся он.

Но Лена уже что-то не улыбалась. Гремел телевизор. Шампанское пузырилось в недопитых стаканах. Мелкие желтые пузырьки лопались на поверхности и прилипали к хрустальным стенкам. Милый, родной, домашний Кирюша сидел рядом.

Но Лена уже не улыбалась. Странно…

СЫН КИБЕРНЕТИКИ

Сам я человек тихий, но как услышал от знакомых, что уже осуществлена всеобщая кибернетизация всего, в том числе и медицины, то сразу же побежал в наш здравпункт на первый этаж двадцатиэтажного дома.

А там – натурально сидит пожилых лет машина со множеством разных лампочек: красненьких, зелененьких, желтеньких…

Я ей с ходу на все и пожаловался. Сплю, дескать, плохо, ночью плачу, а вчера по рассеянности упал в водопроводный люк и оцарапал ухо.

Ага. Машина меня, стало быть, внимательно, вежливо выслушала, пощелкала лампочками и говорит не лишенным приятности женским голоском:

– С целью достоверности анализа проводим блиц-опрос. Простите, вы один живете?

– Ну, один, – ответил я, насторожившись

– Любите стирать белье? Удовлетворены качеством пищи в столовой?

– Белье ношу в прачечную, а столовую ненавижу, – сказал я.

– Любите кого-нибудь? Хорошо ли вам с нею? Знакомо ли вам чувство ревности?

Я тут разинул рот и долго ничего не мог ответить. Машина тоже молчала.

– Как так «люблю»? Это что еще значит такое «люблю»? – стал я было повышать голос, но машина резко прервала меня, заявив:

– Все ваши беды оттого, что вам нужно жениться!

– А на ком? – схитрил я, не ожидая такого поворота событий.

Машина малость призадумалась, помигала, глубоко вздохнула и отвечает:

– Анализ полутора миллиардов факторов свидетельствует, что вы обязаны жениться на гражданке Трынкиной Е. В. Проживает: Фиолетовый бульвар, дом 5, корпус 100, квартира 609. О чем вы, кстати, и сами прекрасно знаете.

– Да почему же это я обязан жениться? – вскричал я. – Никому я ничего не обязан. Я и не обещал, и разговору у нас об этом не было. А то, что я туда хожу, так это вас не касается. Я туда в гости хожу. Нечего зря сплетни сводить!..

– Извините, путаница с терминологией, – пробормотала машина. – Секунду. Вот. Не ОБЯЗАНЫ, а ДОЛЖНЫ. Анализ полутора миллиардов факторов говорит о том, что для вас это – единственный выход. Вы ведь жить без нее не можете! Ведь правда?

– Ну, правда, – вынужден был согласиться я.

– Вот! – обрадовалась машина. – Гражданка Трынкина нужна вам, а вы – ей. У вас будет здоровый налаженный быт! Здоровое семейное счастье! И ведь она молода, хороша собой и умна! Поймите, что система вашего жизнеобеспечения зависит от нее! При отрицательной реакции вы как система погибнете! Сопьетесь, покончите жизнь самоубийством или увязнете в топких мечтаниях! Нет! Нет для вас иного выхода! Вы должны жениться!

И тут у меня все помутилось перед глазами. Я собрал последние остатки воли и завопил:

– Ах, я, значит, должен? Значит, обязан? Как честный человек я обязан жениться?! Должен! Обязан! Вот ты как запела!..

Так завопил я и, схватив со стола тяжелый графин, пустил им прямо в машину.

Послышался сильный грохот, посыпалось стекло, и уже в лечебном доме мне один ученый объяснил, что этот печальный случай произошел из-за того, что машина была сконструирована неправильно.

– А почему неправильно – знают на земле только два человека: ныне покойный Норберт Винер, отец кибернетики, и я, реально существующий ее сын, – сказал ученый, задумчиво сверкая очками

– Неужели неправильно? – спросил я.

– Неправильно, – бормотал ученый. – Не хватает одной тончайшей штучки. А какой – знаю только я. Но я никому не открою свой секрет, хотя бы отдали мне все шампанское и всю икру мира для продолжения моих опытов по кибернетической коммуникабельности.

– Какой такой штучки?

– Не скажу.

– Ну и не надо… – Я зевнул и закрыл глаза, поудобнее устраиваясь на мягонькой коечке.

– Федя, вставай, там за тобой пришли, – сказал мне, сияя, санитар дядя Лева.

– Кто? – удивился я.

– А КТО-ТО… Одна гражданка… Да беги ж ты, беги шибче, уж как она тебя там ждет, как волнуется, бедненькая. И красивая какая, умная… Беги, сынок!..

Я и побежал, спросонок раскинув руки для объятия.

Резюме: велика, значит, сила науки. Об этом мы часто говорим с женой, гуляя по нашему родному Фиолетовому бульвару. Я несу в своих руках сумку с продуктами, а она – все остальное.

ВОДОЕМ

А ведь сначала и Бублик показался нам порядочным человеком. Он перекупил за хорошие деньги двухэтажный домик и возделанную территорию у соломенной вдовы посаженного в тюрьму расхитителя народного богатства Василя-Василька, который продавал налево кровельное железо, метлахскую плитку, радиаторы водяного отопления. Что он и нам «по-соседски» предлагал, однако мы его слушать-то слушали, но не связывались, предпочитая идти честным путем. Потому что все мы – старожилы Сибири. И чтоб я в родном городе не достал какой-нибудь там метлахской дряни? Так это было бы смешно и отчасти шло вразрез с политикой улучшения жизни и принципами освоения окраинных районов громадной Родины. Мы не кулаки какие там, но сейчас все так живут, и куда лучше прежних дураков-кулаков, которые не ко времени зарвались, выскочили вперед, не ведя за собой никого. За что и были строжайше, но справедливо наказаны.

Но – Господи! Господи! Боже ж ты мой! За что? Столько трудов-то было-то положено! Возили по субботам баллонный газ. Это Козорезов умница. Спасибо, позаботился – выделил машину, человека… Малина – кустами, клубника – грядками… Эта пряная нарядная красота, смягчающая глаз и утишающая душу… Эта пряная нарядная красота…

И самое главное – водоем. Господи! Водоем! Этот вечно обновляемый хрустальными подземными водами водоем – он ведь просто услаждал нас в душные наши летние ночи. В ласковых водах его горбились веселой стайкой озорные пацаны. А наши девушки, невесты, словно сама Юность лежали, кошечки, на хрустком кварцевом песочке. Готовясь к, экзаменам или просто предаваясь обычным девичьим мечтам – о будущей трудовой жизни, семье, браке, воспитании детей, правильных отношениях между полами.

А вокруг мы, родители. Женщины что-нибудь вяжут из мохера или рассказывают, кто где отдыхал на юге или чего купил – какую обновку для семьи. В кустах тальника полковник Жестаканов с профессором Бурвичем в шашки сражаются. Митя-Короед спорит с физиком Лысухиным о соответствии количества градусов чешского пива натуральному алкоголю. Кто кроссворд решает, кто – производственные вопросы. А я… я гляжу на все это, и, честное слово, сердце и радуется и переворачивается. Голодные военные годы вспоминаются, когда я был оставлен по броне, и после – как я под номером 261 стою с супругой вьюжным черным утром в арке около кинотеатра «Рот-фронт» за мукой. Залубенела нога моя, совсем не чувствую ногу в худом валенке: после растирали, гусиным салом мазали. Как вспомню, так, честное слово, вот лично бы вот этими самыми пальцами душил бы всех этих болтунов и злопыхателей, обожравшихся шашлыками и опившихся пепси-колой! Этих бы всех вонючек на мое место в очередь сорок седьмого года! Вот тогда бы я посмотрел, что б они запели, сопляки!

А что касается тех двух молодых людей, по наружности артистов, то они нам сначала даже и понравились, не стану оплошность нашу таить, не стану оправдываться…

Их режиссер Бублик привез вместе с миловидной женой-певицей. Этот подлец единственно чем хорош был, режиссер, что в свою бытность часто радовал нас визитами в нашу «Пустую чушь» (так назывался поселок) – визитами различных знаменитостей. То, глядишь, певец М. идет, полотенце повеся и рыкая «Славься, славься!», то иллюзионист Т. веселит всех фокусом исчезновения карманных жестакановских часов в ботинок Мити-Короеда, а то вдруг уже сидит на возвышенности наш знаменитый портретист Спожников и рисует портрет водоема на фоне окружающей его окрестности. Странно, что эти умные люди не смогли до нас разглядеть гнилое нутрецо этого Бублика, странно!

А те двое были на первый взгляд самые простые длинноволосые парни. Но ведь недаром в народе говорится, что иная простота хуже воровства, хоть скромность и украшает человека. Один повыше был такой, голубоглазый спортсмен. Другой – хлипше, чернявенький и более шустрый. Девчата наши, невесты, аж кругами заходили, когда увидели всю ловкость состязания молодых людей в настольный теннис. А ребята им нет чтобы какое-нибудь пошлое слово сказать или сделать пошлый зазывной жест. Нет! Скромно и достойно, видите ли, стучали они, мерзавцы, этим своим белым шариком. Пока не грянуло.

А как грянуло, так все сразу и закричали, что мы, дескать, сразу сообразили. А что там «сообразили» – и не чуяли даже, пока не разразился тот самый натуральный и настоящий свинский скандал, последствия которого неизгладимы, необратимы, печальны и постыдны: уж и дачи заколачиваются крест-накрест, и снуют всюду мелкие перекупщики, шурша осенним листом, плодовые деревья выкапываются, перевозятся, и нету бодрости на лицах, а есть одно усталое уныние, разочарование, страх.

Хотя, имея чуть голову, можно было бы и сразу догадаться. Ведь они даже ХОДИЛИ ПОД РУЧКУ, не говоря уже о том, что явно, явно они сторонились наших девчат.

А те и рады, озорницы, подсмеяться. Заплели маленькому косички, как у узбечки. Губы накрасили яркой помадой, а потом – ох уж эта семнадцатилетняя Настя Жестаканова! – потом взяли да и натянули силком на довольно его жирную, не по комплекции его грудь пустой запасной бюстгальтер. Ну и хохоту было!

И мы все в тот момент тоже ошибочно веселились, хохотали, тоже сочтя эту довольно-таки пошлость относительно удачной шуткой. Веселились и хохотали, пока не грянуло.

Господи! Я это на всю жизнь запомню. Значит, расстановка сил была такая. Водоем. Эти двое на плотике-дощанике близ берега, девчата – подле, мы все сидим в кустах, а режиссера Бублика с миловидной женой-певицей где-то нету.

И лишь младшему навязали девочки на грудь это невинное женское украшение, как старший вдруг вскочил, побледнел, голубые глаза его потемнели, и он резким ударом боксера вдруг толкнул Настю прямо в солнечное сплетение, отчего ребенок, даже не ойкнув, бесшумно повалился на песок.

Мы все и замерли, разинув рты. А он, и секунды не медля, резко отпихнул дощаник, и парочка в мгновение ока очутилась на середине водоема, где принялась скверно и грязно браниться. Длинный свирепствовал, а маленький лишь что-то хныкал в ответ, но тоже матом. Он даже показал длинному язык, после чего тот, странно дернувшись, завопил: «Ах ты, Шлюха!» И влепил маленькому пощечину. А тот тогда рухнул на колени и стал целовать своему товарищу его босые грязные ноги, полузакрытые набегающей волной.

Господи! Господи! Боже ты мой! А тот пнул его изо всех сил, и первый молодой человек, пронзительно вскрикнув, очутился в воде. Однако при этом нарушилось равновесие, и дощаник, крутанувшись, сбросил в воду и другого молодого человека. Оба они, не булькая, стали исчезать в пучине. Потом снова появились на поверхности, не умея, по-видимому, плавать, после чего, вновь не булькая, окончательно пошли на дно.

И наступила страшная тишина.

Мы все стояли как громом пораженные. Девчата наши сгрудились группой испуганных зверьков вокруг оживающей Насти, бабки и домработницы проснулись, заплакали грудные дети, залаяли собаки.

Первым пришел в себя полковник Жестаканов. С криком: «Я этих пидарей спасу для ответа перед судом народных заседателей», отличный этот пловец, неоднократный в молодости призер различных первенств, бросился в воду и надолго пропал. А вынырнув, долго отдыхал на спине, после чего, не говоря лишних слов, снова нырнул.

Однако ни повторное, ни последующие проныривания полковником Жестакановым акватории водоема никаких положительных результатов не дали. Полковник бормотал: «Да как же так», но они исчезли.

Догадались броситься к Бублику, виновнику, так сказать, «торжества». Но и тот исчез вместе с миловидной женой-певицей. На пустой их даче бродил сосновый ветер, играя тюлевыми шторами, опрокинутая чашка кофе валялась на ковре, залив своим содержимым номер какого-то явно не нашего глянцевого журнала, ярко-оранжевые цветы сиротливо никли в красивых керамических вазах, а Бублик и его миловидная жена-певица исчезли.

А когда мы через несколько дней отправили делегацию наших людей к нему в музкомедию, то там нам администрация, глядя в пол, сообщила, что Бублик уже оттуда подчистую уволился и отбыл в неизвестном направлении. И лишь потом мы поняли смущенный вид этих честных людей, потом, когда окончательно определилось неизвестное направление режиссера Бублика, оказавшееся Соединенными Штатами Америки, куда он практически на глазах у всех нагло эмигрировал вместе с миловидной женой-певицей. Что ж, это вообще-то не так и удивительно, что в США, – видимо, им там легче будет заниматься тем развратом, которому у нас поставлен строгий шлагбаум. Это неудивительно.

Удивительно другое. Удивительно, что когда прибыла на водоем милиция и приехали аквалангисты, то они никого совершенно не нашли. Мы очень просили аквалангистов, они очень старались лазать по каждому сантиметру дна, но все было напрасно. Они исчезли.

Вы знаете, мы потом обсуждали: может, черт с ним, хватило бы у нас денег, может, нужно было все-таки пойти на значительные расходы, спустить пруд, разобраться, выяснить все до конца, чтоб не пахло после чертовщинкой и поповщиной, чтобы не было усталого уныния, разочарования, страха. Но время было упущено, и вот теперь мы сурово расплачиваемся за свое ошибочное легковерие, беспечность и головокружение.

Потому что буквально уже на следующий день после того, как все якобы улеглось, поселок вдруг был оглашен страшным воплем убиваемого человека, которым оказался любитель ночных купаний т. Жестаканов. Бедняга был близок к удушению, глаза его выпучились из орбит, и он лишь показывал на водный след лунного сияния, лишь повторяя: «Они! Они! Там! Там!»

А будучи растерт стаканом водки, он очнулся, но упорствовал, говоря, что будто бы сам собой в двенадцать часов выплыл плотик на середину, и на этом плотике вдруг появились два печальных обнимающихся скелета, тихонько поющих песню «Не надо печалиться, вся жизнь впереди». Вот так-то!

И хотя Жестаканов вскоре уже лечился у психиатра Царькова-Коломенского, это никому не помогло. Видели и слышали скелетов также проф. Бурвич, т. Козорезов, Митя-Короед и его теща, слесарь Епрев и его коллега Шенопин, Ангелина Степановна, Эдуард Иванович, Юрий Александрович, Эмма Николаевна, я и даже физик Лысухин, которого, как человека науки, это зрелище настолько потрясло, что он опасно запил.

Пробовали отпугивать, кричали «Кыш», стреляли из двухстволки – ничего не помогало. Скелеты, правда, не всегда были видны, но уж плотик-то точно сам собой ездил, а вопли, пение, жалобы, хриплые клятвы, чмокающие поцелуи и мольбы раздавались по ночам ПОСТОЯННО!

Я вам не Жестаканов какой, пускай и не был на фронте, и не физик Лысухин, хоть и не имею высшего образования, я – нормальный человек, я и водки особо много не пью, так вот – В ЭТОМ Я ВАМ САМ ЛИЧНО КЛЯНУСЬ, ЧТО ЭТО Я СЛЫШАЛ СВОИМИ УШАМИ! «Милый мой! Милый мой!», а потом – хрип, да такой, что волосы дыбом встают.

А когда уже все перепробовали – и ружья, и камни, и хлорофос, то тут и настали концы: конец нам, конец поселку, конец водоему. Уж и дачи заколачиваются крест-накрест, уж и снуют всюду мелкие перекупщики, шурша осенним листом, плодовые деревья выкапываются, перевозятся, и нету бодрости на лицах, а есть одно усталое уныние, разочарование, страх.

Ну а что бы вы от нас хотели? Мы не мистики какие-либо и не попы, но мы и не дураки, чтобы жить в таком месте, где трупный разврат, сверкая скелетной похотью в лунном сиянье, манит, близит, пугает и ведет людей прямо в психиатрические больницы, лишая женщин храбрости, мужчин – разума, детей – их счастливого детства и ясного видения перспектив жизни и труда на благо нашей громадной Родины.

Господи! Господи! Боже ты мой…

ТЕМНЫЙ ЛЕС

Многие неурядицы на свете объясняются, по-видимому, очень просто – различием темпераментов. Один человек, допустим, такой это веселый-веселый, что с ним хоть что ни случись – ему хоть бы хны, плюнет и дальше жить пойдет. А другой от всякой ерунды сычом смотрит, и нету с его мнительностью никакого сладу…

Вот и тут тоже. Царьков-Коломенский взял да и брякнул Васильевской бабе, что они в субботу ездили с Васильевым в лес «любоваться его осенним убранством». А Васильевская баба, на которой тот упорно не хотел жениться, тут же смекнула, что если они ездили в лес, то никак не иначе, как в сторону совхоза «Удачный», где в школе дураков преподает старая романтическая Васильевская любовь – Танька-Инквизиция. Живя якобы в глуши, а на самом деле профура, каких свет не видал. И работает «в глуши», потому что город близко и по зарплате ей выходит за непонятную «вредность» коэффициент 15%. Васильевская баба пришла к Васильеву и закатила ему скандал. Васильев весь покрылся красными пятнами, затопал на бабу, что она лишает его свободы думать, и выставил ее, прорыдавшуюся, напудренную, за дверь. А сам остался и стал ходить по комнате, бессмысленно присаживаясь в кресло, трогая лоб, кусая ус, ероша шевелюру.

Тут снова стучатся в дверь. Открыл, а там шутовски стоит на коленях друг-предатель В. И. Царьков-Коломенский и говорит:

– Ты уж извиняй, брат, я не знаю, как такое оно и случилось. Ну трекнул ей, трекнул я ей, а кто же знал? Ты уж извиняй, брат, давай, что ли, выпьем в заглаживание моей вины?

Васильев сверху посмотрел на него. Смотрел, смотрел, а потом и захлопнул дверь, не сказав другу никакого обидного слова.

И Царьков-Коломенский поэтому не обиделся. Но оставаться на коленях было как-то очень уж неудобно. Весельчак встал, отряхнул брюки, харкнул в лестничный пролет и зашагал вниз в направлении собственного плевка.

А при выходе из подъезда его чуть не сбил с ног какой-то взволнованный молодой человек в мохеровом шарфе.

– Тише нужно бежать, молодой человек, – научил Царьков-Коломенский. Но тот, бессмысленно на него посмотрев, ничего не ответил и взлетел наверх.

Вскоре он уже стучался в дверь Васильевской квартиры.

– Что вам угодно? – сухо спросил Васильев, так как он его слегка узнал, этого молодого человека. Его звали вроде бы Санечка.

Мне… мне что угодно? – вдруг разулыбался юноша. – Здравствуйте, во-первых, – сказал он.

– Здравствуйте, – хмуро сказал Васильев.

– А во-вторых, не дадите ли мне глоточек воды, я очень хочу пить.

– Мне не жалко воды, – сказал хозяин. – Но поищите ее где-нибудь в другом месте, – сказал он и хотел закрыть дверь.

– Да подождите же вы, подождите… – Молодой человек дико блуждал глазами, принюхивался, он даже зачем-то на цыпочки становился, отвратительно вытягивая шею. Так что Васильев, обозлившись окончательно, стал его выпихивать. Но молодой человек оказался тяжел и неповоротлив. Густо дыша, они сцепились и замерли в исходной позиции в этом узком коридорчике.

– Так, может, вы все-таки позволите мне пройти! – выкрикнул молодой человек. – Я хочу все сам увидеть собственными глазами.

– А… ты вон о чем? – внезапно понял хозяин и усмехнулся. – Ну иди, брат, проходи. Будь гостем… Молодой человек и юркнул в комнату.

– Но ее же тут нет?! – вскричал он, заламывая руки. – Где она?

Хозяин ухмылялся.

– Выходит, она нас обоих обманула?! – вскричал юноша. – И вы, вы миритесь с этим?

– Пошел вон, – сказал хозяин. – Пошел-ка ты вон отсюда, сопляк, хам, неуч, кретин, дебил, размазня' Пошел отсюда вон!

– Вы… вы потише! Я ведь боксер! – из последних сил выкрикнул вроде бы Санечка. Но тут же истерично разрыдался и, пятясь эдак боком, боком выполз. Вывалился из квартиры, как ключ из кармана.

А хозяин тогда запер дверь на ключ. Он все еще ухмылялся. Он подошел к зеркалу и построжел. На него глядела его красивая голова, чуть тронутая сединой, несвежее его лицо. Он сделал гримасу, показал сам себе язык, сел за стол и начал писать:

«Многие неурядицы на свете объясняются, по-видимому, просто различием темпераментов. Один человек, допустим, такой это веселый-веселый, что с ним хоть, допустим, что ни случись, отчего другой сразу бы окачурился или повесился в петле, а этому – хоть бы хны! Плюнет и дальше жить пойдет. А другой от всякой ерунды сычом смотрит, и нету с его мнительностью никакого сладу».

И тут в дверь снова постучали. Васильев вздохнул и пошел открывать.

На пороге стояли: Васильевская баба, Царьков-Коломенский и давешний молодой человек.

– Да вы мне никак чудитесь? – сказал Васильев.

– Ишь ты, ишь ты какой!.. – обиделась баба.

– Острит, острит старик! – ликовал молодой человек. – Ох и остроумный старичок! – обращался он к Васильевской бабе.

Гости гурьбой ввалились в комнату и расселись по стульям. На столе появилась бутылка вина.

…А близ совхоза «Удачный» в школе для дефективных детей мальчик Ваня Кулачкин никак не мог понять, чего хочет от него эта чужая накрашенная тетя. Какие такие квадратики? Какие такие птички? Почему, где, кто она, эта тетя, где мама, почему мама была белая и качала головой, паук зачем муху ел, муху ел, не доел…

– Ваня, я ведь, кажется, тебя спрашиваю? – сердито сказала тетя.

Ваня встал и хлопнул крышкой парты.

– Я больше никогда не буду, – сказал Ваня. Глаза у него были синие-пресиние.

Тетя ему ничего не ответила. Лишь хрустнула пальцами и подошла к окну, чтобы долго смотреть на темный лес, подступающий к школе.

Ели, пихты освежены дождем. Замерли, не шелохнутся строгие деревья. Петляет проселочная дорога. Какая-то птица, тяжело хлопая крыльями, скрывается в глубине…

– Шишкина бы с Левитаном сюда. Пускай садятся друг против друга и рисуют, рисуют, рисуют, сволочи! – подумала тетя.

И эта картина ее слегка развеселила.

МОСКВА

Однажды в одном сибирском городе – городе К., лежа в одной постели – полутораспальной, ссорились одни любовники – он и она.

Она выговаривала сердито:

– Посмотри, на кого ты похож. Нестриженный. Это – ужасно. Шуба замурзанная, подпоясанная какой-то веревкой. Ты ходишь как сторож.

– Но у меня ведь очень теплая шуба. Мне в ней тепло, – мирно возражал он.

– Тепло! Ты – как сторож. Тебе только ружья не хватает.

– Ружья мне действительно не хватает. Было б ружье – я б тебя давно ухлопал, – согласился любовник.

– Ох ты! Ох ты! Подумаешь! – захохотала она. Но отвеселившись, возобновила атаку:

– А твои ужасные брюки! А эти валенки! Мне стыдно идти с тобой по улице! Право, стыдно!

– Право-лево, – пробормотал любовник. Он собрался вздремнуть.

– Не спи, паразит! – крикнула юная девица. – Не спи! Ишь, не нравится, когда правду говорят…

Любовник тоже обозлился.

– Какая тут может быть правда, – взвыл он. – Ты и тебе подобные, в частности твоя подруга Ирочка московская, вы – типичные осколки ширпотреба, смеете мне диктовать свои паскудные вкусы!

– Не смей ругаться. Ты – обычный неряха. Ты – грязный. И если тебе люди говорят, то ты слушай, а не ори!

– Вот уж чего-чего, но не грязный, – захохотал любовник. – Что угодно, но только не это. Это скорее ты грязная. Вспомни-ка, вспомни!

– Нечего мне вспоминать, – пробормотала девушка.

– Так уж и нечего? – лукаво осведомился любовник.

– Почти нечего!

– Вот и врешь! Вот и врешь! – пуще прежнего хохотал любовник и хлопал себя по ляжкам.

– А потом, зачем ты задеваешь Ирочку. Да, она моя подруга. Да, она составила хорошую партию. Но она – модерновая девка. Она – современная девка. А ты из себя корчишь невесть бог знает что, а сам – обычная бездарь.

– Я не бездарь. Мне многие говорили, что я не бездарь. И ты это прекрасно знаешь, что я не бездарь.

– А ты больше слушай дураков. Не бездарь. Даже цепочку мне купить не можешь.

– Может, мне еще вдобавок тебе за каждый раз по пятерке платить, – снова возопил любовник, впадая при таких словах в ужасный гнев.

– Ты пошлости не говори. Тебе завидно, что Ирочка в Москве живет. Олег-то ее по крайней мере хоть может обеспечить.

– Да понимаешь ли ты, что таким дерьмом, как твоя Ирочка и ее… супруг, в Москве вымощены мостовые! – заорал любовник.

И тут наступил переломный момент.

– Ну, хватит! – торжественгно сказала она. – С меня хватит. Ты уже достаточно наговорил. С меня хватит. Мне надоело. Все.

Она встала. Любовник посмотрел на нее снизу вверх. Она поняла его взгляд. Она сильно пнула его в нос прелестным ножным пальчиком и заплакала. Она заплакала и стала поспешно одеваться.

Она натягивала на себя все свое розовое, все свое белое, все свое трескучее, отглаженное. Она всхлипывала, и от синтетического ее свитера сыпались трескучие мелкие зеленые молнийки.

– Ну, ладно. Кончай ругаться. Мир, – протянул он руки.

– Уйди! Ненавижу! – прошипела она. После чего ушла.

Впрочем – не навсегда. В жизни никто никогда не уходит. Просто жизнь проходит. Ибо жизнь – есть жизнь.

КАК Я ОПУСТИЛСЯ

ЛАВ СТОРИ 1

«Согласно конечного итогу, нет на земле и быть не может человека, который женился бы удачно. Всякий брак неудачен, и глупо поступает тот, кто, подобно страусу, прячет голову в песок, не желая признавать этого вопиющего факта», – утешал я себя, потому что, сбежав 31 октября прошлого года от последней жены, оставил ей длинную записку следующего содержания (привожу по черновику):

«Дорогая ЖП2! Я долго думал и считаю, что наши отношения окончательно зашли в тупик, вследствие чего наша совместная жизнь становится невозможной. Жить в атмосфере ругани, скандала, взаимного непонимания унизительно и разрушительно и для тебя, и для меня, а переделать друг друга мы не можем и не сможем никогда.

Я ухожу. Пока месяц-другой мне будет где жить, а дальше видно будет. Может быть, уеду к БП-13. В общем, пока не знаю. В ближайшее время я позвоню БП-24, и мы с тобой встретимся, чтобы все подробно обсудить.

Я не хочу разбираться, кто из нас прав, кто виноват, – хватит трепать друг другу нервы, мы в этом деле и так значительно преуспели, а в результате бесконечных разбирательств только больше запутываемся.

Так что, пока не поздно, давай расстанемся, и расстанемся друзьями, а не врагами. Поверь, что это (мое) решение далось мне очень трудно (нелегко), но я не вижу другого выхода, и мне кажется, что если не сейчас, то когда-нибудь ты поймешь, что я поступил верно».

МИ5.

Впрочем, не бесчувственная же я скотина, согласно конечного итогу!.. Я очень сильно переживал (переживаю). В электропоезде, уносящем меня прочь от моей бывшей жены (и моей бывшей квартиры) в неизвестность, в квартиру ФИОГ6, где мне по сговору предстояло жить все то время, пока он будет служить нашей Родине на территории Западной Германии (Бундес Републик Дойчланд), в этой электричке я сидел близ окна, поставив на узкий подоконник свой узкий локоть. По стеклу стекала серая струйка. За окном дождь все облил. Около насыпи оказался подросток. Не успев промелькнуть за окном, он пустил в окно кирпичом. Успешно, кстати, – даже и не разрушив стекла, которое тут же пошло черными трещинами и вскоре частично вывалилось, отчего в пустую дыру засвистал холодный ветер и заходил грязный дождь.

ШЕЛ ДОЖДЬ И ДВА КИТАЙЦА 7

Я брезгливо хотел пересесть куда-нибудь подальше, но все желтые лавки уже были заняты возмущенными пассажирами, громко обсуждавшими варварский поступок пригородного недоумка. Я вышел в тамбур и там, находясь среди плевков и окурков, крепко задумался.

Я думал о том, что – истерики, конечно же, и скандалы… хотя, конечно же, и не в этом одном, конечно же, дело. А дело в том, потому что меня не переделаешь, и если ВЫ умеете и любите жить семейной жизнью, то вы ей и живите в тепле и радости, а Я буду жить один, пробавляясь случайными сексуальными знакомствами, но не превращая их – нет, о нет! – в устойчивую сексуальную дружбу (любовь). Решение мое было окончательным, бесповоротным. Ибо я выстрадал его, выстрадал в муках, поскольку бывшая жена моя подтибрила у меня из сумочки письмо от БЛ8, содержащее полную компрометацию моей личности и тела. И с тех пор каждодневно (ежевечерне, еженощно…) хныкала, выла, роняла мерзкие слезы. Кроме того, она попрекала меня, будто я зарабатываю мало денег, что является чистейшей правдой и на что мне тем не менее совершенно наплевать.

Как и на многое другое. Но НЕ НА ВСЕ! Для меня ведь тоже есть элементы СВЯТЫЕ, хотя по раскладке я непременно должен быть грешником. Элементы святые, СВЯТЫЕ-Е… сути которых я не могу четко сформулировать ввиду того, что слабо представляю, о чем идет речь.

Ах, как бранилась она со мной!.. Как произносила слова!.. Когда она произносила слова, мне хотелось обнять и расцеловать ее (ее изработавшиеся морщинистые руки – ха-ха-ха! Шутка! Какие там, к черту, «изработавшиеся»…), обнять ее и расцеловать ее либо хватить по голове кирпичом.

Да, истерики, конечно же, и скандалы. Но ведь не в этом же дело-то в конце концов!.. Хотя – побелевшее (побагровевшее), застывшее (кривляющееся, кусающее губы), надменно молчащее (орущее) лицо это, дразнящее… Лицо… Тело… Ну, я, в общем, не знаю…

Но твердо уверен – это неуловимо, как дождь и два китайца. Это есть сон и соответствующие сну превращения. Ирреальность их сугубо подчеркивается тем, что ирреальность эта ощущается лишь тогда, когда ничего уже нет. Так народы Африки с недоумением глядят нынче в прошлое – зачем-де мы столько лет мирно терпели вонючее колониальное господство, с ума мы, что ли, посходили? Ведь всего и делов-то было: подойти к англичанину, французу, испанцу, португальцу, взять их крепко за руки и ударить по голове кирпичом. И тогда все бы навсегда стало тихо, и никто бы больше никогда не обижал бушменов… Да… Вот так-то… Лицо… лицо… лицо… И тело… и электропоезд, электричка, кар… карета, уносящая(ся)…

Мне кажется, что все происходящее связано со среднестатическим падением потенции, обусловленной старением и распадом.

Но, однако, что же это такое?.. Сколько? Сколько секунд и сантиметров может продолжаться моя лав стори в условиях отсутствия событийного развития? Без заполнения пустот и каверн тугой кровью Факта, Поступка, Диалога, всего того, что зовется Жизнью и, по-видимому, заполняет Жизнь. (Слово «жизнь» должно быть мужского рода. Мне всегда так казалось…) Сколько может и сколько можно? Трепаться нынче все умеют, и все делают это в 10 000 (десять тысяч) раз ловчее тебя. Ты сюжет гони, ты событий, событий давай, «писатель»! Но только – чур! Чур меня, чур! Чур-чура!.. Не деревянно-фольклорных и не усредненно ЛИТУРОВНЫХ9, и не… еще что-нибудь, а чтобы – пропитано было, все было пропитано этим … нервным соусом современности (совремённости)…

/Мне часто кажется, что никакой современности нет, мне иногда кажется, что вообще ничего нет. Мир этот ирреален, и тот, кто мне не верит, пускай выйдет на улицу и лично в этом убедится (тот вскорости лично сам в этом убедится, да только поздно будет…)./

Потому что и на самом деле – да вы посмотрите внимательно хоть раз, хотя бы раз вглядитесь в толпу, бредущую вечером, допустим, или гуляющую, допустим, по проспекту Центральный нашего города К. – в неоновом и др. посильном освещении ночной рекламы, призывающей идти в магазин «Океан». Или в массу вглядитесь, заполняющую утром пустоты и каверны: строгие лица и жуткие улыбки, и кашель, и бессмысленный ожог радости от случайной встречи на общественном транспорте знакомых и товарищей по работе, которых так давно хочешь убить кирпичом. От всего этого меня вдруг внезапно озаряет, и я тихо плыву, влекомый толпой, пока наконец не вшвыривает она (толпа) меня (представителя толпы) в вагон (автобус, троллейбус, трамвай), влекомый, влекомый, влекомый . И в тесном единении смятых людей я еще и еще раз – в 10-й, 100-й, 1000-й раз все это понимаю. Я понимаю ВСЕ ЭТО и понимаю все это так, что если – РАЦИО, то – Смерть, и я давно уже лежу на кладбище Бадалык с душой, отделенной от тела, а если – Ир-РАЦИО, то и – порядок, все в порядке, дорогие товарищи, и жизнь продолжается, дорогие товарищи, и жизнь идет вперед семимильными шагами, дорогие, ДОРРРРОГИЕ товарищи!..

События не заставили себя ждать, но они были тривиальнее, чем само это слово «тривиальный». Естественные в создавшихся условиях взрывные реакции типа «ах, я больше не могу (не смогу) жить», истерики – теперь уже в кольце жадных благодарных зрителей, телефонные звонки, недельная бессонница – ох, обидели зверушку, отобрали сладкую игрушку: перец с фиником, заправленный медом и уксусом плюс трансцендентное («мое», «мой»… «ты – мой? мой, да?» – «твой, твой. …твою мать, спи теперь спокойно, сука!..»), слежка, внезапные визиты в посторонние квартиры с маниакальным оглядыванием углов и поддиванно-кроватных пространств – нет ли, увы, случайно беглеца? – телефонные вызванивания10 и… (и – не судите, да не судимы будете. Не злитесь. То есть – злитесь, но не принимайте активных ответных мер. Мир загубили активные ответные меры и активно проводящие их в жизнь дураки, состоящие из собственно дураков и периодически трансформирующихся умников11…)

Но – чудные превращения и пошлый лик тополька с возрожденной сломанной веточкой, распустившимися зелененькими листиками… (гляжу в окно и скучаю: да настанет ли когда-нибудь весна12) … этот скромный образчик плосконького символизма плюс реально существующие чудные жизненные превращения сделали свое конкретное дело. Ровно через неделю после разрыва Мой Ангел (ЖП) утешился (лась) и презрительно объявила (л) Миру (друзьям и знакомым), что плевать он (она) на меня хотел (ла)13 что Я – 1) негодяй; 2) жулик; 3) слабак14; 4) дурак; 5) хам; 6) садист; 7) мазохист и др. Числом до 100-а. И что «плевать хотела и давно уже САМА мечтала, не в силах вынести…». И что – «раскается он, раскается – приползет на коленях через 1,5 года, приползет, да поздно будет…».

Так что – сами видите – ввиду называния точной даты приползания на коленях, т.е. определенной надежды на никуда окончательный мой уход, осада пустоты затягивалась, и я был вынужден продолжать проживание в квартире уже знакомого нам ФИОГа, служаки нашей Родины в Бундес Републик Дойчланд.

За свою короткую жизнь я прочитал довольно много художественных произведений, и меня всегда приводил в недоумение тот факт, что персонажи говорят, думают и делают лишь то, что автор велит им на данный текущий читаемый период. И если, например, персонажу чего-нибудь хочется покушать или возникла у него другая какая нужда, то он все равно крепко сидит на своем стуле и, тупо напрягаясь, ждет конца концепции, навязанной ему автором. Это я к тому, что в выстроенности заключено, на мой взгляд, страшное… нет, не вранье, а страшное скорей соответствие иррациональной и (одновременно) механической жизни, той, что творится на публике за окошком. И это я к тому, что параллельно (перпендикулярно) с историей моей последней жены развертывается (уже развернулась, следовала по пятам, взаимопроникала, свертывалась), развертывается в «рассказе» сюжет моей Бывшей Любви (см. примечание 1 на стр. 133).

БЫВШАЯ ЛЮБОВЬ (СЮЖЕТ)

В пессимистический и отчаянный период окончательного распада нашего с ЖП брака я приехал по делам службы в СРГ15 и там встретил свою Бывшую (к моменту написания этих строк) Любовь, с которой я практически не был до этого знаком.

Знаком, не осознанным мною, но абсолютно точно понятым ею, моей Бывшей Любовью, начавшей существовать параллельно и взаимопроникающе с моей бывшей (последней) женой, я дал ей понять, что меня

уже можно

БРАТЬ,

что я уже

СОЗРЕЛ,

что я – истрепан, измучен физически и духовно, что я вполне заслужил

СЧАСТЬЕ УСПОКОИТЬСЯ В ОБЪЯТИЯХ ЕЯ

(и сладкий евпаторийский пляж, и качающийся горизонт – судно держит курс на Одессу), что я – добрый, но усталый, хороший, надежный, мохнатый, искренний. Толстячок. С отсутствием, конечно же, царя в голове, но это вполне поправимо и вполне окупается счастьем Стабильности, Верности, радостью Лежания В Одной Постели в совокупности с бесконечными беседами на темы, одинаково близкие двум Духовно Близким Людям, моей Бывшей Любви и мне.

И я, я, недостойный, да разве мог я мечтать о подобном счастье? Об ошеломляющем взаимосочетании блаженной близости совокупления с совокупностью взаимосочетания духовных порывов: общностью оценок, радостью взаимного теплого взгляда на этот холодный и жестокий мир, в котором ЛИШЬ МЫ ОДНИ выживем, который мы непременно, да, непременно покорим своей Любовью, который мы приручим, да, мы приручим его, и ласковый полосатый кот будет тереться о ступни наших босых ног, опущенных с кровати. «Под музыку Вивальди!»16 и с загорающимися рассветными черепицами островерхих домов. (Пейзаж немного получился говенный, ну да ничего – когда дело идет, то и всякое лыко в строку, как говорится…)

А только вышла ошибка, и внезапно вспыхнувшая любовь стала через определенное количество времени бывшей, как и всегда бывает с любовью, если только человек имеет мужество не врать.

Меня всегда удивляло, как это бабам не брезгливо красить харю, ведь красильные их снадобья варятся из какого-то грязного сала, цветного песка, глины; ведь это просто дикарство, граждане, все эти их серьги в ушах, затененные зеленые веки, щипаные брови. Да разве мужику, если он, конечно, не педераст, придет когда-нибудь в голову безумная идея выщипать себе брови, намазать красным губы и вставить себе в нос кольцо?

Но однажды я вдруг понял – это Он, Символ, крашеное это бабье рыло неземной красоты. Я теряю дорогих мне женщин, я теряю дорогих читательниц, ну и плевать я на них хотел!.. Я плюю на них во имя Правды!..17 Ведь должен же хотя бы один человек честно высказаться по этому вопросу, если жить честно и в соответствии решению этого вопроса не осмеливается ни один человек.

И я вам честно скажу, что мерзее баб ничего на свете нет, мерзее этих сук, красящих свои хари и пляшущих свои половецкие пляски вокруг высокого сексуального костра18.

Но это же – БАБЫ!.. ЖЕНЩИНЫ, видите ли, это совсем, видите ли, другое дело. Женщины с Большой, естественно, буквы, добрые советские советчицы19, Матери Наших Детей… Также существуют на свете: 1) Любовь 2) Дружба 3) Скрипачи 4), 5), 6), 7) и т.д. числом (я подсчитал на бумажке) примерно до 100-а. Ветка сирени, например, тычущаяся в окно майским рассветным утром, фигурирует в моем перечне гуманистических ценностей под номером 22… Так что – до 100-а, до 100-а. Кто больше?..

«БЫЛ ЗВЕРСКИ ПОГИБ ОТ БАБ», – прочитал я краткую эпитафию на каменной плите одной восточной могилы. И я был поражен ее сочностью, афористичностью и емкостью, и я впервые подумал о местопребывании Истины на стыке двух языково-материальных культур.

Ну а короче, вскоре после того, как я получил официальный развод, я все чаще, как мне казалось, стал ловить в глазах своей новой подруги (Бывшей Любви) тоскливо-тревожный отблеск того, обозначенного чуть выше, метафорического костра, гложущие жадные языки, огонь, так сказать, Желания. Вечного Желания, чтоб разбежался и с разбегу нырнул и навсегда канул в ее влажной жаркой мякоти, «Нет» (одновременно), «Нет» (постоянно), – говорила она. – Мы станем работать и мы НЕ СМОЖЕМ мешать друг другу. Мы будем смотреть на звезды, и мы преодолеем, мы преодолеем… Мы – не другие, мы – не «которые»… Мы сможем…

11) Разум 12) Чистота 13) Доброта…»

Но однажды ее наконец прорвало, и она заорала, и лицо ее, наверное20, стало совсем некрасивым, приблизившись к идеалу Красоты (19) с противоположного конца. Она орала и со свистом сморкалась в платок, и тушь текла с ее мохнатых ресниц, как река Е. в Ледовитый Океан.

– Ты что думаешь?! – орала она. – Ты что, интересно, думаешь? Ты думаешь, что это будет продолжаться вечно? А ты обо мне подумал? Ты понимаешь, что ВСЕ теперь смеются надо мной и показывают на меня пальцем? Ты мне что говорил? Ты говорил, что если у нас случайно будет ребенок, ты мне позволишь его оставить?

– Я и сейчас так говорю, – ошеломился я, но она, не слушая, вновь набрала в рот воздуху.

– Да, да! Я ХОЧУ замуж, и если ты этого не понимаешь, если ты делаешь вид, что этого не понимаешь, то я, я тебе, ятебеятебе скажу, что хватит тебе делать вид, будто ты ничего не понимаешь. Ты прекрасно понимаешь, в какое ты меня ставишь положение. А я не хочу быть посмешищем и я не хочу превращаться в стареющую суку, ловящую мальчиков… Это – унизительно! Это – унизительно! Унизительно! Я сама тебе сделала предложение, тогда на Новый год. Ты думал, что я не помню, что я была пьяная? А я все помню и я совсем не была пьяная. Мне все, все сказали, что это – унизительно, когда женщина осмеливается, когда она уже не в силах терпеть, а ей в ответ плюют в рожу… И мама, и П21 мне так говорят, они говорят, что у меня совсем нет гордости и что они меня предупреждали, что тем все и кончится, потому что я многое проиграла с самого начала! Все! Между нами ВСЕ кончено. Между нами давно все кончено… Ты такой же, как и все! И я тебе не пес Каштанка! Ты – такой же, как и все. А я – тоже человек, и я не позволю, чтобы надо мной измывались, и я…

– Да пошла ты!.. – завопил я и, пыхтя от злобы, тяжело, бессмысленно улыбаясь, повесил (бросил) наконец-таки трубку, мгновенно вспотев, нервно шевеля пальцами. И хотя в паузах, заполняя пустоты и каверны, я ей тоже что-то говорил, бросал реплики22, это не имело (и не имеет) никакого значения.

Как впоследствии выяснилось, примерно через час после нашей «беседы» она съела 50 штук снотворных таблеток, о каковом факте тут же информировала свою подругу. Подруга была в момент сообщения изрядно пьяна, а также малоподвижна по причине криминального самовмешательства в естество своего организма. Поэтому она вызвонила на БЛ «скорую помощь», и эта помощь, приехав, пресекла суицидальную попытку путем взаимного промывания тела больной сверху и сзади. Дверь врачам открыла сама моя Бывшая Любовь, а мне обо всем этом с укоризной рассказывал приехавший из СРГ среднерусский парень-паренек. Это был очень хороший, талантливый молодой человек: в разговоре он свободно употреблял англоязычные и нецензурные слова. И он не бить меня приехал, а приехал по поручению подруги моей подруги, с которой он состоял в каких-то там отношениях, передать, что «мы все немножко погорячились» и что «кое-кто сожалеет о случившемся и даже просит прощения»23.

Ничего не ответил я гонцу: выпил с ним вина, а когда он еще о чем-то меня спросил, о каких-то там деталях, сказал ему, что «это – детский вопрос» и что «не пошел бы он…». Деликатный юноша понял меня и умолк. Он хвалил белый сухой вермут, которым я его угощал. Он утверждал, что вкус этого вермута напоминает ему вкус клубники с ананасами.

На этом, собственно, смело можно было и совсем закончить мою лав стори, кабы не остался я должен читателю. Долг мой состоит из описания динамики процесса.

ОПИСАНИЕ ДИНАМИКИ ПРОЦЕССА

Я был волен. Я был счастлив. Я был в кино. Я лежал в постели. Я читал книгу. Я улыбался. Я думал о том, как волен я и как счастлив.

И тут со мной случилась одна мелкая неприятность. Я потянулся к пепельнице и опрокинул ее, эту деревянную пепельницу, выполненную в форме сувенирного ковшика-уточки, прямо в постель, прямо на льняную белоснежную простынку ее.

Отвратительно ругаясь, я сгреб пепел и тем самым еще больше его размазал – по белоснежию, серым грязным пятном. Я снял простыню, вытряхнул с балкона, но вдруг обнаружил, что и наволочка на моей подушке уже далеко отнюдь не свежа. Я огляделся по сторонам и вдруг увидел ВСЕ. Как будто сняли с моих глаз пленку (пелену) катаракты или вставили мне в зрачок какой-нибудь проницательный аппарат, из тех, о которых любили мечтать фантасты на излете 19 века, ощущая приближение нашего, грозового.

Я вдруг почувствовал, что воротник моей рубашки грязен и липок, хотя я стирал ее не далее как вчера вечером, я вдруг понял, что не исключено, если от меня наносит потом, табаком и мочой, хоть я и принял сегодня утром ванну (правда, мыло у меня кончилось, я три дня не мог собраться купить кусочек мыла, вследствие чего мылся стиральным порошком), вонял забытый под кроватью носок, автоматически не было трех пуговиц на одной рубашке, двух на другой, одной не третьей, и я не знаю точно, из чего делают колбасу, я знаю, что ее делают из чего-то, но я точно знаю, что это была совсем плохая колбаса, следствием такой колбасы является язва, а у меня совсем больше сил не было, чтобы снова пойти в «Гастроном» и, снова отстояв очередь, купить на свои деньги чего-нибудь более съедобного. И нельзя сказать, с одной стороны, чтобы уж совсем «мерзость запустения», но с другой стороны – в раковине пять глубоких тарелок лежат немытые четыре дня, ложки, вилки – в сале, чашки – с чайным налетом, вещи – веером по комнате, дорогие и мятые. И – определенно, определенно наносило от меня потом, табаком и мочой, определенно наносило!..

Да в конце-то концов и не в моче вовсе дело, пускай бы даже и мочой, дело в том, что мир вдруг потускнел и съежился, серым и пресным стал мой мир, и я вдруг подумал с неудовольствием, что жизнь моя проходит и я непременно когда-нибудь умру.

Один24! Без любимой! Без любимых! Без страстей! Деточек, лазящих по коленям и ножкам стола! Без всего того, что окружает человека, кружит ему голову, пьянит счастьем. И я вдруг понял, что если человеку 35 лет и у него до сих пор снова нет жены, то это – грязный и непристойный человек. Это – как старение или зарастание плоти в результате телесной грязи. Это – пыль в углу: незаметны секунды, минуты, часы, но нечем уже больше дышать. Душит! Хрипишь! Хр-р-р! Волосы впадают в Каспийское море, жизнь кругом едет на «Жигулях», распускаются, как цветы, овеществленные лаковые открытки с видами субтропического побережья, полного двухэтажных и трехэтажных дач, принадлежащих советским гражданам, и – о! – эта земная неземная джинсовая музыка звучит, мотая распущенными до пояса волосами. С ярко окрашенным ртом, теплой чистой кожей и объемно-компактной задницей!..

Короче говоря, на именинах сослуживца мы и познакомились, ибо она была подругой его жены, и они вместе служили в профессиональном вокально-инструментальном ансамбле.

Там, на этих именинах, поедая салат с крабами, индейку, красную икру, грибы чернушки, торт «Птичье молоко», я и встретил ее, свободную, веселую, нарядную радость мою, 29-ти лет мадонну с распущенными до пояса волосами, в джинсах «Рэнглер» (новых), с ярко окрашенным чувственным ртом, теплой чистой кожей, объемно-компактной задницей и – с чем там еще, с чем? С тонкой синей жилкой, пульсирующей (трассирующей) на ее лебединой загорелой шее. Расцеловать бы ее, расцеловать, граждане, за один только ее этот «пульсик».

Я так и сделал. Когда все присутствующие порядком опьянели, мы с ней заперлись в ванной комнате, разделись догола и встали под падающие на нас сверху струи и потоки горячей воды (исцеляющей влаги).

Вот и весь мой «рассказ». Она служит пианисткой в скромном вокально-инструментальном ансамбле, скромном не от скудости талантов и известности, а от чистоты соблюдаемых музыкальных традиций, нежелания впадать в дешевый, так называемый «современный» стиль. Они исполняют музыку Баха, Генделя, Бетховена и революционные песни.

А как-то раз, до нашей женитьбы, я провожал ее на гастроли в областной сибирский город Г.25. Мы стояли на перроне вокзала и беседовали о любви. Из окошек вагона жадно глядели на сцену нашего прощания лбы-музыканты и, скучая, развязно переговаривались друг с другом. Скрывая, по-видимому, за напускным цинизмом нежные и ранимые души.

– Ты будешь меня ждать? – вдруг спросил я.

Она в ответ тихо засмеялась, высвобождаясь из моих чересчур откровенных объятий. А тихий, колдовской, переливчатый женский смех – это мерзость, мерзость, мерзость, говорю я вам.

– Ведь это я уезжаю, а ты остаешься, – мягко поправила она меня.

– Да, – пробормотал я, косясь на здоровенные волосатые кулаки ее коллег, которыми они шутя тузили друг друга.

– Да, – пробормотал я.

И мгновенно решил, что – ВСЕ! Хватит! Точка! Хватит пахнуть потом, табаком и мочой! Хватит терять мир и стареть! Надо дождаться ее и жениться на ней!

Сильно взволнованный, я в тот же вечер отправился на Сретенку и там, в шестиметровой комнате коммунальной квартиры, с клопиными отложениями на свисающих драных обоях и с отсутствием горячей воды, я трахнул на рассохшемся диване (под пьяные коридорные крики и мушиное шелестение репродуктора) одну мою давнюю хорошую знакомую, отчего через неделю у меня обнаружились лобковые вши. Я был вынужден обрить пораженные вшами места и втереть в бритую кожу серно-ртутную мазь, отчего имевшиеся при начале заболевания зуд и жжение сразу же и навсегда прекратились.

А по ее возвращении с гастролей мы тут же подали заявление в ЗАГС, и я тут же переехал жить к ней, в ее роскошную сорокадвухметровую комнату в чистой и богатой коммунальной квартире на улице маршала ИПСМ26. Поначалу она сильно удивлялась, зачем это я ОБРИЛСЯ, хоть я и уверял ее, что ВСЕ теперь так делают, что это теперь делается буквально ВСЕМИ из санитарно-гигиенических соображений. Она поудивлялась-поудивлялась на диковинку, а потом – то ли волосы отросли, то ли еще что случилось, но в общем, когда мы с ней расстались, то расстались мы с ней совсем по другому поводу, а вовсе не из-за каких-то там бритых волос.

СОВОКУПНОСТЬ ВСЕХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

УКОКОШЕННЫЙ КИШ

Что за замечательные часы подарил мне к моему двадцатитрехлетию мой друг Ромаша. Они настолько замечательные часы, что я их смело вставляю в этот рассказ.

Вот они. Позолоченные и походят на золотые, они показывают день, час, минуту и секунду. Они называются «Восход», а на тыльной стороне имеют гравировку. И знаете, что там выгравировано? Не знаете и не узнаете никогда, потому что я этого никогда не расскажу, а также потому, что эти часы с меня недавно сняли.

И вот надо же – такие замечательные часы с меня недавно сняли. Сняли начисто, а сейчас еще хотят с работы, что ли, увольнять. Не знаю. А впрочем, не буду забегать вперед, читайте сами, как было дело.

По служебным надобностям я, пока еще совсем почти еще молодой специалист, закончивший Московский геологоразведочный институт им. С. Орджоникидзе, попал путешествовать в промышленные города и поселки заполярной тундры и лесотундры Кольского полуострова со своим начальником.

И попал я в город, который назову условной буквой X, чтобы его никто не узнал.

Прекрасен город X!

Он славен своими никелевыми рудниками! До сих пор вспоминаю его с большим удовольствием! Что за дивный город вырос в заполярной тундре Кольского полуострова! Его надо было бы тоже назвать Дивногорском! Пускай бы было в Советском Союзе два Дивногорска! Разве это плохо?!

Дома с башенками, дома строгих и нестрогих линий, с выдумкой, изюминкой и прочим всем. Архитектурно-стилевое единство города проявляется в каждом его доме, улице и кирпиче. Фонтаны есть. Статуя оленя. Вот какой город город X!

Впрочем, нам с начальником довольно некогда было любоваться архитектурно-мемориальными красотами заполярного красавца. Мы приехали по важнейшей служебной надобности и весь день просиживали в приемных различных начальников, а также были на заседании, где рассматривали какие-то чертежи, развешенные на стене.

После окончания дня мы отправлялись прямо в двухместный номер гостиницы горкоммунхоза и там от усталости буквально падали с начальником с ног в свои деревянные кровати и засыпали там до утра сном много и хорошо поработавших мужчин.

Лишь изредка у меня, как у более молодого товарища, доставало сил выйти из гостиницы и посетить кино, кафе, ресторан «Белые ночи» или клуб.

– Ага. Вот оно в чем. Здесь начинается, – мог бы смекнуть более сведущий в житейских делах человек, чем вы, читатель. И он бы оказался совершенно прав.

Дело в том, что действительно вот и в тот печальный моей жизни день, когда с меня сняли часы, я решил было пойти посмотреть в клубе Дом металлурга новый югославский фильм, как позднее выяснилось – детектив под названием «Главная улика».

Звал я с собой, конечно, с уважением и начальника. А он взял да и отказался.

– Ты иди, – говорит, – ты – молодой. Посмотришь.

А я вижу, что он уже сейчас заснет, и говорю:

– Ну, я пошел.

Он же глаз раскрыл и мне очень ласково:

– Иди, иди. Ты – молодой, а я это кино уже видел. Там одна баба вроде бы кого-то убила, а может быть, и нет. В общем – придешь расскажешь.

И точно – баба. Актерка.

Убила, падла, молодого прекрасного замечательного певца популярных песен, который, несмотря на молодость, погряз в разврате и картежной игре, а также пожертвовал СЕМЬ миллионов ихних югославских денег на землетрясение и его жертвы. Сам был из бедной семьи.

У него девки по квартире голые ходили, он машину спортивный «фиат» в карты проиграл, дочку швейцара довел до аборта, у друга украл и пел шлягерпесню, которую тот в свою очередь переделал с Грига «Песня Сольвейг».

Ну это я опять, как везде говорится, забежал вперед. Что это меня все вперед тянет, когда нужно все по порядку.

Вот. Пришел я в кино в клуб Дом металлурга, где я никого не знаю. Встал в фойе тихонько к стеночке и наблюдаю, как гуляют по залу парочками взволнованные девушки, чинные, медвежьего облика горняки со своими расфуфыренными супружницами и шныряет по фойе шпана в расклешенных брюках, шпана, поглядывающая (отметьте себе это) на мои позолоченные часы, сверкающие в полутьме фойе, как мое сердце, любящее Ромашу, мне эти часы подарившего.

Тут меня кто-то по плечу хлоп. Улыбается. Смотрю – да это мой друг Валера, буровик, у которого я в Москве в общежитии полгода на полу без прописки графом жил. Давно мы с ним не виделись. Обнялись, расцеловались.

– Давай выпьем за встречу, – говорит Валерка.

– Давай, – говорю я, – то есть нет, – говорю я, – я, Валера, в отличие от прежних времен, сейчас почти не пью – разве что по праздникам или вот, как сейчас, за встречу.

И действительно, я там, на Кольском полуострове, совсем ничего спиртного не употреблял да и сейчас не пью, и вообще я сразу же после института гусарить бросил. Я так понимаю, что студенты всю жизнь пьют от бедности и от неправильного, э-э-э, образа жизни, что ли.

Не пил в общем. Тем более что там, на Кольском. Там водка «Московская» петрозаводская и делается, по-моему, черт знает из чего. Фу, бр-р-р, бл-ю, ух, – как вспомню вкус ее, запах и оттенок.

Как вспомню, что вынул через секунду после нашей встречи мой друг Валера-буровик, работающий в заполярном городе X на руднике мастером буровзрывных работ из внутреннего кармана своего прекрасно сшитого палевого добротного демисезонного пальто зеленую бутылку с надписью «Московская» и с клеймом «Петрозаводск», так у меня сразу захватывает дух и мне хочется замены всех спиртных напитков на земле какой-либо благородной химией, или хочется предупредить неопытных: «Граждане! Будьте благоразумны! Не пейте петрозаводскую водку!», или сказать: «Петрозаводские! Будьте тоже людьми! Делайте водку, как ее делали всегда порядочные люди!»

Да! Видите, какие я тогда испытал ощущения, если даже сейчас так разволновался.

А в общем-то все было просто. До начала сеанса оставалось двадцать минут. После слов Валеры «Давай выпьем за встречу» мы пошли в буфет, где тихо выпили за встречу пол-литру водки и шесть бутылок пива, тихо разговаривая о жизни: Валера сказал, что он получает двести пятьдесят шесть рублей, считая и десять процентов полярных надбавок, которые он заслужил себе за полгода. Я же сказал, что получаю сто тридцать рублей и ничего не боюсь, чему доказательством мои часы. От часов Валера пришел в восторг (отметьте себе это), и он, захлопав в ладоши, сказал, что с аванса купит себе такие же, если будут к тому времени в магазине.

Потом мы плавно перешли в кинозал, и вот мы сидим уже в кинозале клуба Дом металлурга и смотрим кино, взявшись за руки крест-накрест.

– Убит певец Алекс Киш! – говорят с экрана.

– Киш – сын Солнца, – говорю я.

– Киш? Это ты врешь. Киш – это Коэффициент Использования Шпура, – говорит Валера. – Киш – это просто. Буришь шпур. В шпур – динамит. Поджигаешь шнур. Пш-бум-бам. Хоре. Собирай руду, плавь с нее металл.

– Киш – сын Киша. Киш – Кыш.

Вот ведь, пропадла! Неужели же она его убьет?

– Я в БВС работаю. Буровзрывная служба. Нам как спецодежду лайковые перчатки дают, шпуры заряжать.

А на экране все идет своим чередом. Ищут два следователя, один в клетчатой кепке, кто Киша-певца укокошил.

Думали сначала, что адвокат. Тот вроде все кругом на личной машине крутился, а потом думали на того дурака, что Сольвейг переделал, а Киш украл, а потом запутались – смотрят, что-то не то. Ничего им не понятно, а понятно, что тот, кто Киша укокошил, болел малярией. Ищут, значит, кто болеет малярией, а кто, спрашивается, может сейчас болеть малярией, когда она как болезнь почти канула в прошлое?

– А где ваши ребята, – спрашивает Валера, – где Мороз, где Длинный?

– Боб с Морозом в Красноярск распределились. Чуть коньки не отбросили. Там зима знаешь какая была – тридцать, сорок, пятьдесят. В пальтишках лазили на работу. Мороз плеврит схлопотал.

– А сейчас где, слиняли, что ли?

– Оба слиняли, Мороз в Москву, Длинный в Баку.

– А Якут что, где?

– Где Якут. Известное дело, где Якут, в Якутии. Письмо получил. Он – начальник партии. Он пока не надерется, с него толк есть.

– А Тришка?

– В ящике.

– В Казахстане?

– А фиг его знает где.

– А этот, рыжий?

– Какой рыжий?

– Ну тот, что носки сушил.

– А, тот, тот – старший научный сотрудник.

А тут-то и оказалось, что следователь заметил у одной актерки какую-то баночку на старинном рояле. А другой следователь не заметил. Тогда они пришли к ней в квартиру, когда ее душил муж-адвокат, которого раньше подозревали в убийстве. В баночке оказалось лекарство от малярии. Актерка сидела почти совсем голая. Они ее и арестовали. Малярией болела актерка, и на руке ее был свеж еще порез от ножа, которым она укокошила Киша. Актерка – его бывшая, старше его на восемь лет любовница – пришибла пацана из ревности к его другим любовницам и что денег у ней мало. Поймали ее, а тут и другие тоже плачут там кто голые, кто полуголые – певицы, модельерши – всех хватает.

И в зале еще не зажгли свет, но зрители уже стояли, стоя приветствуя замечательную игру актеров, имена которых замелькали на экране.

Стоя приветствовали, одновременно увлекаемые неведомой силой к выходу.

Так и уходили, влекомые, повернув голову к экрану, где мелькало на красно-зелено-голубом фоне «Жан, Джорди, Беата».

Причем табачный дым поднимался уже, как ни странно, к потолку и, как ни странно, виден был, несмотря на темноту.

Зажегся свет. Тут все себя стали вести по-разному, поскольку находились в различных состояниях.

Подростки, пробираясь бочком около стеночки, злобно распихивали зрителей, отправляясь и спеша неизвестно куда.

Девочки, парно взявшись паровозиком, трогали друг друга за грудь через подмышки.

Мужики смотрели друг на друга, связанные круговой порукой, одуревшие были их лица от голых и полуголых, а жены их беседовали исключительно друг с другом, но неизвестно о чем.

Старички и старушки шли, сохраняя умильное выражение лица и как бы окончательно утратив видимые глазу принадлежности своего пола.

Девушки не сопротивлялись больше жманью веселых кавалеров в хорошей одежде.

И какая-то женщина выбежала на середину, остановив поток, увлекаемый к двери неведомой силой, и крикнула, подняв правую руку, а обращаясь, по-видимому, к подругам:

– Представьте себе. Я не устаю видеть этот фильм. Я видела это несколько раз и не устаю видеть.

И еще какой-то сидел в ложе старого клуба, где кресла обтянуты старым подновленным синим бархатом, и строго смотрел в опустевший белый экран, какой-то с усиками и черными бакенбардами, в железнодорожной форменной фуражке, – важный, величественный, неприступный.

А когда уже притушили свет, то оказалось, что всем в общем-то на это дело, на убитого Киша начихать. Все довольные и возбужденные стеклись к выходу, оставляя нас с Валерой одних, плачущих, сидящих.

Но не все же нам сидеть, плакать.

– Давай выпьем еще, что ли, – говорит Валера, – за упокой души Коэффициента Использования Шпура.

– Ты не понимаешь, старик, – заныл я, – ведь этот фильм нечто большее, чем обычный банальный детектив. Он бичует возвеличивание идолов из молодежи. Он показывает, как слава приводит их к падению и печальному концу, бичует их распутный образ жизни.

– В «Белой ночи» и выпьем, – решает Валерка.

– А тебе в смену когда завтра?

– Завтра. Шахта, – отвечает Валера. – В… в пять пятьдесят вечера, третья смена. Понял?

– Понял, – слезливо отвечаю я, – но не могу. Извини. Завтра утром – в рудоуправление. Я в НИИ. У нас это строго. Пить – ни-ни. НИИ.

Ну, а впрочем-то, конечно, в «Белую ночь» и еще куда-то, где через соломинку и прочие безобразия: помню только – полосатенькая такая юбка чья-то и негр браслетами тряс, ручными. Звали вроде бы Мгези, а может, и нет, а может, и не негр вовсе, и не юбка. А в общем-то – это все не так уж и важно, где, что и как. Я вот думаю, что, может быть, даже не играет роли и описание просмотренного мною фильма про Киша.

Важно, что сняли тогда, в тот же день с меня мои замечательные подаренные часы.

А так как рассказ этот не просто рассказ, а детективный, называется детективным, то вот и догадайтесь – кто? Кто снял мои часы с меня?

Помните, я велел вам отметить себе шпану в клешах?

Так вот – она – нет.

Она бы, может, и могла, но в Заполярье летом, как известно, летом ночью день. Все светло. Мы шли из темного пустого кинозала клуба Дом металлурга в «Белую ночь» в 23 часа 30 минут местного времени, а на нас солнце с неба светило. Нет, снять часы шпане летом в Заполярье очень трудно.

Детектив есть детектив. В нем все может и должно быть. Уж не Друг ли Валера, пригретый мной на груди, подло снял. Ведь он тоже отмечен (его глаза заблестели, увидев мои часы).

Да нет! Что вы! Как можно! Помилуйте! Валера? Снять?

Полгода жил я у него графом в общежитии, и мы ели картошку из одной алюминиевой сковородки двумя алюминиевыми вилками, украденными в столовой Дорогомиловского студгородка г. Москвы. Да к тому же он получает сто шестьдесят плюс районный коэффициент один и пять плюс десять процентов полярки. Какое уж там красть, снимать часы у друга!

Теперь все торжествуйте!

Остается самое нелогичное, как это может и должно быть в детективе, потому что в детективе может быть все.

Часы с меня снял МОЙ НАЧАЛЬНИК!!!

Торжествуйте, ибо в детективе может и должно быть все. Часы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СНЯЛ С МЕНЯ МОЙ НАЧАЛЬНИК УСАТОВ Ю. М. Снял с меня Юрий Михайлович также плащ, пиджак, рубашку и ботинки. Носки и брюки оставил. В носках и брюках он положил меня спать на деревянную кровать, когда я белой заполярной Кольской ночью ворвался к нам в номер гостиницы городского коммунального хозяйства и, хохоча и плача, рассказал ему про Киша, Валеру, Петрозаводск, негра Мгези, работу, шпуры, МГРИ, а также хотел мыться в ванне.

Вот. Снял с меня часы, а теперь говорит (сказал утром), что уважает меня как молодого специалиста, и что, дескать, это на первый раз, и всякое другое такое, что смотри-де я, что если так себя буду иногда вести, то как бы мне в один прекрасный день не распрощаться с нашим золотым замечательным НИИ, который послал меня в командировку на Кольский, платя командировочные, квартирные и сохраняя по месту работы заработную плату.

Вот так Киш. Вот так Валера. Спасибо! Удружили!

А я торжественно при всех заявляю, что больше так не буду.

ОБМАН ЧУВСТВ

Рабочие-шабашники Гаригозов, Канкрин и некто Сима Кучкин нанялись на хлебоприемный пункт строить баню, которой раньше на хлебоприемном пункте не было.

Вернее, была деревянная.

Сначала дело у них шло весьма и весьма успешно. Гладко. Они сделали каменный фундамент, вывели кладку. Рабочие хлебоприемного пункта установили на кладке швеллер. Оставалось только еще немного бетонных работ, да вывести стропила, да покрыть крышу шифером – вот и все. Ну и еще кой-какие отделочные мелочи, которые были указаны в договоре.

Директор хлебоприемного пункта приходил на стройку – громогласный, румяный, в белой кепке, – энергичный человек.

Пробовал раствор, тыкал мощным кулаком в стенку и все спрашивал:

– Ну что, бичестрой? Скоро?

– Скоро. Скоро, – отвечали шабашники.

– Я вижу, что работа у вас кипит, – говорил директор.

– Кипит. Кипит, – соглашались шабашники.

И Сима Кучкин обычно добавлял:

– И скоро вся выкипит.

– Ха-ха-ха, – басом заливался директор. – Вы смотрите, а то денежки ваши – гоп-тю-тю. Вы смотрите.

Иногда он предавался мечтам:

– Вот будет у нас на хлебоприемном пункте баня. Эх, и заживем же мы, ребята. Женское отделение, мужское. Парилка. Душ. Наработался рабочий – и в баню. Мойся, смывай трудовую копоть. А в вестибюле посажу старуху торговать квасом. Поняли? Все будет как в городе. Красота.

– А что ж вы эту красоту раньше не наводили. Сколько лет ваш хапешник стоит, а у вас моются хрен его знает где, по каким-то закуткам ходят чумазые, – возмущались шабашники.

– Милый мой! – Директор приходил в необычайное волнение. – Милый мой! А руки, руки где? Где я каменщиков вам возьму? Где руки? Заняты все. Хорошо вы вот сейчас подвернулись. Так ведь тоже вон сколько заломили, паразиты.

– А ты как думал, Васильич, – веселились шабашники.

А сумму они и в самом деле заломили приличную – пять тысяч, из которых по две Гаригозову с Канкриным, а тысячу – Симе Кучкину.

Так что в словах директора заключалась некоторая правда. Но не во всех. Например, он зря называл рабочих «бичестрой».

Потому что собственно бичом, не имеющим постоянного места жительства, был только Кучкин, скитавшийся от Тюмени до Чукотки и в напарники взятый на станции. За неимением лучшего, а также из жалости к его бледному виду.

А Гаригозов и Канкрин не только не бичевали, но даже имели на двоих однокомнатную кооперативную квартиру в городе Воскресенске Московской области. И высшее образование по геологической специальности.

Но тут следует отметить, что давно уже друзья по своей геологической специальности не работали. Ввиду кажущейся им невыгодности и малой оплаты ее. А кроме того, они ну просто физически не могли усидеть в конторе с 8-ми до пяти пятнадцати, потому что им становилось плохо и хотелось свежего воздуха.

Так что они сразу как кончили институт, так и не работали. Съездили только на полгода в экспедицию, заработали денег да у знакомых еще подзаняли. Чтобы построить однокомнатную квартиру.

И теперь образ их жизни был таков: летом зашабашивали по Сибири и Дальнему Востоку нашей Родины, а зимой находились в г. Воскресенске в полуторачасовой близости от матушки-Москвы, полной театров, концертных залов и ресторанов.

Так что какие же они бичи? Бичи – это трясущиеся с похмелья личности, ошивающиеся на вокзалах. Вот вроде как Кучкин. Бич он и есть бич. Они бы, конечно, его никогда не взяли, да директор поставил им в договоре жестокий срок, так что Кучкин им понадобился до зарезу.

Ну, они ему тоже помогли – привели его в порядок: купили сапоги, телогрейку и не давали пить водку.

Чем же занимались они в Воскресенске зимой? – может поинтересоваться читатель.

Да кто чем.

Весельчак Канкрин, например, толстяк и дитя природы, очень любил жарить котлеты, варить суп и запекать рыбу на сковородке. Он хотел быть поваром. Но ведь его не взяли бы в повара, учитывая высшее геологическое образование. «Да и что хорошего в поварах? Еще посадят в тюрьму за воровство. А не воровать нельзя. Там зарплата маленькая», – так рассуждал Канкрин, колдуя над котлетами у домашней электроплиты.

А Гаригозов – демоническая худая и сильная личность – любил эти котлеты есть, запивая их минеральной водой «Нарзан». И чуть-чуть вермута.

Обожал также Гаригозов смотреть все подряд кинофильмы и сидеть на Тверском бульваре г. Москвы, вытянув длинные ноги и подставив всего себя солнцу.

А вообще-то он хотел бы иметь званье заслуженного старика-пенсионера и какого-нибудь лауреата, но, к сожалению, был еще довольно молод.

И не было никакой абсолютно надежды, что он когда-либо станет стариком, пенсионером да вдобавок еще и лауреатом.

И не было никакой надежды на то, что Канкрин окажется в поварах.

Поэтому, ввиду отсутствия надежд, молодые люди выстроили кооперативную квартиру и вели вышеописанный образ жизни.

Не чужды они были и искусств: Канкрин умел играть на аккордеоне песню «Над ласковым морем», еврейский танец «Фрейлих», а также марш собственного сочинения. И недурно у него получалось.

К ним, бывало, как придут их, как бы это выразиться, «знакомые» – продавщицы из ближайшего «Гастронома», так Канкрин все играет да играет.

А Гаригозов зато читал «Исповедь» Жан-Жака Руссо. И когда он рассказывал Канкрину эпизоды из этой прекрасной книги, то толстяк слушал с большим вниманием, всплескивая руками и возмущаясь гонениями на гения и прочими безобразиями, творившимися во Франции прошлых веков.

Успешно строили. Потому что они, сами того не замечая, во время шабашки, во время работы, которая длится с утра до ночи, превратились в мастеров на все руки.

А ведь действительно с утра до ночи, Симка снизу кирпичи и раствор подает, а Гаригозов с Канкриным орудуют мастерками.

А Симку они подцепили так. Они пошли на станцию, где было людно, суетливо и какие-то восточные люди пели, сидя на корточках. Пели гортанными голосами песню о своей любви неизвестно к кому. Слава Богу, что они еще хоть не побирались, а то Гаригозов с Канкриным совсем бы растрогались.

И какой-то мужик в рукавицах, несмотря на теплую погоду, ходил и приставал к людям.

– У меня была квартира с газом, – орал мужик. – Послушайте! Я же не могу вам все сразу рассказать. У меня была квартира.

Но его никто не слушал.

– Идеалы и одеялы. Одиночки и моторы! – орал мужик.

Заинтересованные странными речами друзья подошли и стали звать мужика работать.

Пьяный остановился, посмотрел на них и торжественно снял рукавицу. Под ней оказался приготовленный заранее шиш.

– А вот этого ты не видел? Иди-ка ты знаешь куда? – и мужик сказал куда. – У меня квартира была.

Но Гаригозов и Канкрин не отставали.

– Эх, молодые люди, молодые люди, – заговорил мужик, глядя им на ноги. – Эх вы! Вот взять меня. Ведь я имел квартиру и работал завскладом, а ведь у меня нет таких ботинок, как у вас. И курю одну махорочку.

– Угощайтесь.

– Заранее вас благодарю. – Мужик закурил сиятельную папиросу «Казбек» и вскоре, покоренный ласковым отношением нанимателей, согласился на деловое предложение поработать за хорошие деньги.

Справили ему сапоги. Пить не давали. Вот он и работал. Любил повторять:

В ожидании получки
Я дошел уже до ручки

– Сима. Зачем ты шатаешься? – спрашивали его друзья. – Сидел бы на одном месте.

– Видишь ли, я считаю, что где есть живой человек, там должны быть и праздношатающиеся, – объяснял Сима и рассказывал, как погубило его жизнь стечение обстоятельств.

А именно: Симе дали однокомнатную квартиру с газом. Сима очень был рад. А напротив было общежитие педучилища.

И в этом самом педучилище в окошках постоянно раздевались и одевались девки. Сима им делал знаки, и они приходили к нему домой.

– И сосали из меня кровь и монеты, – приходил Сима в возбуждение. – Это были чистые пьявки, а не будущие учителя

Далее – все очень просто. Денег стало не хватать, Сима приучился хапать.

– Сколько веровочке ни виться конец будет с кем поведешься от того и наберешься шила в мешке не утаишь Аминь, – так обычно заканчивал Сима свой грустный рассказ

С утра до ночи Весьма успешно Рабочие уже поставили им швеллер, который торчал над кладкой, угрожая сорваться и прихлопнуть кого-нибудь. Так что нужно было начинать бетонные работы.

И несомненно начали бы, а только однажды Сима Кучкин встал утром весь желтый. Он был желтый, как китаец или лимон, и жаловался, что его тошнит и что он, потея, не мог уснуть всю ночь. Отправленный к врачу, он оказался желтушечным больным, и его забрали в инфекционную палату. Где он и лежал, ничего не делая, худея и принимая от друзей складные передачи.

И друзья, которым сделали прививку гамма-глобулина, поняли, что Сима как работник кончился, потому что, будучи бичом, постарается пролежать в больнице, покуда его оттуда не выгонят взашей.

Они поняли это, когда увидели в форточке улыбающееся и веселое кучкинское лицо и рот, который нахально декламировал:

– Алкоголизм – вреднейший пережиток. Здоровья враг, источник зла и пыток.

В общем, друзья выделили ему долю и прекратили посещения.

Они немного поработали в одиночестве, но вдвоем работать было крайне несподручно, медленно, а главное – скучно. И молодые люди почувствовали к работе крайнее отвращение.

А еще директор. Приходил опять и опять и все твердил:

– Вы смотрите, срок есть срок.

И вот как-то раз сидели они в столовой, которая уже была закрытая на обед, а их пустили по блату.

А за соседним столом какой-то мужик в зеленой шляпе, пущенный, по-видимому, тоже по блату, поставил между ног охотничье ружье, а сам обжирался.

Он съел щи за 9 копеек, котлету за 28 копеек, чай за 2 копейки, гуляш за 32 копейки. Потом он взял восемь мясных пирожков и стал их есть, запивая водкой из собственной бутылки.

И, поедая пищу, балагурил со стряпухами, предлагая себя им. На них жениться.

– Нет, – отвечали стряпухи. – Ты нам не нужен, – отвечали стряпухи. – Ты нам не нужен, потому что сам женился с колебаниями семь раз.

– Все верно, – соглашался мужик. – И насчет семи жен и насчет колебаний. Но сейчас я запросто могу быть свободен и жениться еще.

– Это почему? – удивлялись стряпухи.

– А вот потому, – загадочно отвечал мужик. – Потому что семь раз отмерь, а один – отрежь.

И показал рукой, свободной от пирогов, на ружье. Стряпухи хохотали.

А между тем водка у мужика вся кончилась, а пироги остались. Две штуки. Свеженькие, румяненькие. Мужик вынул из кармана потертый золотисто-красный мятый лист с надписью «Почетная грамота» и завернул в него пироги.

– Пригодилась? – не выдержал Канкрин.

– Точно, – осклабился мужик. – Зря ругался, когда мне ее вместо премии сунули. Пригодилась.

И, выйдя на улицу, объяснил, что его седьмая по счету жена не хочет принимать сына от шестой по счету жены.

– Пускай, кричит, он идет к своей мамаше, что, ты ей зря плотишь алимент?

– Ах ты, падла, – говорил мужик седьмой жене.

А та, ласкаясь:

– Не горюй. Я тебе сама скоро сделаю подарочек.

И сделала. А подарочек этот оказались два ее взрослых сына-бандита, которых она скрывала от нового мужа.

– Нет. Так дело не пойдет, – мужик сплюнул. – Я вот сейчас к ним. Или принимаете моего сына, или все убирайтесь вон.

Тут мужик горько заплакал, объяснив при этом, что он все же любит свою седьмую жену, а кроме того, уже полмесяца не работает и прожирает последние деньги.

Тогда Гаригозов и Канкрин, посовещавшись, пригласили его к себе.

– А жену ты не вздумай убивать. Зачем? Пускай она живет. Из-за женщины ты хочешь сесть. Ты об этом подумал?

– Нет, – признался мужик. И завопил: – О! Я люблю женщину, я боготворю женщину.

И работать согласился, а Гаригозова сразу стал называть капитаном.

– Капитан, – кричал он. – Капитан! Не пальнуть ли нам из пушки по планете, капитан.

И потрясал ружьем.

Но Гаригозов ружье это у него отобрал и велел протрезвиться, а протрезвившись, сразу же и приходить. Они, мол, его будут ждать.

– Правильно, – радовался мужик. – Я сейчас пойду, а потом приду. И я буду трезвый.

И пошел, спотыкаясь. А потом вернулся и сказал, приблизив к ним пьяную рожу.

– Жизель, – сказал он.

– Что, что? – удивился Гаригозов.

– Жизель, – сказал мужик, – я тоже был в Москве и видел там балет «Жизель». Если вы оба из Москвы, то вы мне про нее все подробно расскажете.

– Ладно, ладно, – сказали друзья и ушли.

Но вид стройки был уныл. Друзья плюнули и заговорили о жизни. О своей и вообще. Постепенно они перешли от вопросов конкретных, как то: котлеты, деньги, квартиры, на темы столь отвлеченные, что вы сейчас вдруг очень удивитесь, узнав, о чем они спорили.

– Даже чувства, испытываемые мной, и то – вранье, – сказал Гаригозов.

Канкрин изумился.

– Да. Я часто волнуюсь, – говорил Гаригозов. – Я придумываю себе злобу, ненависть, смятение, радость, как и ты, как и все.

– Да ну уж, – не верил Канкрин.

– Все придумано, и я не вижу никакого конца и я не вижу никакого начала. И ничего нет у человека.

– Эко тебя повело. Как ничего нет, как это?

– Ничего. Единственное, что есть у человека, – это его тело. А чувств нет. Есть обман чувств.

– А вот если я тебе надаю сейчас по щекам, что ты сделаешь? Ты меня убьешь?

– Убью. Я тебя убью вот из этого ружья. – И Гаригозов показал на ружье.

– Но это же будет вспышка чувств.

– Нет. Не убеждай. Это будет вранье, обман, – сказал Гаригозов тихо и печально.

То есть совершенно пустой и бессодержательный спор, торопливые слова, какая-то чушь, лишенная элементарной логики. Хотя что есть логика, как не сборник софизмов? Это ведь так же ясно, как и то, что только умный человек может стать дураком.

Это я к тому, что Канкрин вдруг подошел к Гаригозову и надавал ему по щекам.

– Ты меня оскорбил, извинись, – сказал Гаригозов.

– Да. Я тебя оскорбил, поэтому я тебя сейчас еще разик стукну, а потом извинюсь, – веселился Канкрин.

– Заткнись, – искусственно вызверился Гаригозов. – Я тебя сейчас убью.

И, подняв ружье, стал целиться в Канкрина. Канкрин крикнул:

– Ура. Капитан! Не пальнуть ли нам из пушки по планете, капитан?

– А, черт, – сказал Гаригозов и выстрелил. Вверх он выстрелил. В воздух, так сказать.

А вот тут-то и случилось несчастье, потому что охотник на жен оказался таким идиотом, что зарядил ружье пулей жакан. И эта пуля, по несчастному стечению обстоятельств, выбила кирпич, на котором держался стальной швеллер.

– Берегись, дорогой Канкрин, – крикнул Гаригозов.

– Берегись, дорогой Гаригозов, – крикнул Канкрин.

Но было уже поздно. Швеллер стал падать на Гаригозова и Канкрина. Они пытались разбежаться, но швеллер перебил им конечности: одному руку, а другому ногу.

Вот так иной раз кончаются нелепые споры. Теперь друзья тоже лежат в больнице и будут лежать там еще очень долго, потому что кости у них поломаны в двух и трех местах. Есть переломы открытые, а есть и закрытые.

Был и директор. Принес винограду и говорит:

– Вы что же это? Ну, поправляйтесь. – И ушел.

– Не везет же, черт. Он нам, наверное, денег не даст. Что мы будем делать? Неужели придется в контору опять долбиться? – сказал Гаригозов.

– Ну почему все неприятности падают на нас сверху, – философствовал Канкрин. – Вот ведь если бы балка лежала на земле, то она ведь не упала бы на нас.

– А зато ты мог, спеша, споткнуться и сломать себе ногу.

– А куда мне спешить? – возразил Канкрин. – Нога же у меня и так сломана.

И он был прав, наверное, а Гаригозов нет, а может быть, и наоборот. Черт их разберет, кто из них прав, а кто виноват. Черт их поймет, кто у них виновен, а кто невиновен. Просто вот приключилась такая история, и уж который день лежат бедные шабашники на койках, лениво рассматривая картины природы, находящейся за пыльным окном. Как солнце всходит утром и куда оно уходит вечером.

ТОРЧОК

Раздался тройной уверенный звонок. Гаригозов вскочил рывком и торжественно открыл дверь. На секунду его развеселая физиономия омрачилась, но он тут же взял себя в руки и захлопотал вокруг пришедшего участливой пчелкой.

– Сколько лет, столько и зим, – метко заметил его друг Канкрин, важно принимая ухаживания, снимая ондатровую шапку, разматывая мохеровый шарф.

– А я-то думаю, кто может быть? – радовался Гаригозов, увлекая друга на кухню, облагороженную светлым кафелем.

– Подожди, Витек, – осадил его Канкрин. – Мне ж хоть с хозяйкой дома для начала надо поздороваться.

Гаригозов скупо улыбнулся.

– Перебьешься, – сообщил он. – Хозяйка дома от меня ушедши – совсем и вон.

– Тю?! – удивился Канкрин, основательно размещаясь близ пластмассового кухонного столика. – С чего бы это?

– А с лыж, – пояснил Гаригозов. – С тех самых лыж.

– Бог памяти, бог памяти, – зачесал Канкрин в затылке. – Постой, да ведь это – прошлый год, когда ты на Сопке физиономией в березу въехал, а тебе потом бюллетень не оплатили?

– Эхе-хе, дружище ты мой, – качнулся Гаригозов. – Прошлый год есть прошлый год. Ближе бери. Помнишь, еще этот был, с музкомедии, скрипач – не скрипач, а ты потом говоришь: «Айда на лыжи, как будто я – швед».

– Погоди, погоди, какой такой швед? – мучился Канкрин.

– «Старка» – ноль пять, портвейн с аистом – ноль восемь два раза, «Рубину» ноль семьдесят пять – бессчетно, – перечислял Гаригозов.

– А-а! – озарило Канкрина. – Так это и не скрипач вовсе был, он в цирке билетером работает. И не я, не я, это он сказал: «Айдате на крышу. Будем там кружить под куполом города, как финны в лунном сиянье». Вишь, не швед, а финн. У меня память крепкая, я все помню.

– Ну, швед ли, финн, а только мне теперь все равно, – сказал Гаригозов.

– И что? Совсем ушла? – деликатно осведомился Канкрин.

– Сказала, что совсем. Это, говорит, выше моих моральных сил, потому что мог-де я упасть вниз и разбиться, как пол-литра. А она-де без пяти минут вдова…

– Тонкая натура! – не одобрил Канкрин. – Там же ограждение, куда падать?

И забормотал:

– Вот пол-литра, она точно могла. Дзынь – и пиши пропало. А только пол-литры у нас уже не было. Это я точно помню. Мы «Тройной» потом пили, я все помню.

Но Гаригозов не вслушивался. Он тем временем собирал на стол. Колбаски подрезал, сырку, достал печенье.

– Печенье курабье, – сказал он. – Ну, давай чай пить.

Канкрин дернулся и смолчал. Он даже сделал вид, что вовсе его это странное приглашение не касается.

Но когда Гаригозов и в самом деле принялся разливать по чашкам заварку, он не выдержал:

– Слушай, а погорячей это что же – ничего не будет?

– А чай горячий, – вроде бы ничего не понимал Гаригозов. – Чаек у нас исключительно горяченький, свеженький, индийский…

– Ты не виляй, ты знаешь, о чем я говорю, – сухо заметил Канкрин.

– А-а! Ба-а! Ты, наверное, это про спиртовые напитки? Да? А я-то думаю, про что это он? А он про спиртовые напитки. Ты ведь про спиртовые, да?

Канкрин напрягся.

– Да! – гордо выдохнул он. Да так выдохнул, что впору бы закусить от его крепкого дыхания.

– Вот с тех пор и не держим, как семейная жизнь ушла. Уже с неделю, – объяснил Гаригозов, строго глядя на приятеля.

– Ну, глупости-то, – свял тот.

И ковырнул пластмассовую столешницу крепким желтым ногтем.

– А ведь я те точно говорю, Сережа, – вдруг задушевно начал Гаригозов. – Я те точно говорю: ну ее совсем в болото! Утром башка трещит, рука играет – туфлю не завязать. В башку, как в рельсу, стучит, и все смекаешь, чего вчера наделал: мож, детсад поджег, а мож, еще чего хуже.

– Ну уж… детсад, – защищался Канкрин.

– Дак ведь и страшно кругозор сужается, Сережа! – прошептал Гаригозов. – Точно! Я заметил. Сужается в преломлении водочной бутылки. Знаешь, как на шарже рисуют: пьяница сидит в бутылке, и пробка запечатанная. Ну как тебя нарисовали, помнишь? Ты сидишь в бутылке, и пробка запечатанная. Помнишь?

– Да помню я, помню, чё пристал! – возмутился Канкрин.

– Вот и получается – смотришь через горлышко. Сидишь и смотришь. Понял?

– Понял я, понял!.. – вдруг нелепо вспыхнул Канкрин. Он поднялся, сунул Гаригозову руку и официально сказал на прощанье: – Все понял. Прощевай, покеда. Желаю счастливой новой жизни.

Но голос его дрожал от обиды.

– Как хочешь, Сережа, – грустно сказал Гаригозов. Но я действительно теперь стал другой. Только сейчас я, кажется, на самом деле живу. Дышу запахом хвои, читаю книгу. Позавчера был на концерте в музкомедии.

– Далась тебе эта музкомедия, – проворчал Канкрин. И вдруг его глаза наполнились слезами. – А я вот, брат, и в кино-то, наверное, лет десять не был, – всхлипнул он. – Все водка, да рассыпуха, да пивцо…

– Да он так себе, концертишка, оказался, ничего особенного, – утешал его добрый Гаригозов.

Но Канкрин не слушал. Канкрин уже плакал навзрыд.

– Слава те господи, что ты мне все так хорошо рассказал. А то я вон опять, как дурак, полбанки припер. И могли бы засандалить! А так – все! Торчок! На, бери пузырь, швыряй в окно, и идем к новой жизни обои! Все! Торчок! Завязано!

И он стал суетливо совать в гаригозовские руки упомянутую бутылку.

Однако Гаригозова это действие почему-то нисколько не вдохновило.

– А что ты ее мне суешь? – нахмурился он. – Бутылка твоя, ты зачем ее мне суешь?

– Швыряй ее, швыряй! – командовал преображенный Канкрин.

– Здрасьте, еще че не хватало! Твоя бутылка, ты ей и распоряжайся.

– Ты пойми! – возопил Канкрин. – Ты щас крепок, а я еще не совсем. Окажи такую братскую услугу!

– Нет уж, извини, дорогой Сереженька! Бутылке ты хозяин, а я – дому хозяин. В конце концов ты мой гость. Ничего себе, я к тебе в гости пришел, а ты у меня подарок хвать – и в окошко! Да я что, баба, что ли?

– Баба не баба, – рассвирепел Канкрин. – А раз взялся меня тартать в новую жизнь, так будь добр – кидай, стервец!

– Ни за что! – отчеканил Гаригозов, твердо глядя на друга.

– Нет? – горько спросил Канкрин.

– Да, – смело ответил Гаригозов.

– Так «нет» или «да»?

– «Да» в смысле «нет», – сказал Гаригозов.

– Ну, тогда я сам ее махану, – размахнулся Канкрин.

Но Гаригозов мощно вцепился ему в рукав.

– А дети? – свистящим шепотом заявил он.

– Какие дети? – опешил Канкрин.

– Дети под окошком пройдут, а в них бутылка попадет.

Канкрин впечатался в Гаригозова тяжелым взором и жутко скрипнул зубами. Гаригозов молчал.

– Давай… болт с ней, – наконец отозвался он. – Выльем в раковину.

– Не могу, не могу! – Канкрин снова заплакал и стал гулко лупить себя кулаком по туловищу. – Не могу, боюсь, сердце не выдержит.

– Что же делать будем, Сереженька? – тоскливо спросил Гаригозов.

– Не знаю, Витек, – тоскливо ответил Канкрин.

Ну и когда Неля Ивановна, прослышав о трезвых доблестях мужа, поднималась сияющая по лестнице, имея в счастливых руках бутылочку легкого сухого и ароматнейший торт «Прага», то задержало ее на площадке дружное пение:

Нам года не беда,
Если к цели идем мы большой.
Оставайтесь, друзья, молодыми…

Она распахнула плохо запертую дверь. Гаригозов солировал, а Канкрин вторил, вдохновенно дирижируя при содействии печального селедочного скелета.

Никогда! Никогда! Никогда не старейте душой!

Все трое остолбенели.

ПОД МЛЕЧНЫМ ПУТЕМ, ПОСРЕДИ ПЛАНЕТЫ

Из письма к институтскому другу

А еще я тебе скажу, дорогой Сашок, что в нашем дорогом героическом многоквартирном доме, откуда ты маханул с распределения, как фрайер, а я остался, как якобы герой, то там в этом доме живет громадное множество хороших людей, которых вовсе нет нужды перечислять поименно, пофамильно, согласно профессиям, потому что ты их, во-первых, всех как облупленных знал, а во-вторых, потому, что ты открой любую газету, и там они все уже есть под рубрикой «Простые люди», то есть, прости, «Простые труженики». Кто варит сталь, кто варит борщ, который нам с тобой не есть, кто тачает, так сказать, сапоги, а некоторые даже, как твой покорный слуга, укрепляют завоевания научно-технической революции и двигают ее вглубь до самого крайнего бесконечного предела, сидя за письменным столом своей шлакоблочной конторы (построили нам таки новое здание, рано ты сбежал с переднего края пятилеток). Потому что да я ж и сам хват! Достиг, как ты знаешь, громадных успехов. И не важно каких! Всем доволен, все имею, с той женой развелся, а вот только нету у меня телефона, как будто телефон уж это такая нематериалистическая вещь, чистый продукт идеализма и экзистенциализма Льва Шестова, что уж его никак невозможно ухватить за провод чистой рукой, как ни пытайся и к кому ни ходи.

Вот почему, ты понимаешь, Сашок, тут настает вечер, а электрического свету нету, – вот почему я и злюсь, бегая по своим богатым (от слова Бог!) комнатам в темноте и безвестности. Так-то бы – по уму – позвонить куда надо да кого-нибудь налаять. Глядишь, и засияет освещение. А тут – томись, и, как поется в народной песне – ни помыться, ни сварить! На календаре числа не видно, на часах – часов. Да куда ж это годится, Сашок?!

В величайшем р-раздражении (помнишь, как нам доцент Клещ говорил про ультра-р-революционеров?) я выскочил на темную лестницу и аукнулся с какой-то прошмыгивающей мимо меня фигурой, пришедшей в наш светлый мир из Гоголя.

– Здравствуйте, здравствуйте, – ответила фигура-харя, оказавшаяся, как ты сам понимаешь, женой этого козла Макара Сироныча.

– Ох, и не узнал я вас, Фекла Евлампиевна, богатой вам быть, – естественно, как в том анекдоте про Рокфеллера, сказал я.

Эта зараза захихикала, но я ей тут же и говорю:

– Но дорогая, насколько я информирован (это я шучу), у вас ведь проведен телефон. Так скажите вы, прелесть, Макар Сироныч не звонил еще насчет света?

Как-то ее это телефонное напоминание насторожило.

– А что раззванивать-то? – сурово отвечает мне сироновская баба. – Чинят-починят. Вон они, видишь-понимаешь, дня им не хватило…

А я-то тут и сообразил, что не далее как третьего дни я в пьяном виде кричал, что существуют еще у нас и сейчас буржуи, которые под себя гребут, паразиты, и что у всех у них есть телефоны.

Ладно. Я тогда, Сашок, вышел на улицу и замер.

Потому что, понимаешь, Сашок, больно было глазу. Ибо, дорогой, близ нашего многоквартирного дома простые рабочие люди, сибирские парни, развели громаднейший костер и что-то там такое чинили и копали, похожие на статуи, эти простые обветренные рабочие суровые парни в простых брезентовых робах и того же материала рукавицах.

Трещали доски, обильно политые соляркой, летели искры. Грубыми мужественными голосами перекликались романтики. И мне, мне, человеку, получающему ныне 240 рублей, мне – честное слово – стало стыдно, что я стою посреди их героизма в простых, домашнего вида матерчатых тапочках. Я повел, отец, зазябшими ногами и подумал, что где-то мы что-то как-то проглядели в самих себе, старик, в суете жизни: покрылись бытовым жирком, лицо свое теряем в погоне за материализмом. Я опустил голову и от стыда хотел было идти восвояси, чтобы в темноте и одиночестве еще немного выпить, продумать свои очищающие мысли, систематизировать их, вырастить древо познания и его укрепить. Но тут… Но тут и мне самому представилась редкая в нынешнее время возможность проявить себя.

Потому что один из героев, выговаривая различные русские слова с украинским акцентом, отшвырнул в сторону какую-то блестящую в свете костра и лунном стеклянную бутылку (как у Чехова в «Чайке»), а она по ошибке попала не на плотину, а в лоб его зазевавшемуся напарнику, который, этого не ожидая, рухнул, как подкошенный сноп (сноб?), и упал прямо в костер, взметнув своим падением мириады алых искр, взлетевших к черному небу с мириадом белых звезд, составляющих Млечный Путь. Сильно запахло паленым. Я рванулся вперед и, потеряв один тапок, сам того не ожидая, смог помочь героям, то есть смог помочь одному герою извлечь другого из пожарища.

При этом мы все трое, как ты понимаешь, опять упали в костер, но мы потом встали и были зато прекрасно освещены его затухающим пламенем.

И вот мы встали на четвереньках, прекрасно освещенные затухающим алым пламенем, мы, герои, посреди планеты, под Млечным Путем, составляя строгую и торжественную монументальную трехфигурную композицию.

Сашок! Я тебя прошу! Ты нынче стал молодой писатель, Сашок, опиши скорей нас на листах своих газет! Сашок, удели нам свои многочисленные страницы. А может, если ты заодно стал и художник, то напиши нас на холсте маслом! А если ты вдобавок еще не чужд и Музе музыки, то сочини про нас рок-оперу «Поцелуй на морозе».

Ибо мы ХОЧЕМ, Сашок, и имеем полное право вписаться навечно в грозовой пейзаж нашего времени. Мы, простые герои, озаряемые светом горящего дерева, инициируемого соляркой. Мы, под Млечным Путем, посреди планеты.

Ну а в остальном все идет нормально. Приступили к засыпке котлована. Там мной было предложено одно интересное инженерное решение. Вот его суть…

ПОХАБОВ И ЛУИЗА

Повесть о несчастной любви с предисловием, прологом и эпилогом
ПРЕДИСЛОВИЕ

Везет же мне! Третьего дня иду по улице, опустив голову. Смотрю, а на углу Засухина и Шеманского валяются листки. Из любопытства поднял. Что там, думаю, за бумаги? И вижу. Ба! Да тут целое художественное произведение, которое и предлагаю вашему вниманию. Однако сколько у нас писателей развелось: даже на углах валяются оброненные в спешке рассказы и повести.

23 сентября 1970 г. Евг. Попов.

ПРОЛОГ

Для собственного развлечения пишу я эти страницы. Впрочем, и вас могу развлечь, ежели вам того же потребно. А если нет, то и черт с вами. Буду веселиться один. Одному чем не веселье? Скучновато, правда. Ну, так что ж? Ведь всем известно, что всякая вещь имеет свои некоторые изъяны. Так вот, начинаю…

1.

Человек с гадким лицом по фамилии Похабов крался как-то темной ночью на цыпочках к широкой двуспальной кровати, где лежала одна Луиза. Фамилия – Антропософа. Служащая областного совнархоза, двадцати четырех неполных лет от роду.

2.

Крался Похабов, шепча наизусть всего три повторяющихся слова: «Ну уж я», «Ну уж я», «Ну уж я».

Внезапно он споткнулся о край великолепного узбекского ковра, купленного на свои деньги, и тем самым произвел по комнате некоторый шум.

– Ай! – воскликнула Луиза. Воскликнула и зажгла ночничочек.

В свете его света вырисовывалась темная фигура Похабова, горько сидящая на краю ковра с ощущением неудачи.

3.

– Т. Похабов, – вся дрожа заговорила красавица. – Отчего вы опять хотите воспользоваться тем, что я опять воспользовалась вашим гостеприимством? Уж сколько раз между нами было решено, что порядочные люди сначала женятся при помощи отдела Записи Актов Гражданского Состояния, а лишь потом делают то, что сейчас собирались сделать вы.

– Да я, я понимаю, – признался Похабов, уныло свешивая лысеющую голову поближе к узбекскому ковру.

Луиза зевнула.

4.

– Ну, а тогда зачем же… вы… я говорю… давайте поженимся, – нескладно заговорила зевающая Антропософа. – А впрочем, который сейчас час? Очевидно, я успею еще попасть домой – в свою тесную комнатку общежития ИТР?

– Умоляю! – Похабов встал. – Умоляю! Уж било полночь. Вся моя квартира в вашем распоряжении. Ведь вы знаете всю глубину моего отношения к вам.

И он в волнении стал чистить бьющей ладошкой брюки от перешедших на них с узбекского ковра бесчисленных пылинок и крошечек.

5.

– Вот видишь, мой милый похабчик, – удовлетворенно заметила служащая. – Ты опять перебил мне весь мой девичий сон. Принеси-ка лучше чего-нибудь кусь-кусь-куснуть и ма-а-ленькую рюмочку винца.

– Это можно, – лихо крякнул холостяк и скрылся в темноту от узбекского ковра со словами: «Эх, и выпьем же мы чуть-чуть, Луизочка!»

А красавица в ответ дико захохотала.

6.

– Что же было дальше? – может спросить любопытствующий, с трудом дочитав до конца предыдущие нелепые строки.

– Что было дальше? Что было дальше? – в раздумий переспросим мы, слегка обидевшись за словечко «нелепые».

7.

Что было дальше? А дальше так и не женился т. Похабов, потому что однажды ночью человек с гадким лицом как обычно крался на цыпочках к широкой двуспальной кровати и т. д. В общем, отсылаем вас к началу рассказа и даем возможность самому вывести другую развязку ночного происшествия, происшедшего на квартире т. Похабова.

8.

Тоже ведь не камень, сердце красавицы. Да и всякому надоест ждать долгожданного.

9.

И они стали жить по ночам, а утром работать на своих производствах. Луиза, как мелкая служащая, работала честно, а Похабов сильно крал очень много денег. Чтобы отвлечь Луизу от грустных мыслей о потерянной молодости и временной неполной устроенности домашнего очага через документы.

10.

За что его и поместили в исправительно-трудовую колонию, где он уж год который честным трудом расплачивается за прошлую бесчестную жизнь и совершенные тысячи ошибок.

11.

Не повезло и Луизе. Областной совнархоз расформировали, и ее уволили по сокращению штатов. Правда, она нашла себе другую работу и даже с большим окладом. Она работает певицей в кинотеатре. «Но это уже не то», – шепчет по вечерам Луиза, накладывая себе на ресницы тушь.

12.

– Ну что бы им было не жениться! – воскликнем мы. – Тогда бы все было бы не так, а вовсе наоборот. Похабов бы не крал, потому что Луиза была и так счастлива и варила бы ему скромную вкусную и здоровую пищу. А узбекский ковер и двуспальная кровать уже имелись. Все было бы не так, разумеется, кроме расформированного областного совнархоза.

– Вот к чему приводит нежелание и опасение молодежи строить семью и жить вместе. Честно и имея детей, о чем пишут в газетах наши социологи. Вот! Вот! Вот! – еще раз и еще восклицаем мы.

13.

И на этом кладем усталое перо.

ЭПИЛОГ

Я бы несомненно писал и далее еще, потому что история несчастной любви Похабова и Луизы только-только набирает драматическую силу и должна, по моему убеждению, кончится нравственным очищением обоих, но у меня, к сожалению, кончаются чернила. К тому же я зачем-то очень спешу. Кончаются чернила. Видите, как слабеет мой почерк. Видите, видите, видите. Ай!*

НЕЧИСТАЯ ВОЛНА

Как-то раз в старом зальчике деревянного клуба на улице Засухина проводилась лекция о вреде алкоголя для умов и тел народа. И на трибуне стоял ученый против алкоголя с мировым именем Орест Савчук.

А зал был полупуст, и алкоголиков в нем почти не наблюдалось. Всего-то и было пьяниц, что Климов с Изотовым, бывшие трудящиеся, дошедшие до крайних степеней. Дедушка и какой-то бледный человек с горящими, как у Пушкина, глазами. Ну и еще всякие другие.

Савчук посмотрел в зал с видимым миру сомнением и невидимым ему же сочувствием. Он посмотрел и стал говорить, припивая воду из стакана.

– Всем известен простой афоризм, что капля никотина убивает даже лошадь. Но сегодня у нас разговор пойдет не о том, – начал лектор. И продолжал довольно долго. До слов «У кого есть какие вопросы?».

Нашлись и вопросы

– Скажите, а вы сами пьете?

________________

* Тут почерк действительно совсем пропал, но на бумаге видны какие-то вмятины, позволяющие считать эпилог, а следовательно, и все литературное произведение, неоконченным Интересно бы узнать, кто его автор (Прим Евг Попова )

– Я понимаю всю подоплеку ваших слов, – ответил Савчук. – И говорю, что, может быть, это и странно вам в первом приближении, но сам я не пью. Есть еще вопросы?

Тут среди публики возникла некоторая напряженность и даже нервность. Все чего-то ждали. И дождались.

– Скажите, а правда ли, что когда индивид горит от водки, то его нужно накормить конскими катышками, и все выйдет вместе со рвотой?

Зал возмущенно загудел:

– Сука! Провокатор!

Особенно усердствовали Климов и Изотов.

Дедушка качал головой.

Бледный человек с горящими, как у Пушкина, глазами защищался:

– Нет, я серьезно про катышки. У нас был один такой случай в деревне Кубеково. У нас был один хулиган. Его звали Бодай…

Но человека уже не слушали, а тащили вон из зала. Его протащили и выкинули за порог.

– Я хочу сказать, – попытался было вмешаться Савчук. – Хочу сказать, что товарищ…

– Просим! Просим! – одобрительно захлопали люди, только что победившие своего бледнолицего брата

И не дали лектору что-то сказать, что он хотел сказать, так что Орест был вынужден скомкать то, что хотел сказать.

Вот как звучали его слова:

– Товарищи! Как я уже отмечал, среди некоторой части нашего населения, особенно среди молодежи, ужасно, просто уж-жасно развился алкоголизм, пускающий свои ядовитые корни все глубже и глубже. Но я надеюсь, дорогие слушатели, что эта нечистая волна скоро погасится временем и сознательным отношением к жизни. Я кончил, товарищи!

И, выпив подряд еще два стакана чистой воды, докладчик хотел исчезнуть с трибуны, но тут в зале случилось второе происшествие, потребовавшее на этот раз и его участия, и его забот.

Дело в том, что Климов с Изотовым сидели уже некоторое время понурые. Потом они подняли очи горе. Их замутненному взору представился уходящий ввысь серый потолок клуба, лишь слегка подернутый паутиной. Им внезапно стало ясно, как плохо, ненужно и преступно они жили.

– Сколько хороших книг осталось непрочитанными, – шептали губы Климова.

– А сколько славных дивчин до сих пор мечтают о замужестве, – вторил ему Изотов.

– Ибо кто же пойдет за алкоголика, – продолжали губы Климова.

– Или, вернее, за кого же пойдет алкоголик? – поддерживал его Изотов.

И ведь действительно – что за жизнь женщине в подобной обстановке: обман, дым и даже положенных 25 % алиментов ты не получишь за свою искреннюю любовь!

– Ах, как мы были не правы! – дико закричали пьяницы.

– О!!! У!!! О, небо!!! О, чистота!!! – дико завыли они.

И стали пытаться лезть по воздуху в зону абсолютного разума и полного отсутствия спиртных напитков.

Но поскольку бывшие трудящиеся оказались тяжелее воздуха, то эта их попытка закончилась полной неудачей. Вызванная опытным и твердым Савчуком спецмедслужба определила их прямо в сумасшедший дом, который теперь называется психоневрологическая лечебница. Там их пользовал антабусом и гипнозом один лысеющий молодой врач, очень верящий в свое лечение. И вроде бы вылечил. Главное – верить.

Теперь при виде водки Климова и Изотова выворачивает наизнанку, и они долго остаются в таком положении. При виде вина – тоже. А пивом они и сами брезгуют.

Их увезли. Дедушка качал головой.

А Савчук, спровадив залившихся куда надо, вышел из клуба, помахивая кожаным желтым, портфельчиком.

На улице к нему обратился человек, вставший из канавы. Его глаза горели, как у Пушкина.

– Немножко неудачно, по-моему, вышло, товарищ врач, а? Вам, по-моему, эту лекцию надо провести в пивной «Белый лебедь», которая около мелькомбината. Там основной контингент, – робко предложил он.

Ученый мрачно посмотрел на него и сказал чушь:

– К сожалению, сие не от меня зависит.

– А от кого, а? А вы сами не пьете? – приставал человек.

– Я уже отвечал на этот вопрос, – сказал Савчук.

– А может, все-таки пьете?

– Я уже отвечал. Что вам от меня надо? Пойдите вы к черту в конце-то концов!

– Ну скажите, что вам стоит, – нахально хныкал человек.

– Вот я тебя сейчас в милицию сдам. Там тебе скажут правду!

– Умоляю! Не сдавайте! Скажите! Мне это очень важно. Мне нужно!

Они стояли и никак не могли разминуться. И дедушка, конечно, оказался неподалеку. Он качал головой.

– Тик у него, что ли, у старого хрена? – раздраженно сказал лектор.

– Вполне может быть. Эй, дед! У тебя чего, тик ли чё ли?

– Ась? – спросил дедушка, приложив руку к уху чашечкой. – Ась? Говорите громче, деточки, я ничего не слышу.

Но они уже не обращали на него никакого внимания и, ругаясь, удалялись прочь.

ЛЕТУН

Как сейчас помню, до конца обеденного перерыва оставалось несколько минут, и в нашей конторе по производству цифр разгорелся очень ожесточенный спор.

– Что веселье? Помните, еще Маяковский сказал, что наша планета мало оборудована для веселья, – сказал не Маяковский, а Ширков Василий Прокопьевич.

Ему возразил Петр Алексеевич Пугель:

– Я с тобой не спорю. Великий поэт прав. Но глядя на количество зла, развивающегося за рубежом, я с трудом усматриваю выход.

Однако Ширкова так просто не возьмешь. Он захохотал и, ударив себя в грудь, заговорил быстро-быстро:

– Да-да. Нет-нет. Вот-вот. Тем самым мы должны сказать: нужно пока все это терпеть и множить по возможности количественные показатели.

– А потом?

– А потом, батенька, суп с котом. Потом все образуется. Уверяю вас. Возможно, что мы этот день не увидим. А может, и увидим. Не важно. Не нужно в этом вопросе быть попрыгунчиком. Запомните – количественные!

И он замолчал. А мы стали дожидаться, каким образом подведет итог наш начальник. Он у нас такой: молчит, молчит, а потом что-нибудь да скажет. Вот и сейчас – его выпуклые карие глаза лукаво блестели из-под нависших кустами густых бровей.

– А я не согласен, – неожиданно раздался запинающийся от смущения робкий голос из угла.

Мы удивились и были изумлены. Голос принадлежал недавно принятому и ничем еще себя не проявившему в нашей конторе молодому специалисту, сотруднику, фамилию которого я уже забыл. Мы его даже и не успели раскусить.

– Я не согласен. Э-э… У-у… Ну-у… Вы понимаете?

– Нет, не понимаем, – сурово ответил кто-то из стариков. – Если вы хотите быть понятым, то выражайтесь яснее, молодой человек.

– Ну, это, ну… Вы извините… Так вот, я пока еще плохо формулирую, но считаю, что главное, или, вернее, основное – это не количественное, а качественное. Нравственное, если его относить к живым объектам, то есть людям. Я считаю, что нравственным совершенствованием можно достичь почти нечеловеческих результатов. Кроме того, мне кажется, что Петр Алексеевич не совсем верно выразил свою мысль. По-моему, по его мнению наука должна двигаться не вширь, а вглубь. И в этом существенное отличие его позиции от слов Александра Павловича. От себя же могу добавить, что лично я целиком с ним согласен. Наука действительно должна идти в глубину и заниматься скорее микросом, чем космосом…

– Во-первых, меня зовут не Александр Павлович, а Василий Прокопьевич, – перебил его Василий Прокопьевич.

– А во-вторых, кто дал вам право столь произвольно толковать мои произвольные выводы? – перебил Василия Прокопьевича Пугель, побледнев от гнева.

– Нет, Петя, – поправил его Ширков. – Дело не в том. Дело в том, что – нравственное совершенствование как способ воспроизводства материальных ценностей! А? Вы подумайте, крепко подумайте, молодой человек! Ведь тут чертовщинкой и поповщиной попахивает.

– Да я не о том, – с улыбкой сказал тот, с забытой фамилией. – Я о том, что можно многого достичь. Думаю, вполне возможно будет, к примеру, научить человека летать в воздухе и парить лишь силою собственной воли, вовсе без аппарата.

Тут уж мы не выдержали и откровенно захохотали:

– Эх ты, горячая головушка! Летать! Сиди уж! Но он встал, вышел из своего угла и объявил:

– А что? Почему бы и нет? Вот, смотрите.

И он взлетел, то есть, сделав руки по швам, вертикально поднялся ввысь, упершись теменем в потолок. Затем принял сугубо горизонтальное положение и вылетел в форточку, прямой, как рыбка.

Все оцепенели и не хотели ничего говорить.

И только тогда взял слово наш начальник.

– Это что же это вы оцепенели, дорогие товарищи? – яростно и просто сказал он. – Да неужели вы за этой блестящей упаковкой не разглядели гнилую и дряблую душонку? Неужели вы не поняли, что это – обыкновенный летун. Да, летун. Летун с производства. А нам с вами летунов не надо. Нам нужны работники, а не летуны. Лети себе, если не хочешь работать по производству цифр. Я удивляюсь вам…

И тут его слова потонули в море электрического звонка, торжественно возвестившего начало второй половины рабочего дня. Но лишь отзвенел звонок, и…

– …товарищи! – тихо закончил начальник. – Работайте, товарищи!

И он подал нам пример, первым углубившись в бумаги.

Как сейчас помню! Я еще в тот день сделал ошибку. Вместо 130 000 000 000 000 000 написал всего лишь 130 000 000 000 000, из-за чего имел потом неприятности.

ВОЛЯ КОЛЛЕКТИВА

– Есть! Есть высшие миги в жизни, когда… находясь на подъеме внешних и внутренних сил… когда мир расстилается перед тобой, как голубое и теплое озеро, полное жареных карасей, дует неизвестно откуда взявшийся ласковый ветерок, и ты трясешь головой, ожидая чего-то несбыточного… когда девушки смотрят с надеждой, и человеку хочется плясать и бить в бубен. Есть! Есть! И один из этих мигов – пятница, 17 часов 30 минут, когда я заканчиваю свою трудовую неделю!

Так думал персонаж моего рассказа с фамилией Омикин, принявшись в 17 часов 20 минут собирать деловые бумаги трудовой недели. Лицо его лучилось.

И тут раскрылась служебная дверь, и на низком пороге появился председатель местного комитета товарищ Шевчук.

Все встретили его довольно дружелюбно, но Шевчук, казалось, не верил в искренность приветствовавших его людей. Он был строг. Он откашлялся и сказал:

– Так, товарищи. Все слышали?

– Что еще такое слышали? – забеспокоились товарищи Шевчука.

– А то, что на завтра объявлен воскресник по озеленению.

Наташа Шерман, чистившая длинные ресницы такой ма-а-ленькой-маленькой черной щеточкой, уронила предмет, и он стукнулся: сначала о столешницу, а потом, отскочив от ее лакированной канцелярской поверхности, упал на пол.

– Как же так? – прошептала Наташа.

А дедушка Птичкин, сидевший в углу, посмотрел на Шевчука сквозь очки и пожал плечами.

– Не понимаю, – сказал он и отвернулся от Шевчука.

Были и другие реакции на сообщение, но самую интересную дал Омикин.

Шлепнувшись с небес, он завопил:

– Как же так? Не понимаю. Как же на завтра объявлен воскресник, когда завтра – суббота?

– Ну, субботник. Все, товарищи, идемте на субботник.

– Э-э, брат, шалишь! Субботник был в субботу, при шестидневке, а при пятидневной рабочей неделе субботник должен быть в пятницу, в рабочее время.

Омикин грозно встал и, будучи высокого роста, задел головой лампочку. Лампочка качалась. По углам и стенам качались несколько штук длинных теней Омикина.

– Вот. Правильно. Я тоже так думаю, – тихо отвечал Шевчук. – Если в пятницу – субботник, то в субботу будет воскресник. Воскресник по озеленению, товарищи.

– Да зачем же нам деревья? – кричал длинный Омикин. – Ты пойми, зачем нам деревья? Кругом – тайга. Живем в Сибири. Кругом – тайга, а мы будем сажать деревья.

– И траву. Траву еще будем сеять, товарищ Омикин. Уже получены семена травки-муравки, как ее зовут в просторечье.

– Не знаю! Не знаю! Кто будет, а кто и не будет. Надо было заранее предупреждать, – сказал Омикин и в сильнейшем раздражении отложил на счетах цифру 144 – сумму своего ежемесячного оклада.

Шевчук весь внутренне подобрался, и все ожидали, что он сейчас скажет что-либо звонким голосом. Но он был тих.

– Смотри! Твое дело, Омикин. Если воля коллектива для тебя – ноль, то… В общем, смотри, Омикин.

И он ушел не прощаясь.

И остальные служащие тоже разошлись, поскольку уже прозвенел звонок и делать им на работе больше было нечего. Звенел звонок.

А поздно вечером в однокомнатной квартире Омикина наблюдалось следующее: Омикин с женой пили чай с вишневым вареньем и водку. А когда жена ушла на покой, Омикин босиком прокрался в лоджию своего девятого этажа, протянул к небу длинные руки и стал молиться о дожде.

– О Боги, Боги! – молился Омикин. – Дуньте на Землю ветрами буйными, заберите небо в решетку частую, размойте дороги и подъездные пути! В таком случае воскресник не состоится, и я буду спокойно спать в своей постели.

Как это ни странно, но молитва возымела действие: к утру защелкали редкие капли – ударили, забарабанили. И зарядил мелкий мутный дождичек. Усталый Омикин поцеловал жену и лег с нею рядом.

Казалось бы – и все тут. Омикин победил, и все тут. Ему помогли Боги, он победил, и все тут.

Ан нет. Ибо воля коллектива, как вы это сейчас увидите, сильнее Богов.

В назначенный срок и Наташа Шерман, и дедушка Птичкин, и другие многие налетели на Шевчука.

– Ты что же это, Степан Парфеныч, объявил воскресник, а тут – дождь.

– Это – ничего, – тихо и, как всегда, убедительно ответил Парфеныч Шевчук. – Мы сейчас, товарищи, мы отметимся и отпустимся домой.

Отметились. Не хватало Омикина. Наступило неловкое молчание, а вскоре Омикина уже обсуждали на профсоюзном собрании.

– Даже Наташа пришла, – тихо говорил Шевчук. – А ведь всем известно, что у ней…

– Это – не важно, – заалевшись, перебила Наташа. – Может быть, я, товарищи, думаю неверно, но я считаю, что раз все, так, значит, все. И товарищ Омикин вовсе никакое не исключение.

– Верно! Верно! – шумел коллектив.

Глядя на гневно осуждающие, искрящиеся, знакомые и родные до боли в глазах лица друзей и товарищей по работе, Омикин заплакал.

И ему все простили, видя, что он чистосердечно раскаивается в ошибках и принял свой поступок близко к сердцу.

АЛГЕБРА

монолог бывалого человека

Вот тут на улице лежал в грязи пьяный Иван, а Никита трезвый подходит и видит, что Иван пьяный лежит. Он тогда пошел с ходу за Николаем, а тот уже немножко выпивши. Они бутылку взяли, скушали над Иваном и упали. А Володя с Васей из бани идут, смекнули что к чему, хотят помочь, но пиво с водкой зря мешали. Тоже лежат. Велосипед! Велосипед Ахвицеров шел покупать, но понял – люди в беде. Хотел нашатырем, да по ошибке вермуту сунули. Готов. Дедушка, который на базаре корешками торгует, только стал перешагивать, а поскольку пьяный, то и туда же. Двое командированных говорят: «Какое бескультурие в этих провинциальных городах», а вышли из ресторана и ноженьки подкосились.

Рыбак, моряк, вор чемоданов, пространщик с бани, гитарист рок-группы, член Союза журналистов РСФСР, шофер автохозяйства № 1264, норильчанин, акробат, художник Яня, цыган и тот, который зубы золотые вставляет, – всего набралось до сотни, и милиция десять раз туда-назад ездила.

Или одиннадцать. Я точно не помню, но вытрезвитель утром оказался полный, как лукошко. Каждый отдал по пятнадцати рублей. Итого – тыща пятьсот. Кроме того, по получении на производствеквитково безобразных поступках все, кроме цыгана, былилишены квартальной премии и тринадцатой зарплаты по итогам работы предприятия за год.

И что же это у нас тогда получается, товарищи? Да ведь это же полная получается алгебра, товарищи! Тут ведь тыщами экономии дело пахнет! Коли даже, к примеру, брать в среднем по 175 рублей, то ведь и все равно – тыщами пахнет! Считайте, суммируйте, множьте! Я-то сам примерно прибросил, но может, я где-то как-то по большому ошибаюсь? Может, это в другую сторону алгебра? А? Ответьте, други, развейте сомнения!

Бред, вы говорите? Який, хр-р, там еще может быть вранье, когда и вреда-то всего, что пьяные на улице валялись в грязи на глазах у всего чистого, белого и аккуратного света! Иван! Никита! Коля! Ау!

ИНОСТРАНЕЦ ПАУКОВ

Пауков-то он хоть и утверждал, что никакой любви нету, а сам-то и влюбился, находясь на последнем курсе очного обучения одного из институтов города Москвы. В одну уникальную, сильно вдумчивую, даже немного унылую оттого девицу по имени Лика. Любовь прошила сердце Паукова.

Но случай объясниться или вообще что-то предпринять все не выпадал, потому что Пауков и еще один, по имени Санек, крепко сдружились с африканским негром Джозефом, сыном князя.

У детей разных народов нашлось много общего, и они весь последний год беспробудно пьянствовали в общежитии. Была это довольно даже трогательная картина: на столе водка и колбаса, детдомовец Санек и их высочество обнявшись поют «Бродяга Байкал переехал», Пауков наяривает на гитаре, а по оставшимся квадратным сантиметрам жилплощади шатаются девушки определенного сорта.

А Лика была совсем другого сорта, высшего. У ней и родители были профессора, и брат служил в Польше. Пауков увидел ее сквозь теодолит. Он был на практике и делал привязку к триангуляционному знаку. Наклонился Пауков к окуляру и видит – босая Лика, в синеньких брючках, в кофточке с глубоким вырезом шагает по подмосковным ромашкам. А волосы-то у ней распущенные. А личико-то у ней вдумчивое. Любовь прошила сердце Паукова.

А потом и все. Выдали на руки дипломы. Джозеф, плача и пошатываясь, улетел в Лондон, а наши двое поехали на Домодедовский аэродром. Санек направлялся в Якутск, а Пауков в город К., которого он и был коренной уроженец.

В порту еще немножко выпили. Вот уж и Санек машет рукою, карабкаясь по трапу. И вот уж было совсем остался Пауков один, как тут появилась ОНА. Она подошла, смело положила руки на плечи его, и волосы ее касались плеч его, и она сказала:

– Ты приезжай. Я все понимала. Я все понимаю. Сунула ему в руку адрес и исчезла.

Как он добрался до города К. – не помнил Пауков. И не мог вспомнить никогда. Лишь адрес, адрес любимой «Москва, ул. Аргуновская…» убеждал его, что была явь, что была любовь, а возможно, и еще будет!

Родной свой город Пауков нашел окончательно изменившимся. Деревянные дома почти все окончательно снесли. На углу висела афиша с приятным лицом Муслима Магомаева. Молодые люди шатались по проспекту Мира, треща транзисторными магнитофонами. Крупнопанельные дома глазели отовсюду тысячами одинаковых окошек. И лишь старая часовня на Караульной горе деликатно напоминала, что был-то век семнадцатый, а потом-то стал век восемнадцатый, а потом-то девятнадцатый, а сейчас-то, наверное, двадцатый.

Пауков невнимательно оглядел часовню и пошел работать по распределению в экономическую лабораторию.

А поскольку пареньком его сочли компанейским, то вскоре и снискал Пауков уважение почти всего коллектива. В курилке, например, он явно стал первый. Если что касалось футбола либо хоккея, то он тут знал все. И с работой быстро освоился. Слова «себестоимость», «фондоотдача» не застревали на его языке. Но особенно он любил рассказывать про Москву и заграницу.

– Я вот штаны приобрел в магазине «Три поросенка». Не хочешь ли и ты такие? – простодушие предлагал ему коллега, кандидат технических наук Лев.

Пауков презрительно фыркал.

– Эт-то чтобы у меня подобная фиготина на второй день развалилась по шву? Нет уж, благодарим! Мы деньги пускай и переплатим, но купим на барахолке джинсы «Луи» и будем в них бегать тысячу лет, – говорил он.

И ведь действительно покупал.

Купил на Покровской толкучке и джинсы «Луи», и японскую кофту «Чори», и замшевые ботинки «Фанто».

Много чего есть на Покровской толкучке, и вы представьте себе путь путешественницы-вещи, летящей из-за океана на плече нашего юного сибиряка. Тысячи километров! Десятки тысяч! Ужас!

Но покупал Пауков не просто. Не был Пауков барахольщик. Пауков имел цель.

А цель его была отдаленная: разодевшись в импорт и получив первый в жизни очередной отпуск, отправиться на Аргуновскую улицу за Ликой. Увезти ее, а может, и самому поселиться в Москве.

Он так и сделал. Прибарахлился, получил очередной отпуск, встал, смотрит на себя в зеркало и не узнает.

– Да это ж прямо иностранец какой-то, а не Пауков, – восхитился Пауков.

И весь долгий самолетный путь всячески из себя корчил: то сигаретку держит с понтом в двух вытянутых пальчиках, то воды потребует минеральной и пьет ее мелкими такими, культурными глоточками. И к Москве он уж до того ошалел, что взял да и написал на бумажке:

МОСКАУ. АРГУНОВСКА. Надо.

И всем тыкал в нос эту самую плотную бумаженцию.

И все-то, дурачки, и показывали – как да куда ему, сибирскому нахалюге, проехать.

Так он оказался на Рижском вокзале. Сел в троллейбус и вышел из троллейбуса, держа в кулаке букетик ландышей.

Вышел и оробел. Потому что дома кругом – все крупней, чем в городе К., – громадные белые дома, и глазеют уже не тысячами, а миллионами одинаковых окошек. А под ногами еще и асфальта даже нету. Валяются лишь ржавые трубы какие-то да ломаные батареи парового отопления.

Оробел Пауков. Сунулся было туда, сюда. Не знает, куда идти. Робел, робел, а вдруг и видит – тихо сидит под деревом мужик в телогрейке и кирзовых сапогах.

Пауков и бросился к нему со своей бумажечкой.

А мужик он такой оказался очень сдержанный. Он бумажечку взял, почитал, повертел и спрашивает Паукова:

– Так и что?

– А не понимай я! – убежденно отвечает вошедший в роль Пауков.

Мужик тут остро глянул на Паукова и говорит:

– Стало быть, фройндшафт, камарад?

Ну, Пауков на это промолчал. Рукой ландышевой махнул только, что – да, дескать. А мужик не отстает:

– Ду ю спик инглиш?

А вот это Пауков сразу понял. Он и в школе, и в институте английский изучал.

– Ноу, ит из нот, – отвечает.

– Парле ву франсе, – вязнет мужик. И взгляд у него определенно нехороший. Даже можно сказать, злобный у него взгляд.

– Нон, – покопался в памяти Пауков.

– Итальяно? – осклабился мужик. А Пауков уж тут ничего отвечать не стал и просто протянул руку за бумажкой.

А мужик тот вдруг неожиданно быстренько вскочил и закричал тоненьким фальцетиком:

– Ах ты, курва! Штатника-фээргешника из себя корчишь, курвища! Лифтеру с «Метрополя» мозги пудришь!

И, схватив кусок ржавой трубы, бросился на Паукова.

Завязался жаркий бой. Нервный патриот съездил Паукова по спине, от чего замечательная пауковская куртка сразу же лопнула, а нейлоновая рубашка треснула.

Пауков подставил врагу подножку. Падая, лифтер ухватился за пауковский карман и вырвал его с мясом. Обозлившись, Пауков пнул распростертого лифтера, и у Паукова оторвалась подошва.

Пауков, совершенно потеряв чувство меры, хотел и еще пинать подлеца, но тот сделал вид, что окончательно умер.

Пауков тогда пощупал себя и свою одежду, плюнул, положил на якобы умершего мужика букет и потащился обратно.

Он был мрачен. Он летел в город К. и был мрачен. Он открыл дверь квартиры своим ключом и был мрачен. Он снова смотрел в зеркало и был мрачен.

– А вот был бы ты, Федька, в телогрейке, например, так ничего бы с тобой и не сделалось. Я помню, папочку нашего раз хотели подколоть в тридцать девятом году, а у них ничего и не вышло, – сообщила Паукову его старенькая мама, поднявшаяся с постели и тяжело передвигавшаяся на больных ногах. Пауков мрачно глянул на нее и сказал:

– Дала б лучше чего пожрать, мама. А то второй день не жравши, с Москвой этой.

– А я щас супчик разогрею, – обрадовалась мама. – Вкусный супчик, с тушенкой.

И она обняла сына. И Федька обнял ее и прижался колючей щекой к ее морщинистому лицу.

– Ты жениться, чего ли, ездил, Федька, – жалобно сказала старуха. – Так ты женись, на меня не смотри. Я как-нибудь. У меня тетка Катька пока первое время поживет. Ты о себе думай. Ты чего быстро вернулся-то? Ты женись. Ты чё?

– На хрен бы мне это сдалось, – пробормотал Федька, морщась.

И, СТОЯ В ОЧЕРЕДИ

И, стоя в очереди, какой-то человек злобно рассказывал, как всего раз за всю жизнь он купил в магазине хорошее сливочное масло.

– А было это в городе Красноярске в одна тысяча шестьдесят четвертом году, когда стоило оно уже три пийсят за кило, – злобясь еще больше, почти сатанея, высказался он, – и было оно белое-белое, как сало.

– Вот то-то и оно, – косясь на белый глаз злобного, опасливо вступил некий старичок, – масло которое хорошее, дак до того оно капризное, до того как стэрвочка заводская, хе-хе, что положишь его в помещение на бумажку – глянь, а оно уже и растаяло до состояния густых слез.

– А вот еще, – явно волнуясь, начала немолодая и много повидавшая женщина. И волновалась она не зря – история эта была центральной в ее жизни, и рассказывала женщина эту историю каждый день, включая и тот день, когда эта история приключилась, каждый день, потому что каждый день хоть немного да стояла в очереди, а если очереди не было, так она сама очередь находила. И рассказывала она всегда хорошо – ясно, взволнованно. Да и чем же она, к примеру, отличалась от артистки, к примеру, республики, которая лет двадцать подряд каждый день грустит со сцены о золотых временах и утраченных идеалах? А? Чем? Силой таланта и актерской откровенностью? Ну нет. Получку только ей, милочке квартирно-магазинной, платить некому – вот что, за такие представления, и все.

Она бы и сегодня рассказала все как есть про себя, все так, что все и приободрились бы и человеками себя почувствовали, но, видимо, не суждено ни им, ни вам узнать, что же было вот еще, потому что после слов «А вот еще…» в магазине-гастрономе № 22 «Диетпитание» начисто потух свет.

И стало тихо.

Стало тихо, как становится тихо везде на земле, где внезапно потухнет свет.

И все старались не шуршать, чтоб на них что-нибудь не подумали, но не думали они, кто на них будет думать, кто? Ведь ни думающих, ни тех, о ком они думали, нету. Не видно их в тьме гастронома № 22 «Диетпитание», скрыла их тьма диетическая совсем

Продавец бы свечурку пошел зажег принес, а ему тоже стало страшно – ай кто длинной лапой да как накроет бутылку «Московской», а на закуску не кусочек, а копилочку с надписью «Доплачивать до 5 коп.»…

Ну, тишина прямо стала как в кладбищенском склепе. И длится эта тишина и две минуты, и три, и пять, и темнота не рассеивается, потому что, видно, некому ее рассеять.

А за окном темь с фонарями.

А под окном шастают, шаркают прохожие, но никто в магазин не заходит – там в окнах топь теми – там темно, там, может, вовсе и не торгуют сегодня, там с утра был учет, в обед – переучет, в полдник – ревизия, а сейчас их всех уже в тюрьму увезли, там, может, деньги растратили и пьянствовали в ресторане «Парус» с командированными.

И вдруг резкий неприличный звук, исторгнутый из чьего-то ослабленного темнотой, тишиной и оцепенением тела, будто бы решил все. Внезапно зажегся свет. Вдруг все оказались в странном новом мире гастронома № 22 «Диетпитание», где:

…кассирша защищала аппарат «Националь» от темного хищения, как Ниловна Пашку, когда он собрался в кабак, обняв его так, что выступающие детали аппарата глубоко вошли в ее большую и наверняка белую грудь, обтянутую слегка серым японским свитером за 42 рубля.

Продавщица – «Душой исполненный полет». Она одной рукой слабо цеплялась за консервы «Окунь-терпуг в томатном соусе», расположенные на дальнем прилавке, другой – тормозила стопку лотерейных билетов на ближней витрине. Пузом, начинающим полнеть, она вминала в стенку внутреннего прилавка куб масла, а расшиперенные ноги ее касались проволочных ящиков. Левая – ящика с ряженкой, правая – с варенцом.

И все, еще стараясь не шуршать, еще держались – кто за открытый карман, кто за сумку: кто за что – вот как, например, крайняя, почтенного вида женщина неописуемой красоты, которая расстегнула на груди зеленую дорогую свою кофту и погрузила пальцы правой руки в межгрудевую теснину, где кошелек прыгал от сердца, как камень под гору, и сетка-авоська съехала через запястье через предплечье и локтевой сустав до плеча и там только остановилась, покачиваясь. И все уже были красны, все-все, и хотя обязательно должен был оказаться человек красный более остальных, его не оказалось. Совершенно очевидно, что на него подействовала мысль о том, что в темноте распространяются только звуковые колебания, но отнюдь не световые.

Я молча оглядел очередь всех по очереди, включая продавца и кассира, и молча направился к выходу, сопровождаемый плохими взглядами всей очереди, включая продавца и кассира.

И тут продавец и покупатель, масла, кассир, банки, бутылки, полубутылки, полуулыбки, тюбики, кульки, бочечки и бочонки, лотерейные билеты, гражданочка, петушок на палочке, касса «Националь», плавленый сыр «Дружба», коньяк «Виньяк», вымпелы, грамоты, таблички, оконное безшторие, поленница колбасы и швабра, приткнувшаяся в углу, – все, ну все, ну все-все-все, вы слышите? – все стало друг другу взаимно вежливо и друг и товарищ и брат, и никто не заметил, что я, помня, что последнее время по состоянию здоровья нуждаюсь в кефире, воротился со крыльца и тихо стал опять в самый конец очереди.

СОВОКУПНОСТЬ ВСЕХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Жуткая история

1.Однажды один бывший молодой, а ныне – младший научный сотрудник был послан в научно-техническую библиотеку выбрать необходимые сведения из бюллетеней промышленной информации. Его послали, он и пошел.

2. Но не в научно-техническую библиотеку. А сел в трамвай и поехал в кинотеатр «Прометей» смотреть фильм про нелегкие годы из жизни великого гения музыки П. И Чайковского.

3. А денег у него было – один рубль и одна копейка.

4. И всю дорогу он думал о П. И. Чайковском, поэтому и не заметил ничего. Во-первых, объявления «Меняй деньги перед входом в трамвай», а во-вторых – отсутствия в вагоне кондуктора.

5. А в-третьих – в вагон забрались контролеры и подошли к младшему научному сотруднику, фамилия которого была Лазарев И. X.

6. – Ваш билет, – сказали они.

– У меня нет билета, – сказал Лазарев

7. Тут наступила некоторая пауза, во время которой И. X. успел показать контролю в левой руке рубль, а в правой копейку.

8. – У вас должна быть разменная монета, – сказал он.

9. – Нет, не должна, – сказал контроль.

10. –Нет, должна, – сказал Лазарев.

– Тогда давайте брать с вас штраф, – сказал контроль.

11. Но Лазарев не дал брать с себя штраф и, сварливо ругаясь, доехал до остановки кинотеатр «Прометей», где вышел.

12. Но перед выходом его заставили предъявить документы и записали их номера на бумажку. Штрафа он не заплатил.

13. И, как оказалось, зря. Билеты на фильм оказались стоящие 1 руб. 50 копеек, а не 50 копеек и не рубль, как это предполагал младший научный сотрудник. Фильм оказался широкоформатный, кинотеатр – тоже.

14. Лазарев еще больше обозлился и от злобы пошел пешком.

– Не хочу я видеть эти хари, берущие по рублю с l рыла, – думал он про контролеров.

15. Но дорожка вышла длинная, и он немножечко простудился. Придя домой, он мерил температуру, пил чай, ел конфитюр и думал о жизни.

16. Утром он уже был в поликлинике, где ему выписали на три дня бюллетень.

17. Через три дня он вернулся на работу, и его тут же вызвали в кабинет дирекции.

18. – Это как же так? – сказала она. – Как вы могли ехать без билета и куда в рабочее время, в сторону, противоположную научно-технической библиотеке?

19. Лицо Лазарева все пошло красными пятнами, и он закричал:

– За что? За что вы меня травите? Куда я ехал? А может, я и не ехал! Как вам не стыдно! Я пожалуюсь в местком.

20. – Это как же так, – удивилась дирекция. – Ведь на вас прислали бумагу.

– А вот так, – сказал он. – Тогда я больше не буду.

21. И вернулся на свое рабочее место. Сел бледный, ни на кого не глядя. Зафырчал и стал перебирать бумаги. Сидит там и до сих пор. Кино не видел. А жаль. Говорят, что там играет Смоктуновский И. (у актеров нет отчества). Жуткая история.

ШУЦИН-ПУЦИН

…и я, конечно, понимаю, что я очень виноват, и не снимаю с себя ответственности за случившееся, но прошу принять во внимание и тот ряд обстоятельств, в основе которых лежит то, что я только хотел БЫТЬ ЧЕСТНЫМ. Лишь только потому, что я хотел БЫТЬ ЧЕСТНЫМ, я не записался, как это некоторые у нас делают, в КНИГЕ УХОДОВ, что я после обеда уйду, допустим, в библиотеку читать свежепоступивший информационный бюллетень на английском языке со словарем, потому что я хотел БЫТЬ ЧЕСТНЫМ и считал, что управлюсь со всем случившимся в течение обеденного времени, потому что дел там было на пустяк, и я бы вполне с ними управился в обед, если бы не нижеприведенный ряд обстоятельств, не зависящих от моей воли и моей честности.

А дело в том, что я не отрицаю – да, я и пообедать успел во время обеденного перерыва, потому что мне ОДИН ЧЕЛОВЕК за пять минут до звонка занял очередь, и ровно в 13 ЧАСОВ 01 МИНУТУ я уже ел суп, а в 13 ЧАСОВ 07 МИНУТ я уже имел возможность покинуть нашу лабораторию, направившись в посудо-хозяйственный магазин «Саяны». Фамилию ТОГО ЧЕЛОВЕКА, занявшего мне очередь, я называть не хочу и не вправе, т. к. он здесь совершенно ни при чем и я не желаю его тоже ставить под удар: достаточно того, что я сам, наверное, понесу суровое, но справедливое наказание, а тот человек совершенно ни при чем, я даже скажу условно, что он не из числа сотрудников нашей лаборатории, он СЛУЧАЙНО занял мне очередь, я не знаю, как его зовут, – и довольно с этим!

В 13 ЧАСОВ 15 МИНУТ я уже оказался в хозяйственном отделе посудо-хозяйственного магазина «Саяны», где меня подстерегало глубокое разочарование, о чем я в тот момент еще не знал, а напротив – был очень рад, увидев на витрине без продавца готовую к употреблению краску «Охра», производства местной промышленности, как раз то самое, что мне и нужно было для производства ремонта полов новополученной квартиры, которую я получил «на расширение», за что приношу глубокую благодарность нашему Местному Комитету и лично Вам, дорогой Федор Антонович, за содействие, и если Вы думаете, что я не оправдал Вашего доверия, то Вы увидите в конце этой объяснительной записки, что это совершенно не так почти на все 100 %.

Потому что ровно в 13 ЧАСОВ 21 МИНУТУ я уже выбил в кассе две эти банки, а в 13 ЧАСОВ 23 МИНУТЫ я уже запихивал в сетку эти две банки, и если бы все шло так же четко и слаженно, как и все ранее написанное, то я бы максимум в 13 ЧАСОВ 30-32 МИНУТЫ уже оказался бы в лаборатории, где, может быть, даже и успел бы до окончания обеденного перерыва сыграть партию в шахматы, что я действительно очень люблю, но исключительно, подчеркиваю, в НЕРАБОЧЕЕ ВРЕМЯ, в отличие от тех людей, фамилии которых мне не хочется называть, которые Вы и сами прекрасно знаете, потому что Вы выступали по этому вопросу на ближайшем отчетно-выборном собрании и достаточно яркими красками описали тех, которые «рабочее время превращают в Международный турнир в Гааге». Но дело в том, что краска оказалась НЕ ТА, потому что я, уже запихав ее в авоську, случайно бросил взгляд на серенькую, криво прилепленную бумажку и с огорчением заметил, что там написано «КРОМЕ ПОЛОВЫХ РАБОТ». Мне мгновенно представилась в мозгу яркая картина реакции моей супруги, как я крашу полы, а потом к ним прилипает палас производства ГДР за 300 рублей. Да и не в деньгах дело: я другое представил, что мне не ковер жалко и с Ириной мы жили душа в душу, а своего авторитета мне жалко, потому что у нас подрастает ребенок, Ваш тезка – Федя, и какого он будет мнения о ВЗРОСЛОМ ОТЦЕ, если тот не может правильно сориентироваться в выборе обычной половой краски? Вы сами отец, и поэтому должны меня понять. Поэтому я пошел решительно к продавцу и стал вежливо просить, чтобы мне обменяла эту краску на настоящую. А продавец довольно грубо мне ответила, что нужно глаза не на задней части туловища иметь, но я продолжал ровно, спокойно и очень ВЕЖЛИВО настаивать на сказанном, не поддаваясь на провокацию. И она была вынуждена подписать мне обратно уже проколотый чек. После чего в 13 ЧАСОВ 31 МИНУТУ я направился в кассу, где подвергся аналогичным оскорблениям со стороны кассирши, весьма неприятной особы, повязанной крест-накрест пуховым платком и с золотыми зубами. Эта перепалка длилась около СОРОКА СЕКУНД, однако она приняла испорченный чек и уже полезла в кассу за моими деньгами, когда вдруг в магазин вошли ДВОЕ НЕИЗВЕСТНЫХ: мужчина с бородой и в длинном кожаном пальто и молодая дама с ярко накрашенными, до синевы, пухлыми губами. Мужчина почему-то оттеснил меня и встал передо мной в кассу, но я не успел возмутиться. Потому что эта дама подошла к кассе сбоку и задала нелепейший на первый взгляд, а на самом деле очень СО СМЫСЛОМ, как потом выяснилось, вопрос: «А ЧТО ЕШЕ ПРОДАЮТ В ВАШЕМ МАГАЗИНЕ?» Кассир от удивления свесилась вбок на нее посмотреть, и в это время бородатый мужчина сильным движением хищного зверя выхватил у ней из кассы все содержимое кассы и был таков. Я первую секунду растерялся, но тут же хотел броситься за ним вдогонку, чтобы поймать, но тут женщина-бандит с криком, который, несмотря на его нелепость, я запомню, по-видимому, на долгие годы, эта женщина с криком «ШУЦИН-ПУЦИН» подставила мне ножку и сама тоже была такова, а я упал лицом и головой на стеклянное стекло этого магазина «Саяны» от приданного мне подножкой ускорения, потерял сознание, после чего отчего-то оказался на улице, почему-то не получив НИ ЕДИНОЙ ЦАРАПИНЫ! А было уже 13 ЧАСОВ 38 МИНУТ. Я отчетливо сознавал, что обеденный перерыв у нас в лаборатории заканчивается в 13 ЧАСОВ 45 МИНУТ и если я не хочу потерять свое лицо хорошего производственника и общественника, то я должен НЕМЕДЛЕННО БЕЖАТЬ назад в контору, но, к моему величайшему сожалению, КОРЫСТЬ, это тяжелое наследие капитализма и других исторически отживших систем, одержала верх над моей дисциплинированностью, и я, – эх, да что уж тут и говорить! – ВОЗВРАТИЛСЯ ОБРАТНО В МАГАЗИН! Чтобы получить причитающиеся мне мои 6 руб. 42 копейки!

Но там кассирша была уже в глубоком обмороке, отпаиваемая валерьянкой, а на меня, вооружившись кто чем попало – садовыми лопатами, топором без ручки, граблями, лейками, краской, – напал весь личный состав магазина, включая редких покупателей, и загнали меня в угол, не отдавая мне моих денег, крича, что я ТОЖЕ БАНДИТ, делая угрожающие жесты самосуда. Отчего я не только безнадежно опоздал на работу, но и был приехавшими довольно быстро сотрудниками милиции ВЗЯТ ПОД СТРАЖУ, у меня отобрали шнурки, ремень, и я сейчас пишу к Вам из СИЗО – следственного изолятора, где от меня следователь, т. Взглядов, требует признания, где живет дама с накрашенными губами и кто такой был мужчина в черном кожаном пальто с бахромой, а когда я искренне говорю, что я их не знаю, то он усмехается, барабанит по столу подушечками пальцев и предлагает мне папиросу «Беломорканал», хотя я, как Вы знаете, дорогой Федор Антонович, совсем не курю и не пью. Уважаемый Федор Антонович! Я понимаю, что доставляю Вам очень неприятные хлопоты, но я ВСЕМ СВЯТЫМ ЗАКЛИНАЮ ВАС – сделайте ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ для меня, а то, мягко говоря, уж очень неприятно мне здесь сидеть. Ведь я женат, у меня подрастает ребенок. Адвокат Меерович говорит, что лучше, если бы Вы взяли меня на поруки, осудив на общем собрании мой антиобщественный поступок, но сообщив специальным письмом на имя суда, что я никогда ни в чем подобном ранее не был замечен и вряд ли я являюсь преступником, я скорее всего ЖЕРТВА ПОТЕРИ БДИТЕЛЬНОСТИ И НЕДИСЦИПЛИНИРОВАННОСТИ, И ПОЭТОМУ МОЖНО, УЧИТЫВАЯ МОЕ ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ РАСКАЯНИЕ, ВЗЯТЬ МЕНЯ НА ПОРУКИ ИЛИ ПРИСУДИТЬ К УСЛОВНОЙ МЕРЕ НАКАЗАНИЯ. Прошу Вас, спасите меня, дорогой Федор Антонович! Я понимаю, что Вы и так для нас много сделали. Вы дали нам с Ириной светлую благоустроенную однокомнатную квартиру, под Вашим руководством я вырос от техника-лаборанта до младшего научного сотрудника. Но и я ведь тоже послужил нашему коллективу. Я не хочу заниматься ячеством, но ведь когда я был казначеем нашей профсоюзной организации, то у меня всегда и все в срок платили профсоюзные суммы, о чем было отмечено Вами на ближайшем отчетно-перевыборном собрании. Да и другие дела: я не хочу быть навязчивым, но на всех субботниках, на всех воскресниках, во всех других мероприятиях я был заводилой. А как смело, не взирая на лица, я выступал на собраниях? КОЙ-КОМУ сильно доставалось от меня, и у меня, возможно, есть враги, из числа разгильдяев нашей лаборатории, но я очень верю, что Вы, зная меня много лет, сумеете сплотить мнение коллектива к тому, чтобы меня взяли на поруки. Я очень верю в Вас и в СПРАВЕДЛИВОСТЬ! Следователь т. Взглядов рано или поздно поймет, что построенная им логическая схема – ошибочна. Я верю в СПРАВЕДЛИВОСТЬ! И если я отсюда выберусь, то я обещаю еще с большей силой отдаться общественной работе, может быть, даже и пропаганде правовых знаний, о чем писалось непосредственно перед моей посадкой в газете «Труд». Федор Антонович! Помогите мне! Не оставляйте меня в беде! Мне не хотелось бы об этом писать, но эти люди, окружающие меня… Они – не люди. Они, как муравьи, лезут ко мне… Отобрали копченую колбасу… Я не хочу об этом писать, я ставлю три точки, но надеюсь, что Вы понимаете, о чем я говорю… Вот у меня уже и отбирают карандаш. До свидания, дорогой Федор Антонович! До скорой, я надеюсь встречи. Я надеюсь, что все будет хорошо. Я верю, что Ирина в любом случае дождется меня. Я верю, что СПРАВЕДЛИВОСТЬ рано или поздно восторжествует. И эта ве…

ПОЕЗД ИЗ КАЗАНИ

Едучи однажды в троллейбусе, некий гражданин собирал с народа деньги, чтобы за всех заплатить, передав деньги шоферу и получив за переданные деньги билеты. Делал он это потому, что касса, конечно же, не работала, новомодная касса-автомат, куда кидаешь деньги, дергаешь за ручку и получаешь оторванный билет для предъявления контролеру. Собрав деньги, гражданин обнаружил всеобщее замешательство, ибо он не знал, кто передавал и сколько, передавал, и среди народа уже многие запутались; слышались крики: «Кто передавал? Я пятнадцать не передавал Я на два и мне шесть копеек сдачи. Нет, не так – вы имя будете должные, а с них три копеечки им…»

– Ага, понятно. Растрата, – уныло сказал гражданин и на ходу покинул троллейбус.

Тотчас и шум стих и троллейбус остановился. И вышел из специально отведенного для него помещения рослый водитель, молча, не глядя на пассажиров, прошел к задней дверке и там сказал угрявому подростку, робко державшемуся за никелированный поручень:

– Это ты помогал ему створки открывать, сука, так полезай за ним.

И он выпихнул подростка из машины, но пока возвращался к себе, чтобы снова сесть за руль и ехать дальше, до конечной остановки, до железнодорожного вокзала, оба они – и растратчик и подросток – вновь вошли на транспорт через не успевшую закрыться дверь и тихонько встали в уголочке.

– Безобразие! Это же – форменное безобразие! Когда только кончится это космическое безобразие! Ведь все они коллективно виноваты вместе, и гражданин растратчик, и грубиян шофер, и подросток, и прочие, кто молчит, а в особенности касса-автомат! – про себя возмутился я.

Ладно. Троллейбус пришел-таки на вокзал, я вышел из троллейбуса и пошел в справочное бюро, чтобы узнать – ну когда же, наконец, придет поезд из Казани.

А там сидит за стеклом за столом около телефона немолодая девушка и говорит в телефонную трубку нечто, что я через стекло никак услышать не могу.

Она, видите ли, по трубке говорит и говорит. С кем? Я ведь ее хочу спросить через стекло, когда же придет, наконец, поезд из Казани. Мне надо, когда придет поезд из Казани, а она говорит в трубку. О чем? Я жду. Очередь ждет. Все ждут. Все кричат, я молчу. Я – гордый.

– Девушка, а здесь ли справочное бюро? – зычно вопрошает коренной сибиряк в овечьей шубе, смело протиснувшийся вперед.

– Здесь, здесь, – дружно отвечает очередь.

– Я это знаю, – объясняет зычный сибиряк, – я это прекрасно знаю, но знает ли это вот она?!

И он указывает коричневым пальцем на ту, должностную, которая внимания этому не уделяет, которая по трубке телефонной знай себе спокойно говорит.

– А вот мы сейчас к начальнику вокзала, – зловеще сообщает кто-то, – он пускай нам и ответит, скажет, работает справка на железной дороге или не работает.

Нет, куда уж там – она и мускулом лицевым не дрогнула, и все по телефону, по телефону, все по трубке, по трубке…

– Да к туёму начальнику и не проберёсся, – радостно ухмыляясь, объясняет бритоголовый молодчик, – он с двенадцати до двух принимает.

– Безобразие! Полнейшее форменное безобразие! Это ужасно! Полнейшая инертность должностного лица, равнодушные и несколько циничные замечания очереди. Я форменно изнемогаю, – опять про себя возмущаюсь я.

Я знаю, что сейчас же выйду из очереди, так и не дождавшись сообщений о поезде из Казани.

Я знаю, что прочитаю на стене такое объявление: ОЧЕНЬ ПОЛЕЗНЫЙ ДЛЯ ОСВЕЖЕНИЯ ЛИЦА НЕМЕЦКИЙ КРЕМ «ФЛОРЕНА» ПОКУПАЙТЕ КРЕМ «ФЛОРЕНА»

– Дай-ка я куплю себе такой замечательный крем, – скажу я себе, – ведь он пахнет свежестью.

Я подойду к полумедицинскому парфюмерному ларьку и скажу. Я скажу: «Ай-ай-ай», потому что ларек будет открыт, а продавщицы в нем не будет. Будут – крем немецкий «Флорена», одеколон «Матадор», одеколон «Тройной», лезвия «Нева», лезвия «Балтика», лезвия «Цезарь», зубные щетки, пудры, лекарства, снадобья, помады, духи, игральные карты, платочки и опять крем немецкий «Флорена», а вот продавщицы, вот продавщицы-то в ларьке как раз и не будет.

– Безобразие! Халатные р-ракалии! Полнейшее безобразие! Свинство! Космическое свинство! Халатность, небрежность, пренебрежение и хамство! – крикну я про себя.

Я, кстати, долго еще буду везде по городу ходить и везде обнаружу беспорядок и безобразия. То меня обольют водой из раскрытого окна, а может быть, и чаем, то сломается светофор на перекрестке, то мальчишки, совсем еще дети, будут играть на лавочке в «очко», а когда я сделаю им замечание, пошлют меня к матери и скажут к какой.

Потом я замечу еще, что день клонится к вечеру, а стало быть, мой рабочий день тоже закончен. Я пойду домой. Там строго и вместе с тем ласково посмотрю на домашних, поем супу и сяду читать какую-нибудь увлекательную книжку, какой-нибудь роман, ну, например… да не знаю я, что например… «Сталь и шлак», например, писателя Попова.

Если же вы меня спросите, если вы крикните про себя: «А кто же ты сам есть таков?» – то я с удовольствием вам о себе немного расскажу.

Мне тридцать два года. Сам я – служащий. Высшего образования не имею, но работаю давно, в лаборатории; тридцати двух лет, но уже почти весь лысый. Беспартийный. Работу свою люблю, но не очень. Женщин не люблю, но иногда люблю. В данный момент временно исполняю обязанности начальника лаборатории. Мой начальник уехал в командировку в Бугульму. Возвращаться будет через Казань. Мне скучно. Очень люблю порядок. Весь день хожу по городу и наблюдаю со скуки порядок. Отчетливо понимаю, что и со мной самим не все благополучно: ну что это такое – в рабочее время хожу по городу и лезу не в свои дела. «Это же безобразие! Это очень нехорошо! Скверно!» – иногда шепчу я про себя.

И тогда мне кажется, что я-то и есть сам самый главный негодяй и мерзавец. А вообще-то, не кажется…

ВО ЗЛЕ И ПЕЧАЛИ

Однажды одна кра-асивейшая дама заходила со своим мужем в троллейбус. А зашла она уже без мужа, потому что ее муж отстал от троллейбуса, оттиснутый.

И кричал издали. Но дама, не чуя этого факта, решительно просунулась вперед и крепко уселась на латаное кожаное сиденье. Как раз впереди Андрюши-Паука, который ехал неизвестно куда и мечтал где-нибудь подбить деньжат.

Радостная, возбужденная дама, не оборачиваясь, спросила своего, как она думала, мужа, а на самом деле Андрюшу-Паука:

– У тебя медные копейки есть?

Андрюша же в ответ сначала вздрогнул, а потом и говорит:

– Да иди ты, тетка, к БабаЮ на шестой килОметр мухоморы собирать аль на хутор бабочек ловить.

Изумленная тетка, услышав незнакомый голос своего мужа, все-таки обернулась, изучила Андрюшу и страшно закричала:

– Негодяй! Хам! Аполлон! Аполлон!

А все-то пассажиры никто и не знал предыстории всей этой истории. Почему и чрезвычайно удивились, что бабу кроют матом, а она взывает к древнегреческому богу красоты, покровителю муз.

Но все стало на свои места, когда баба, несколько успокоившись и всплакнув, объяснила, что Аполлон – это и не бог вовсе, а ее муж, который исчез. Аполлон Леопольдович Иванов, начальник производственного отдела треста «Нефтегазоразведка». «И уж он бы не допустил. Он бы защитил…» Суровой мужскою рукою, потому что он от своей супруги без ума, старше ее на 11 лет, хотя и настоящий мужчина.

– А больше я не вижу в салоне настоящих мужчин! – вскричала Аполлониха. – Где вы, настоящие мужчины? Как вашей слабой сестре плохо, так вы сразу и потерялись по кустам…

А троллейбус сначала шел вдоль берега, затем же поднялся высоко в гору. Природа вся находилась в состоянии полной гармонии. Осеннее солнце грело стекло. Слепила излучина реки. И белый теплоход незаметно плыл, и на островах росли деревья цвета киновари и охры. Природа находилась в гармонии. Кольца и броши опечаленной дамы сильно сияли.

– Мужчины вы, мужчины! – горько повторяла она.

Тут-то многие и покраснели для решительных действий. После чего стали хватать Андрюшу за телогрейку, желая и в троллейбусе восстановить покой, справедливость, эстетику.

– Убери руки, а то протянешь ноги! – огрызался Андрюша.

Но его все-таки выкинули. На остановке народ глядел с любопытством. Андрюша почесался спиной о бетонный столб, подумал и сообразил, что он ехал вроде не туда, куда надо, мечтая подбить деньжат. А если отправится сейчас в какую-нибудь другую сторону, то непременно там деньжат и получит. Хотя бы немного.

Он и пошел вниз под гору пешком. И вскоре обратился с мелкой просьбой о деньгах к славному человеку приятной наружности. Прося ссудить ему до лучших времен небольшую монету денег.

Однако человек ему в просимой сумме отказал. И даже грубо отказал, и даже обругал его всякими словами, после чего бич уныло поплелся дальше.

Но как превратны случаи судьбы! Ведь человек этот и был пропавший столь внезапно Аполлон Леопольдович! Да, это был Аполлон Леопольдович, начальник производственного отдела треста «Нефтегазоразведка»! И совершенно напрасно думать, что он не дал денег потому, что не верил в лучшие времена. Просто он как пропал, то сразу весело огляделся и нырнул в ближайшую пивную. Но там, в пивной «Белый лебедь», было ужасно много народу среди захарканных полов и неоткрытых пивных бочек. И при полном отсутствии знакомых начальник производственного отдела, прекрасный муж, вышел из пивного зала во зле и печали. Почему и был строг.

Что же? Встретились, поговорили, разошлись. И ничего тут нету удивительного. Что тут удивительного? «Это – жизнь. И это нужно понять и принять» – как сказал бы один из моих знакомых, с которым я недавно окончательно разругался.

МОЯ АКТИВНОСТЬ

Я ехал однажды вечером к себе домой в автобусе и услышал такой разговор, который вели два дедушки, сидевшие на переднем сиденье под трафаретом «Для инвалидов и детей».

– Главное – к ним не вмешиваться, – говорил один дедушка.

– Да-да. Вот у меня молодожены, – вторил второй дедушка, – молодожены. Странно. Вернее – не странно. Молодожены. У них своя жизнь, свой разговор, свои склянки, бутылочки, пузырьки, бумажки, веревки и тряпочки.

– Они сейчас очень пьют, – продолжал первый дедушка, – я про них читал в газете «Комсомольская правда», что у нас в городе вечером нельзя достать водки, потому что они всю ее выпивают днем.

– А что же они вечером пьют?

– А вечером они пьют вино, – объяснил дедушка дедушке, – они пьют и дерутся около «Гастронома».

– Главное – к ним не вмешиваться…

Тут-то дедушки размякли, погрузились было в уныние, было заскучали, но автобус остановился на автобусной остановке для входа и выхода пассажиров, и дедушки вышли в свою переднюю дверь, и я их, кстати, больше никогда в жизни не видел.

Но в подтверждение правильности слов их беседы в заднюю дверь ворвалась некая в доску пьяная компания молодых пьяниц – три молодых человека и с ними девушка.

– Всем здравствуйте и привет! – сказал первый ворвавшийся, который, впрочем, тут же упал на кожаное автобусное сиденье, склонил, запрокинув, кудрявую голову, громко захрапел и, в делах больше не участвуя, был в конце маршрута с посторонней помощью вытащен из автобуса.

Я не понимаю, что со мною
И-ех со мною
Да Со мною
А может, кто-то связанный с тобою
Возможно
Но нет

Так запел сначала второй ворвавшийся, но потом оборвал пение, пристроился к окну и заплакал, залился горючими слезами.

Публика, спотыкающаяся о вытянутые ноги третьего ворвавшегося, который первого, заснувшего, удерживал, а второго ворвавшегося ободрял, стала ворчать и ругаться, что он вытянул свои длинные ноги в черных и непонятно каких – не то остроносых, не то тупоносых башмаках, с набегающими на башмаки расклешенными штанами.

– Цыц! Не вопи! – озверев на секунду, крикнул виновник ругани и ворчания ропщущим и, добившись тишины и порядка в автобусном салоне, стал ласково беседовать с пьяной же, прекрасной молодой девушкой.

Эта девушка по своему пьяному состоянию и красоте явно могла украсить компанию, если бы, на что-то обидевшись, не выказывала ко всем, а в особенности к ухажеру, явное презрение.

А когда он обнял ее, имея перед собой целью потрогать ее за грудь, она вообще обиделась, встала и пошла куда-то вперед, спотыкаясь.

Ну, молодой ухажер, конечно, последовал за ней. Куда же ему деваться?

А дальше случилось вот что. Рядом со мной сидел один тоже довольно молодой товарищ, в хорошей одежде, с каким-то значком и, по-видимому, трезвый. Глядел в окно. А потом повернулся и стал глядеть на меня так, будто я что-то взял из его кармана. А потом и говорит:

– Здорово, подлец!

Я тут, я засуетился: Как, дескать, вы смеете и прочее.

– А вот и смею, – отвечает товарищ, – как же это я не смею. Вы же видите, какое творится безобразие. Пьяные. Пристают к девушке.

– Я… я, мне… я… вот…

– Вот-вот, – сказал молодой товарищ, – все ясно. Вы видите безобразия, некультуру и недостатки, а сами сидите, будто вам до этого и дела нет.

– Я, да, я, я, я бы, вот, я хотел…

– Что вы хотели?

– Я хотел, я хотел.

– Не нужно тут никакого хотения, нужно просто дать распоясавшимся молодчикам хорошенько по рукам, и, поверьте моему слову, они сразу утихомирятся.

А между тем компания и сама по себе уже немножко утихомирилась, так как первый заснул сразу, второй заснул, поплакав, а третий все-таки девушку взял за грудь, она на него вяло посмотрела и куда-то опять пересела, а он опять за ней.

– Это уже даже не нерыцарство. Это – подлость. Это уже подлость. Предательство. Предательство начинается с малого. Вот ты не заступился за девчонку, вот ты уже и предатель.

Я потупился, я подавленно молчал и думал: «Какой умный человек и как же он правильно говорит! А я действительно подлец. Меня надо из инженеров в дворники перевести и заставить мести асфальт около родного завода».

– Я, я…

– Вы, вы. Эх. Сердце мое разрывается, глядя на такую инфантильность, товарищ. Ведь ты же мог с ним как мужик с мужиком. Отвести его в сторонку и сказать: «Ты что, парень, делаешь. Напился, так веди себя прилично. И не позорь дивчину».

А между тем, между тем разговор наш уже происходил на полностью темной конечной ночной автобусной остановке. Автобус уже пришел и высадил пассажиров, и ушел, и пьяницы смылись во тьму неожиданно неописуемой бодрой походкой, а мы все стояли, говорили, я слушал товарища и видел, что он кругом прав, о чем я и сказал ему.

– Вы совершенно оказались правы, – говорю, – в следующий раз я поступлю так, пускай мне даже эти хулиганы наставят синяков на роже.

Он меня поблагодарил и ушел тоже в темь пружинистой спортивной походкой своей.

А я ему вслед сложил и показал кукиш.

Я хорошо умею делать кукиш. Кукиш у меня получается как живой. Вернее, я делаю даже два кукиша. Когда я делаю кукиш, у меня в составлении кукиша принимают участие все пять пальцев, и получается два кукиша. Я это давно уже умею делать, с детства. Меня никто не учил, я сам научился. Раз – и готово. Два кукиша, а если на обеих руках – на правой и на левой, то четыре. Но я ему показал на всякий случай всего два, на правой руке, потому что между тем вдруг бы он заметил, несмотря на темноту, что я ему показываю кукиш. Он бы тогда несомненно вернулся и мог побить меня немножко кулаками. Он ведь сильный. Вернее, он стукнул бы сначала кулаком раз, а когда я сказал бы: «Я, я», за что, дескать, за что, он мог бы и еще пару разиков к моей физиономии приложиться.

И ведь совершенно был бы прав.

Так бы мне и надо было бы, подлецу. Не надо молчать. Это послужило бы мне хорошим жизненным уроком активной жизни и чтоб я защищал обижаемых.

Он бы настолько был бы прав бы, что когда сошли бы с меня с помощью свинцовой примочки синяки, я смог бы где-нибудь как-нибудь доказать свою активность и непримиримость к окружающим меня недостаткам. До свидания. Спасибо за внимание.

КОНЦЕНТРАЦИЯ

Письмо Н.Н. Фетисова в XXX век

Грядущим нашим потомкам, возможно, будет небезынтересно узнать, что и в наши дни полного равенства имелось еще некоторое расслоение, с целью чтобы не было уравниловки.

В частности, имелись, например, буфеты, куда не всякий мог влезть. Где сверху свешивались копченые осетры и колбаса-сервелат, сгущенное молоко и шпроты сияли, минеральная вода пузырилась, сухое вино создавало долголетие, а мясо – мякоть – различных сортов обеспечивало полную стабильность жизненного уровня.

Кроме того, были выстроены различные дачи, сокрытые от нескромного глазу в зеленом полезном лесу за безвредными высокими заборами. Там, среди дорожек, засыпанных чистеньким песочком и камушками, тоже кружилась определенная категория граждан, куда не всякий мог нырнуть. Они ходили в легких одеждах, читали журнал «Америка» и ничем вроде бы не отличались ни от кого из остальных.

И наконец, наряду с общими медицинскими больницами, где лежали ординарные труженики, существовали больницы особые, для тружеников оригинальных. Там лечились работники крупного пошиба, их жены, детки, тетки, бабушки и дядья, а также люди творческих профессий, члены творческих союзов – художники, композиторы, писатели, а также и еще какие-то люди, которых никто не знал, почему они лечатся именно тут, а не в каком-либо другом, более подходящем им по общественной ценности месте.

Замечу в скобках, что сообщаю я эти данные вовсе не из низкого злопыхательства, а просто констатируя факт, как летописец Пимен, чтобы ничего не ускользнуло от всевидящего ока Истории. В тех же скобках открою, сказав честно, что и другие больницы, другие дачи, другие магазины были, может быть, лишь чуть-чуть и похуже, чем вышеописанные, но они все равно были очень даже приличные и хорошие. В них всегда имелось все необходимое, а также ночевала иногда и роскошь. Например, крабы. Так что тут все в порядке и не наблюдалось никакого антагонизма. Просто я говорю, что были вещи одни, а были вещи и другие.

Вот так. А в этих специальных заведениях, что тут удивляться, ведь там все равно лежали выходцы из того же самого НАРОДА, что осаждает по утрам общественный транспорт, а вечером стоит в очереди. Так что тут мы имеем вовсе даже, наверное, и не РАССЛОЕНИЕ как таковое, а КОНЦЕНТРАЦИЮ, здоровую по своей основе, исполнению и замыслу.

К одному такому выходцу из народа, воспитанному вместе со мной в деревне Кубеково К-ского края, художнику Н. я и направился однажды на свидание, вооруженный опытом знания и всеми изложенными рассуждениями. Я и пришел в эту самую специальную больницу, поражающую глаз чистотой, порядком и зеленью. Зашел, отпихнул человека в халате, который мне сказал: «Ты куда?» – снял пальто, повесил его на первый попавшийся гвоздь, вынул из сумки личный белый халат, домашние тапки, взял сумку и пошел по бесконечным коридорам к своему знакомому художнику Н.

А только он меня сразу же нагнал, кого я отпихнул. И опять говорит: «Вы куда, товарищ?» Я тогда вынужден был остановиться и сказать:

– Я несу минеральную воду.

– Какую такую воду? – страшно удивился человек в белом халате и очках. В галстуке, брюках черных…

– «Боржом», – сказал я, отвернув от него лицо, и пошел дальше по бесконечным коридорам.

А только тот меня опять догоняет и снова теребит:

– Простите, но вы к кому идете, товарищ? А я ему в ответ:

– Я, товарищ, несу минеральную воду одному ТОВАРИЩУ. Мне ПОЛОЖЕНО к нему ходить!

Тут-то очкастый человек и призадумался сильно, услышав, что ТОВАРИЩ и ПОЛОЖЕНО. Но на всякий случай спросил:

– У вас и пропуск есть?

– Разумеется! – разумеется, ответил я, хотя пропуска у меня никуда и никогда не было и не будет.

Тогда этот бедный человек посмотрел на меня с горьким сожалением, но помня, в каком учреждении служит, махнул рукой и, что-то шепча (по-видимому, молитву), пошел от меня прочь.

И я от него пошел прочь. Я нашел своего приятеля художника Н., рассказал ему эту историю, и мы с ним долго смеялись. После чего я обвинил его в конформизме. Посмеялись и над этим, после чего я у него занял немного денег. Приятель обвинил в конформизме и меня, но денег дал. Так, весело хохоча, и расстались мы с моим приятелем художником Н., воспитанным вместе со мной в деревне Кубеково К-ского края.

Вниз я шел гордо. Внизу встретил стража, который тосковал, опершись о мраморную колонну. Он сделал вид, что не заметил меня, но когда я проходил мимо, он метнулся и ухватил за полу кого-то другого, мужика в пиджаке, который тоже куда-то пробирался с сумкой, полной еды.

– Вы куда, товарищ? – спросил он и его. Но тот не смог ничего толком ответить, и его с позором изгнали из больницы, велев приходить в урочный день и час.

Так что вот я и повторяю, чтобы вам все стало окончательно понятно, – никакого такого тогда расслоения не наблюдалось, а имелась лишь КОНЦЕНТРАЦИЯ, здоровая по своей основе, исполнению и замыслу.

В заключение добавлю, что я, Николай Фетисов, написавший все это, вовсе не хотел написать ничего такого, что кому-нибудь может не понравиться. Поэтому если то, что здесь написано, кому-либо не нравится, то я эту гадость немедленно изорву на мелкие клочки. И не стану ее замуровывать для потомков в бутылку, как я это только что собрался сделать.

Изорву на мелкие клочки и развею по ветру с крутого городского обрыва, где внизу – мутная речка Кача, справа – поселок со звучным именем Кронштадт, слева ведет на ГЭС бетонная супердорога, сзади – Центральное кладбище, уже закрытое для захоронений, а в небесах – синева, окоем, вечность и господь Бог!

С уважением

Н. Фетисов.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Как-то раз мы все, трудящиеся, ехали в своем маршрутном такси. Куда? На работу, конечно.

Ну, едем молча, и вдруг эдакая такая… фифа крашеная заходит на остановке, плохо закрывая за собой дверь.

Шофер ей сразу говорит:

– Вы, пожалуйста, дверочку за собой прикрывайте…

А фифа крашеная молчит.

– Дверочку хлопните за собой, а то кто-нибудь может на повороте выпасть.

Она же молчит и удобно устраивается в кресле спиной к движению, боком к двери.

Тогда один из пассажиров, Самсонов, солидный такой человек, даже вспылил:

– Девушка, вы что, не понимаете, понимаешь?.. Вам ведь говорят? Поберегите себя, понимаешь… Ведь вы покалечиться можете…

– Этого не бывает никогда, – сказала фифа крашеная, захохотала и тут же вылетела вон.

Выскочил шофер. И мы кое-кто, трудящиеся, вышли, любопытные.

Фифа крашеная лежала на городском снегу. Покалеченная. В гневе. Под глазом у нее имелся синяк, и она говорила такие речи:

– Я на вас подам на суд, шофер! Не думай, что тебе это так сойдет даром! Я запомнила твой номер. Он – КРЯ-КРЯ 11 – 13. Я восстановлю справедливость.

Шофер от таких слов натурально заплакал. Он вскричал, протягивая по направлению к нам свои короткие руки:

– Я ж вить предупреждал! Где справедливость, трудящие?! Вить она же, фифа крашеная, подаст! Она подаст, и я буду ответчик, а она – истец!

– И за «фифу крашеную» ты ответишь, – посулилась фифа крашеная. И, не желая вставать, тут же встала и пошла писать заявление.

Шофер тогда стал бить себя в грудь и кричать, ища сочувствия:

– Ах я несчастный! Лучше бы я сам выпал из своего же автомобиля!

Но мы молчали. Потому что время шло, а такси стояло. Вот если бы наоборот – тогда другое дело.

ПОРЫВ ДУШИ

Так и закончился этот замечательный спектакль. Товарищ Никодим лишний раз отер слезы платочком, лишний раз стукнул в ладошки и потянулся вслед за публикой из зрительного зала Театра юного зрителя, расположенного в городе К.

А был он служащий сильно вежливый да культурный. Он не только знал, как держать нож и как держать вилку. Он еще и всем дамамвсегда давал место, он всем дамам всегда дорогу уступал – путь, проход и пространство.

Вот и сейчас – он встал у выхода и принялся пропускать дам. Никодим их пропускал, пропускал, пропускал, а потом и видит – в театре он уже остался один. Все дамы и зрители уже ушли из театра, и Никодим остался в театре один.

Медленно гасли огни, и голоса удалялись, и сыростью внезапно потянуло – Никодим остался в театре один.

– Ау! Простите! Кто закрыл дверь! – крикнул было Никодим, но лишь собственное эхо, отражавшееся от бесчисленного кафеля и зеркал театрального покоя, слышал он в ответ.

– В конце концов, тут же должен быть какой-либо, по-видимому, служебный выход, – громко сказал Никодим. И отправился искать служебный выход.

Но ступив, заметил, что двигается гораздо медленней, чем обычно. Чуть передвигал ноги Никодим, тихо скользя по навощенному паркету. А вокруг – шторы, тяжелый малиновый бархат вокруг, и – темь, темь, темь.

В узком же коридоре вообще оказался мрак непроглядный. Никодим зажмурил глаза и вытянул дрожащие руки. Когда руки ничего нe касались – Никодим двигался, когда касались – Никодим останавливался. Так шел Никодим.

Но до каких, спрашивается, пор можно так идти? Никодим в отчаянье открыл глаза и увидел далеко-далеко размытый квадратик света.

Никодиму полегчало. Он ринулся, споткнулся и выбежал на сцену.

Никодим выбежал на сцену. Никодим стоял в центре сцены, на серой площадке, высветленной одним-единственным непогасшим софитом. Никодим стоял в центре сцены. Окаменели тяжелые кулисы. Неубранные декорации окаменели. С театрального неба свисала веревка. Никодим стоял в центре сцены.

И тут – случилось! Знаток манер, тишайший театрал с окладом 110 рублей вдруг грозно вгляделся в зиянье зрительного зала и завопил:

– Жабы и крокодилы! Порожденья ехидны! Слышите меня?! С вами говорит принц Никодим! Пришли смотреть мои страданья? Ха-ха-ха! Не выйдет! Я не обнаружу своих страданий! Я не покажу вам моих страданий! Я не выкажу вам своих страданий! Ибо я – счастлив! Я сижу в конторе с девяти до шести. Я занимаюсь ерундой. Меня грязью на улице обрызгали. Жена подарила запонки сволочам. Водоемы засоряют! Атомные испытания проводят! Я страдаю! Но я – счастлив! Ибо я – жив!

И он с ненормальной для тщедушного человека в очках ловкостью уцепился за свисающую веревку и стал активно раскачиваться, касаясь башмаками то фанерного леса, то бутафорского трона.

Разинув рты глядели на эту жуткую картину распада личности два заработавшихся театральных деятеля – заведующий литературной частью Альфред Карандиевский и машинист сцены Валентин.

Они смотрели, смотрели, а потом решительно шагнули из тьмы. И громко приказали:

– Эй! Гусь! Слазь!

А он их даже и не слушает. Он все пуще раскачивается. Он уже, можно сказать, летает. Он кричит:

– Я страдаю, но я – счастлив! Я жив! Я страдаю! Я счастлив!

– Побьем! – пригрозили деятели.

– Бить иль не бить – не в том вопрос! – крикнул раскачивающийся «принц». – Не в том! Кыш! Ну! Идиоты!

И, сделав вираж, он улетел в направлении директорской ложи, где глухо шмякнулся оземь.

И наступила строгая тишина. Веревка, правда, еще маленько поскрипывала, а потом наступила строгая тишина.

– Пошли-ка его обнаружим, Альфред! – обрадовался машинист. – Пощупаем, что за черт!

Но опытный в делах подобного рода Карандиевский не радовался. Он сказал:

– Ты это дело брось, Валентин! Брось! Понял меня? Брось! Еще неизвестно, кто кого обнаружит. Может, это – порыв души? Может, и это – искусство? Понял? Пускай его утром дяди ищут и штрафуют на червонец. А ты туши свет, сынок! Утра вечера мудренее!

– Понял! Все с ходу понял! – гаркнул Валентин, и они ушли.

Они пошли в шашлычную «Эльбрус», где, выпив водки, громко разговаривали об искусстве.

– Эй ты, патлатый, ты что, в Африку собрался, сопляк? – обратился к длинноволосому Валентину незнакомый толстяк, окруженный цветущими красотками.

Мешковатый Карандиевский молчал, а машинист сцены Валентин внимательно посмотрел на толстяка и ударил его по лицу.

Посыпалась посуда, закричали красавицы, и все трое, включая толстяка, ночевали в пятом отделении милиции.

А Никодим к утру исчез. Он исчез и совершенно правильно сделал, что исчез. Дожидаться с его зарплатой десятирублевого штрафа было бы чистым безумием.

Так и закончился этот замечательный спектакль.

СТАРАЯ ИДЕАЛИСТИЧЕСКАЯ СКАЗКА

Под прямыми лучами солнца, принадлежащего Украинской ССР, нежились на галечном пляже друзья по курортной комнате: доктор Царьков-Коломенский Валерий Иванович, полковник Шеин и некто Рябов, не совсем простой человек.

Разговор тянулся вялый. Слова доктора были в основном посвящены чудесным свойствам лекарства с дурацким названием «мумиё». Это лекарство доктор сам прошлый год с компанией искал в Присаянской тайге. И нашел. А сейчас об этом рассказывал. Полковник в ответ крякал и пыхтел. А Рябов вообще молчал, вытянувшись в шезлонге и не сняв золоченых очечков. Сам был робкий, застенчивый, унылый. Трудно сходился с людьми.

Постепенно, как это водится только у русских, разговор перекинулся с частностей на всеобщее. Царьков вдруг заговорил обо всем чудесном, что, несмотря на науку, еще присутствует в жизни.

– Ибо наука – враг всего чудесного, – твердил он, оглаживая свою черную и крепкую бороду. – Где есть наука – там нету места чудесному. И наоборот!

– Совершенно верно, – согласился Шеин. А Рябов и опять смолчал.

– Собаки, например! – вяло кричал доктор. – Им не нужно лекарств! Сами себе ищут травку. И получается, что все наши научно-исследовательские институты – ничто по сравнению с обонянием обычного Бобика.

– Ну, уж вы… – запыхтел полковник. – Это ж даже ж, хе-хе-хе, определенное отрицание вашей же науки Гиппократа.

Как видите, спор принимал интересное направление.

– Не, – вдруг сказал Рябов. Друзья посмотрели на него.

– Что означает ваше «не», юноша? – напружинился полковник.

– Вы со мной несогласны? – заинтересовался доктор.

Тут Рябов страшно смутился. Он схватился за очечки, протер их, снова надел и заявил дрожащим голоском:

– Что вы! Я – за вас. Но я и не против вас, – поспешил он объясниться с полковником. – Я, то есть мы с вами, доктор, не отрицаем всякую науку. Мы просто подчеркиваем многовариантность бытия, правда? Ведь возможности человека использованы всего лишь на 0,000001 %. Человек, например, может все. Он даже может, усилием воли, разумеется, зависать в воздухе!

– Чего? – удивился офицер.

– А – летать, – тонко улыбаясь, пояснил Царьков. – Наш друг хочет сказать, что человек сам и безо всего может летать, если того захочет его разум. А только это… – он выдержал паузу, – это – старая идеалистическая сказка.

– Во-во, – поддержал полковник.

– Не летать, – осмелился уточнить Рябов. – А лишь зависать в воздухе.

Доктор улыбался. Полковнику же при этих словах страшно захотелось пива. Полковник сглотнул, а доктор почти вежливо обратился к Рябову:

– И это всем простым людям дано или только избранным личностям?

– Не знаю, – потупился Рябов.

– А вы сами не можете продемонстрировать нам такой дивный случай?

– Могу, – тихо сказал Рябов.

– Но, разумеется, не желаете? – рассмеялся доктор.

– Не хочу, но могу. Впрочем, могу и несмотря на нежелание, – совсем запутался Рябов.

Доктор вежливо захлопал в ладоши.

И тогда Рябов частично сложил шезлонг, превратив его в стул. Сел на стул. Напружинился. И немедленно медленно поднялся в небеса.

Представляете, какое тут наступило молчание?

Полковник дышал открытым ртом. А доктор спросил заикаясь:

– Ну и что? Что там видно?

Сверху донесся унылый голос Рябова:

– Космос! Открылась бездна, звезд полна! Окоем! Тучки небесные, вечные странницы! Философия! И, кроме того, тут, оказывается, рядом женский пляж, весь усеянный голыми женскими телами.

– Неужто… совсем… голыми? – задохнулся полковник.

– Натурально голыми, – так же уныло прокричал Рябов.

– И все… э… прелести видно? – оживился доктор.

– Ну…

– Так ты это, Рябов! Ты возьми нас с собой, – засуетился полковник. И обратился к доктору: – Валерий Михалыч, скажи хоть ты ему, чтоб он нас взял!

– Рябов! – крикнул доктор. – Ты слышишь?

– Низзя, – уныло, нерешительно отвечал Рябов.

– Ну, Рябов, не знали мы, что ты такая свинья, – горько сказал полковник.

– Да уж, – сухо подтвердил доктор.

– Правда же – низзя, – жалобно сказал Рябов. Но все-таки сильно снизился.

Доктор с полковником подпрыгнули и уцепились. Но стул не выдержал такой перегрузки и сразу упал вниз на то место, где он и раньше стоял. Упал, вызвав окончательное оцепенение у собравшегося пляжного народа, который стал невольным изумленным свидетелем вышеописанного.

Все друзья, кроме Рябова, раскатились по галечному пляжу, причинив себе некоторый телесный вред. Доктор горько пошутил, вытирая сочащуюся кровь:

– Вот оно! Факт, как говорится, на лицо!

У полковника под глазом наливалась синяя гуля.

А Рябов молчал. Он тихо сидел на стуле, и при первом же взгляде на него становилось ясно, что человек этот не совсем прост. Такие люди опасны для общества, и как только они где появляются в общественном месте – у них необходимо с ходу требовать документы! Такие люди опасны для общества! Таких людей неплохо бы и вообще изолировать от общества куда-нибудь подальше!

БЛАГОРОДНЫЙ ПОСТУПОК НА ОБЩЕСТВЕННОМ ТРАНСПОРТЕ

Чувствую, что никуда мне не деться от общественного транспорта: от троллейбусов, автобусов, трамваев. Он, они окружают меня повсюду и наполняют мою жизнь.

Поэтому чтобы отдать транспорту транспортово и снять перед ним шляпу, я и привожу нижеописанную благородную историю, которая недавно приключилась со мной на транспорте и которую я запомню из благодарности по гроб жизни.

…Ехал я как-то с работы. Вернее, не ехал, а стоял на остановке. Время идет. Автобусы шыньг-шыньг мимо. И мой № 7 тоже. Не останавливается.

А я тут знаю, что делать. Я сразу взял и закурил дорогую «Столичную» сигарету из пачки ценой сорок копеек.

Ну и точно. Я и затянуться не успел, как появился из-за угла и встал передо мной мой № 7 с раскрытой задней дверцей.

Я выкинул дорогую сигарету и полез в теплую автобусную массу, состоящую из человеческих тел, держа над головой портфель.

Меня за портфель в автобусе всегда очень ругают. Мой портфель не приспособлен для автобуса. Если его держать над головой, то из него начинает сыпаться всякая дрянь гражданам в глаза: табачные крошечки, монетки, спички, бумажечки, вода какая-нибудь из него льется, жидкость.

Ругаются ужасно.

А если его опустить вниз, то тоже нельзя, потому что он не дает людям стоять на его месте. Они думают, что вот пустота и устремляются, чтобы стоять, а там видят портфель, и их это очень озлобляет.

А если влево или вправо, то есть к окну, то вообще скандал. На вытянутой руке мне его все время не удержать ввиду слабого телесного развития, и приходится склоняться, пристраиваться за портфелем. А тут сидящие пассажиры начинают кричать так:

– Не наваливайтесь! Держитесь как следует! Я вам вовсе не подушка!

Ужасное положение! Я раз даже попытался подсунуть портфель к кондукторше, так она и рассуждать не стала. Взяла да и плюнула на мой портфель сухой слюной. Я его и забрал, оплеванный.

Итак, я залез в автобус и стою, притиснутый костями к закрывшейся резиново-стеклянной двери.

И тут, замученный, обливающийся потом, я слышу нечто. И это нечто произносится стальным мужским голосом с богатой модуляцией:

– Давайте-ка ваш портфель сюда!

Мысли мои расщепились, как атомные ядра, в моей бедной голове произошел взрыв, и я, повернутый лицом к автобусной двери, не видящий, лишь пролепетал:

– Это куда «сюда»?

– Да вот сюда, мне. Я сижу и подержу ваш портфель, – сказал стальноголосый.

И я, не видя куда, где, передал куда-то портфель и сам остался стоять – прижатый, оцепеневший, замученный, потный.

Едем дальше, и тут, конечно, вышло как всегда выходит: в автобусе как-то все на ходу уплотнилось, сжалось, утряслось, так что я смог и вдохнуть полной грудью и развернуться от двери на 180 градусов.

Вот тут-то я и увидел картину, настолько поразившую мое бедное сердце, что я ее, эту картину, не забуду никогда.

На заднем сиденье, окруженный и сдавленный пассажирами, среди толчеи и жары мирно дремал молодой человек лет тридцати пяти, держа на своих коленях мой портфель.

И ничего-то в нем особенного не было. Лысоватый молодой человек. Бритый. В нейлоновой сорочке. Вернее, небритый, если приглядеться. И рубашка грязная. Ничего особенного.

Но он держал на своих коленях мой портфель и был мне тем самым милее всех других трудящихся.

Я ему говорю, трогая пальцем за плечо:

– Товарищ! Я уже все. Я распрямился. Давайте мне портфель.

Неожиданно зоркие глаза поднял на меня дремавший благодетель:

– А вы что, сейчас выходите?

– Нет. Не выхожу.

– Так вы стойте, а я подержу. Это не составит для меня ровно никакого труда.

И опять закрыл свои зоркие глаза.

И тут я не выдержал. Скупые слезы заструились из обоих моих глаз. Вниз по щекам. Слава Богу еще, что в автобусе все ехали мокрые и потные, так что я даже в слезах ни от кого не отличался, а то что бы сказали люди, увидев меня плачущим?

Проплакавшись, я огляделся.

Автобус несся полным ходом. Попритих шум, попритих и галдеж. Многих сморило. И сидел на заднем сиденье и спал, храпя, молодой человек лет эдак тридцати пяти, и на его коленях – мой портфель.

А дальше – едущий автобус стал пустеть, опустел, я сел, мы приехали на конечную остановку, автобус там немного постоял, мы поехали, автобус доехал до противоположной конечной, мы опять поехали, а благородный молодой человек все спал и спал. Он заснул, не выпуская из рук моего портфеля.

Я не давал его обижать. Я брал за него проездные билеты, а также отгонял веточкой мух от его спящего лица.

И уже спала дневная жара, стало темнеть, когда молодой человек наконец проснулся. Он сказал: «Где я?» – потом молча отдал мне портфель и тихо встал на ступеньку около дверцы, примолвив кондуктору, что он сейчас выходит.

Я кинулся к нему и сказал:

– Что мне сделать для вас? Благородный вы мой человечище? Может, мне вам дать рубль?

– Не надо, – сказал молодой человек, – у меня у самого сегодня была получка.

И, помолчав, добавил:

– Это будет нехорошо.

И открылась дверь, и он спрыгнул, и он стал уже исчезать в наступающих сиреневых сумерках, когда я крикнул, простирая руку и нисколько не боясь, что мне ее прижмет автобусной дверью.

– Хотите, я подарю вам свой портфель?

Приблизившееся из полутьма бледное лицо молодого человека сказало мне:

– Хочу, но не надо. Это сведет к нулю весь мой благородный поступок на общественном транспорте.

– Так что же мне сделать для вас, жестокосердный и благородный вы мой мучитель?

– Вот что, – сердито нахмурясь, сказал молодой человек, – вовсе ни к чему вся эта мелодрама. Я совершил обычный благородный поступок, а вы зачем-то желаете меня благодарить.

И он, обиженный, стал окончательно исчезать в загустевших сумерках, и оттуда еще раз, последний раз раздался его голос:

– А если вы хотите сделать тоже что-нибудь полезное, то постарайтесь, чтобы этот поступок попал в печать. Чтоб кой-кто призадумался, кой-кто покраснел, а кой-кто обрадовался.

И исчез.

Вот я и стараюсь. Я описываю его поступок, полный благородства, и не могу уже больше писать от волнения. Как вспомню тот день, как вспомню, что завтра снова ехать на работу, так весь волнуюсь и вздрагиваю. Не могу больше писать! Простите меня!

ХОРОШАЯ ДУБИНА

Городская сказка

Жена сказала мужу:

– Если ты, скотина, посмотришь в зеркало, то увидишь там лицо полного, обрюзгшего идиота. Ты не даешь мне денег на хозяйство, потому что у тебя их нет при зарплате 125 рублей плюс 40 процентов прогрессивки в квартал. Прошлый раз ты мне дал 15 рублей, а из остальных взял 30 рублей взаймы, из которых, я знаю, уже истратил 10 рублей на такси и на 15 купил различных продуктов: хлеба, молока, яичек, масла, мяса, круп. Ты не уважаешь меня и относишься ко мне оскорбительно, смея приводить в пример женщин-декабристок, потому что ты подлец, хам, свинья и неотесанный неуч, у которого нету ничего святого Ты совершенно опустился и тянешь меня на то дно, где всегда лежал и чавкал, находя в этом удовольствие. И я когда-нибудь уйду от тебя к маме, потому что дальше такое продолжаться не может. Мы должны, наконец, серьезно поговорить, и если мы не понимаем друг друга, то нам лучше расстаться, потому что женщине нужен орел, а не мокрое ощипанное животное, петух с интеллектом неандертальца и выпученными от слабоумия глазами.

А муж посмотрел в зеркало и нашел, что она не права.

– Душенька, успокойся, – сказал он. – Я очень тебя люблю и прошу, чтоб ты не орала, как стерва, отчего твой чудный, милый голосок становится отвратительным и визжащим, как у подвальной крысы, и тогда нет никаких сил жить с такой змеей, а лучше повеситься в лесу, как Иван Сусанин, которого повесили поляки за то, что он неправильно указал им дорогу. Я слишком люблю тебя, но хочу также и уважать, поэтому требую немедленно прекратить скандальные сцены, позорящие тебя и меня, позорящие нас, нашу любовь и затемняющие будущее. Обожание мое переходит всякие границы, но я прошу тебя не пользоваться им в утилитарных целях, а то я когда-нибудь выйду из терпения, и последствия этого будут самые ужасные. И я надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду, потому что я неоднократно говорил тебе это, но ты не внемлешь моим разумным словам, а лишь даешь волю нервам, тоске, унынию и печали неизвестно по какому поводу, ибо нельзя же всерьез считать причиной нашего напряженного разговора вонючую сумму в 125 рублей, которая определена мне как содержание за мою жизнедеятельность на этой земле?

Дама замигала и неожиданно разрыдалась, открыв рот и уткнувшись лицом в подушку, в хрустящую накрахмаленную наволочку. Кавалер, почувствовав угрызения совести, успокоил ее, осушил слезы словами и делами любви, после чего вышел на кухню их двухкомнатной кооперативной квартиры во Втором микрорайоне Теплого Стана, притворив за собой дверь, чтоб жена не слышала, как он оттачивает трехгранным напильником столовый ножик… Чтобы это ей не мешало.

– Несправедливо, несправедливо, – бормотал он, работая.

Жена спала. Он убедился в этом, засунув в дверь комнаты свою круглую плешивую голову, после чего вышел на лестничную клетку и осторожно, пытаясь не звякнуть ключами, крепко запер за собой дверь.

Он прошел несколько кварталов до югославского магазина «Ядран», расположенного в Третьем микрорайоне, и, круто изменив направление своего маршрута, внезапно углубился в зимний городской лес, который тянулся на несколько километров по перпендикуляру от Профсоюзной улицы до Ленинского проспекта, а в продольном направлении тоже на несколько километров – от улицы Теплый Стан до улицы Обручева, и был в это время года и дня тих, пуст, темен, безлюден. Он вырезал отточенным ножом хорошую дубину и присел в засаде около одинокой волейбольной площадки, которая действовала даже зимою, но, естественно, в светлое время суток, а не тогда, когда все так страшно и все так сумрачно вокруг, и пруд с хлорированной водой в зоне отдыха замерз, и не шелохнется снежная ветка, и ни одна сволочь не бежит по тропинкам «бегом от инфаркта», и собаки не гадят на дорожках, и разрумянившиеся лыжники не скрипят палками по снежку, и прогуливающая интеллигенция Теплого Стана не ведет своих наглых посмеивающихся разговоров, кутаясь в перекидные шарфы и воротники надувных пальто гонконгского производства, что приходят в посылках и продаются желающим за стоящие деньги. Страшно, Господи! Ох как страшно в зимнем лесу, где человек практически забывает в такие минуты о прекрасности жизни, а думает всякую бяку, гадость всякую, безблагодатную и бесперспективную!.. Страшно…

А вот Внуков А. Н. ни о чем прекрасном не забывал, и ему абсолютно ничего не было страшно. Ибо это был гражданин СССР из породы тех самых лиц, с которыми власть и общество упорно борются по линии коррупции, поскольку эти граждане крадут все, что есть, и продают налево, совершают приписки, берут взятки, устраивают знакомых и родственников на такие же места, как те, где они служат сами. Они ходят в сауну, смотрят по видео фильм «Последнее танго в Париже», ездят на «Жигулях» и «вольво», скупают старинную мебель, посуду, картины, книги, пьют баночное пиво, виски, джин и определяют детей в хорошие высшие учебные заведения, где эти «цветы зла» учатся за казенный счет и даже становятся иногда высококвалифицированными, нужными родине специалистами, зачастую даже и не подозревающими о подлинном моральном облике их родителей. Эх, дети! Они обычно витают в заоблачных сферах, предаваясь грезам и мечтам до того самого времени, пока суровый народный суд не расставляет все точки над i, после чего тут же взрослеют…

И Внуков А. Н. был очень доволен своим рабочим днем и вечером, который он провел в ресторане «Хунзах», расположенном на улице Теплый Стан, откуда он, проживая в Девятом микрорайоне, решил прогуляться по воздушку, распахнув полы своей турецкой дубленки и сдвинув на затылок бобровую шапку. Посвистывая, этот веселый сорокапятилетний человек шел себе по лесной тропинке, совершенно не чуя абсолютно никакой беды и лишь перебирая в голове, как турок четки, различные свои приятные мысли и мыслишки, связанные с ресторанным пребыванием, где в его честь был устроен небольшой банкет на 350 рублей, в конце которого Внукову А. Н. была с поклоном вручена определенная сумма денег. Он даже затянул грузинскую народную песню «Мралаважмиер», но столь явно не обладал голосовыми данными, что его невнятная музыка была быстро погашена морозным воздухом. С ветвей шурша осыпался снег, в прогалинах виднелись уютные огоньки многоэтажек, и он наддал шагу, желая поскорее очутиться в кругу семьи, но, поравнявшим с волейбольной площадкой, внезапно остановился и, как волк, повел носом, ибо НЕЧТО вдруг затормозило ход его движения, чувство ОПАСНОСТИ, которое никогда не подводило его, отчего и существовал он в довольстве, достатке, счастье, надеясь прожить с этим чувством до самого конца отпущенных ему Господом дней.

Но в этот раз он даже не успел ничего предпринять. Тяжелый удар пришелся сзади по шапке, ноги у Внукова А. Н. подкосились, и он бездыханный упал в сугроб.

А муж возвратился домой уже поздней ночью, вдосталь напетлявшись по лесным тропинкам, наездившись в автобусах, троллейбусах, трамваях. Открывая дверь, он снова пытался не создавать шума, но когда разделся, надел тапки и прошел на кухню, то тут же запел песню из репертуара ленинградского рок-ансамбля «Механический удовлетворитель», нечто вроде:

Скоро настанет весна.
Налипнет на подошвы дерьма…

Жена холодно глядела на него, не зная, как правильно ценить возбужденное состояние мужа. Она сидела за кухонным столом, крытым импортной клеенкой, и пила чай внакладку. Перед ней имелось яблочное варенье в вазочке, рубленая ветчина Каунасского мясокомбината, сыр с тмином из Шяуляя, полтавская колбаса и эстонские соленые галеты.

На всякий случай она хотела отвернуться, но муж не дал ей этого сделать, сразу же вынув из кармана увесистую пачку денег.

– О, сколько у тебя денег! – не удержалась она от удивительного восклицания.

– Вот это я нашел в лесу, – тяжело дыша, сообщил он.

Они пересчитали деньги. Их оказалось ровно 10 000 рублей красными червонцами.

– Мы должны заявить о находке в 127-е отделение милиции, – хотела твердо высказаться жена, но муж снова не дал ей этого сделать, объяснив, что если кто предъявит находку, то на долю заявителя придется лишь никчемная ее часть, а именно – один процент, то есть всего-навсего 100 рублей, которые не сделают погоды, даже если их обоих наградят золотыми именными часами за проявленную честность. Он либо ошибался, либо сознательно лукавил, этот муж, – ведь всем в СССР, даже малым детям, известно, что Государство дало бы им за находку гораздо больше, чем 100 рублей, не говоря уже о моральном уважении от общества. Но не в этом дело…

А в том, что они оба тихо засмеялись и зажили с тех пор весело и счастливо. Они положили деньги в пустую коробку из-под кубинских сигар, когда-то подаренных им на свадьбу, и стали прибавлять к своему ежемесячному бюджету всего лишь по 200 рублей, правильно рассчитав, что указанной суммы им хватит на 4,16 года. Не обошлось и без небольшого спора: жена предлагала сразу же купить югославскую стенку за 2016 рублей и зеленую плюшевую мебель финского производства, как у их друзей, живущих неподалеку от Смоленской площади в кооперативе Большого театра, но муж решительно воспротивился этому, объяснив, что здоровье дороже и летом они поедут в Прибалтику, осенью в Крым, зимой в Грузию. Жена легко согласилась с ним, потому что тоже была очень умной женщиной.

Вернемся к потерпевшему Внукову А. Н. Отлежавшись в сугробе, он пришел в себя, ощупал затылок, определив на нем изрядно, вздутую шишку, оценил руки, ноги, грудь и, убедившись, что все находится в порядке и наличии, включая бобровую шапку, больше ничего ощупывать и оценивать не стал и весело продолжил свой путь, страшно удивляясь происшедшему и потеряв от этого почти всю свою бдительность, не чуя совершенно почти никакой беды.

Которая заключалась в том, что дома его уже ждали. Он понял это по заплаканному лицу Тамары, открывшей ему дверь, и по лицам двух высоких мужчин в кожаных пиджаках, мгновенно выросших за ее спиной. В глубине квартиры, под картиной работы кисти раннего Боера, сидела дочь Внукова А. Н. Лена Внукова в дымчатых «полароидах», нервно крутя в тонких изящных пальцах австрийскую сигарету «Майдл сорт». Он кивнул дочери, но та отвернулась.

– А в чем, собственно, дело, товарищи? – спросил он.

– Пройдите в гостиную, и вам все станет ясно, – сказал один из «кожаных пиджаков».

Медленно разматывая шарф, Внуков А. Н. прокрутил в голове все комбинации по собственному спасению, но ни одна из них не давала ему искомого результата. Он мельком подумал, что на Западе сильное распространение получили у деловых людей электронные компьютеры, способные принимать мгновенные решения в сотые доли секунды, и вздохнул – как мы все-таки отстали, у нас этот компьютер сразу же сгорел бы от напряжения ясным огнем и денежки, траченные на его покупку, сгорели бы тоже.

Он шагнул в комнату и, конечно, тут же увидел этого сукина сына, с которым они целовались 40 минут назад в вестибюле «Хунзаха», когда швейцар надевал на Внукова пальто, получив за это рубль. Рядом с подлецом на диване сидели какие-то молодые спортивные ребята, которые в дальнейшем фигурировали как понятые.

– Ну что, стыдно, шакал? Так-то ты мне платишь за мою доброту и участие? – обратился он к Рафаилу, и тот, съежившись от позора, лишь провел ладонью по горлу, дескать, зарезали, что делать,извини, друг, и Внуков А. Н. брезгливо отвернулся от этого нечеловека.

– Так в чем же все-такидело, товарищи? – повторил он, устроившись в кресле и перекинув ногу за ногу.

– А то вы не знаете, гражданин Внуков, – не удержался один из понятых, но мужчины в коже посмотрели на него строго, и старший из них по чину сказал примерно так:

– Гражданин Внуков А. Н., в присутствии понятых мы будем вынуждены произвести на вашем теле личный обыск с целью изъятия у вас меченых денежных знаков в сумме 10 000 рублей, которые вы получили в качестве взятки от гражданина М. – Он указал на Рафаила, и тот согласно кивнул головой. – О чем гражданином М. сделано соответствующее заявление, признанное компетентными органами явкой с повинной. Прошу начинать… Женщины, – обратился он к Тамаре и Лене, – вы можете пока удалиться на кухню.

– Нет, я останусь! Я хочу все видеть собственными глазами! – вспыхнув, сказала Лена, а Тамара лишь тихо плакала, бесшумно сморкаясь в батистовый носовой платок с монограммой.

– Что ж, ваша воля, ваша владеть, – пробормотал Внуков А. Н.

– Что?! – подняв голову от заполняемого бланка протокола, спросил второй «кожаный пиджак», но Внуков А. Н. уже стушевался, размяк, и вопрос повис в воздухе, после чего процедура началась.

И тут же закончилась, к превеликой досаде почти всех присутствующих, ибо денег, как уже следовало бы догадаться, естественно что не оказалось же.

– Где деньги? – спросили Внукова А. Н.

– Какие деньги? – удивился он, наливаясь кровью, после чего немедленно заорал, завопил, затопал ногами, заохал, застонал, пнул ногой гражданина М., суля всем оклеветавшим его страшные кары и месть вплоть до понижения по службе, хватался за сердце, и сияющая Тамара принесла ему в зеленой рюмочке патентованное заграничное лекарство, с ненавистью глядя на служивых людей.

– Вы ведь прямо по лесу шли? – неуверенно спросил один из них.

– Не ваше собачье дело, где я шел! – взвизгнул Внуков А. Н. и тут же немедленно был вознагражден за перенесенные испытания тем, что подле него вдруг оказалась Лена, снявшая наконец свои темные очки, против которых он часто протестовал, утверждая, что они портят миловидное выражение ее не очень-то красивого лица.

– Я всегда знала, что ты честный человек, папка, и говорила об этом девочкам, – сказала она, и слезы в ее прекрасных глазах задрожали, как бриллиантовые сережки в ее же ушках.

– Доченька моя, милая, – не выдержав, зарыдал и Внуков А. Н. – Ты видишь, как сложна жизнь, как много в ней грязи, лжи, несправедливости, но пускай все случившееся послужит тебе хорошим жизненным уроком в смысле оптимизма и постижения прекрасности жизни, чего, что уж тут греха таить, зачастую так не хватает современной молодежи, иногда предающейся пессимизму, нигилизму, унынию, а то и голой отрицаловке, неверию во все то хорошее, что существует на земле испокон веку и будет существовать до тех пор, пока останется жива хоть одна душа, пока не потухнет солнце! Верь, дочь моя! Верь во все прекрасное и светлое, ибо дорогу осилит идущий, а обрящется лишь ищущему и верующему!

«Кожаные пиджаки» захохотали, смеялись понятые, Тамара, гражданин М., улыбнулась сквозь слезы Лена, заливался соловьем и Внуков А. Н.

Они смеялись. Давайте и мы оставим наконец печаль и тоже засмеемся – открыто, весело, счастливо, легче и интенсивнее, чем раньше. Давайте наконец-то бросим валять дурака. Давайте наконец-то будем как дети!

ПРИМЕЧАНИЯ

{1} Согласен, что дрянное название дал я «рассказу», но, к сожалению, лучшего ничего не могу придумать Бегает мозг, мечется, как мышь
{2} Имя моей последней жены Жены Последней
{3} Имя одного из моих Ближайших Приятелей
{4} Имя другою моего Ближайшего Приятеля Все имена в моем «рассказе» скрываются, чтобы читатель не подумал, будто рассказ этот автобиографический
{5} Мое имя.
{6} Фамилия, имя, отчество гражданина, у которого я снял жилплощадь за 60 руб. в месяц.
{7} Пример логически-филологической путаницы, подчеркивающей размытость жизненных реалий.
{8} Моя Бывшая Любовь. Я ее очень сильно любил.
{9} Дикое слово, возникшее на основе еще более дурацкого сочетания слов «литературный уровень» Это же надо такую пакость придумать – «литературный уровень»!
{10} «Мерзнет девочка в автомате, прячет в зябкое пальтецо все в слезах и губной помаде перемазанное лицо». Цитирую по памяти. Книгу украли
{11} Это не уничижительное слово, а эквивалент слова «умный».
{12} Не Весна, а весна.
{13} Нужное – подчеркнуть, ненужное – вычеркнуть
{14} Сексуально-морально-физический
{15} Название одного среднерусского города
{16} Цитата из уважаемого мной поэта
{17} Не «Правды», а Правды
{18} Сознаю, что метафора сильно хромает, но поделать с собой ничего не могу.
{19} Один сукин кот, прочитав этот «рассказ», напечатанный в моей рукописи, не удержался и приписал на полях рифмованную махровую пакость. Этот человек – негодяй и пошляк Я в данный момент порвал с ним все отношения. Я против эпатажа
{20}Мы говорили по междугородному телефону.
{21} Подруги
{22} Эти реплики были (расставьте сами в соответствующих местах, если не лень):

1) Когда это я тебе плевал в рожу?

2) Разве мы когда-нибудь об этом говорили?

3) Оказывается, ты с самого начала играла?

4) Оказывается, ты с кем-то советуешься о наших делах?

5) А как же ты говорила, что тебе от меня ничего не надо?

6) А как же ты говорила, что не будешь мешать мне, а я – тебе. И что мы всегда будем жить раздельно, иначе погибнет наша любовь.

7) Ты понимаешь, что если мы поженимся и будем жить вместе, то это означает, что наша любовь закончилась?

8) Я был искренен, а ты, значит, все высчитывала?

9) Ты сама разрушила все!

{23} О, Боже! Когда я понимаю, что она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могла ТАК сказать, т. е. «попросить прощения» (!), мне самому хочется наглотаться снотворных таблеток. И не 50 штук съесть, а 100. И никуда после этого не звонить.
{24} Внимание! Я чувствую, что лав стори приобретает пошлый морализаторский оттенок Ну и пусть, это очень даже хорошо!
{25} Название города
{26}Имя прославленного советского маршала