Поиск в нашей библиотеке и на сервере imwerden.de
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 

Сделать стартовой

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских


 

Роберт КОНКВЕСТ
(1917-2015)

      Роберт Конквест (англ. Dr. George Robert Ackworth Conquest, р. 15 июля, 1917) — британский разведчик, дипломат, автор работ по политической истории, писатель-фантаст, поэт. Участник Второй мировой войны. В молодости — член Британской компартии, впоследствии — антикоммунист.
      Родился 15 июля 1917 года в семье американского бизнесмена и англичанки. Учился в школе Винчестер, в университете Гренобля и колледже святой Магдалены в Оксфордском университете. Во время годичного перерыва в учёбе совершил поездку в Болгарию. После возвращения в Оксфорд в 1937 году вступил в коммунистическую партию, из которой вышел спустя 2 года. В 1939 году окончил учёбу в Оксфорде с невысоким средним баллом. С началом второй мировой войны поступил в пехотный полк, где был зачислен в отделение разведки. В 1940 году женился на Джоан Уоткинс. В 1942 году прошел четырехмесячное обучение болгарскому языку в Школе славянских исследований. В 1944 году был направлен в Болгарию офицером связи с силами болгарского сопротивления, сотрудничавшего с СССР. В Болгарии встретил Татьяну Михайлову, которая впоследствии стала его второй женой. С окончанием войны был переведен на дипломатическую службу. Работал пресс-атташе в английском посольстве в Софии. В 1948 году вернулся в Лондон вместе с Татьяной Михайловой. Женился на ней после развода с первой женой.
      До 1956 года Роберт Конквест работал в службе, официально именуемой Департамент Исследования Информации (IRD) министерства иностранных дел (в британских посольствах глава отдела IRD отвечал за выдачу «исправленной» информации журналистам и общественным деятелям). Двумя главными объектами его исследований были Третий мир и Советский Союз.
      Работал в британской делегации в ООН. В 1960 году вышла его первая книга, посвящённая депортациям народов в СССР. В 1962 году развёлся со второй женой, заявив, что у неё обнаружились симптомы шизофрении. В 1962-1963 гг. Конквест работал литературным редактором в The Spectator. В 1964 году женился на американке Кэролин Макфарлан.
      По предложению IRD Конквест написал книгу о Советском Союзе («Большой террор: сталинские чистки 30-х годов»).
      В дальнейшем совмещал работу в университетах с написанием книг по заказу правительств США и Великобритании. Все они были пропитаны «духом холодной войны». В 1984 году Президент США Рональд Рейган поручил Конквесту написать материал для его президентской кампании, чтобы «подготовить американский народ к советскому вторжению». Текст получил название: «Что делать, когда придут русские? Руководство по выживанию». Роберт Конквест написал ряд работ о Голодоморе на Украине, которые получили высокую оценку украинских историков и правительства Украины.
      В настоящее время — научный сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете (США).
      Конквест является также автором множества статей, фантастических рассказов и трёх сборников стихотворений. Он был одним из членов литературной группы Движение (Кингсли Эмис, Филип Ларкин и др.).
      (Из "Википедии")


    Книга "Жатва скорби. Советская коллективизация и террор голодом" — перевод с английского Исраэль Коэн и Нели Май — прислал Давид Титиевский

          Предисловие к русскому изданию:

          Я приветствую это русское издание "Жатвы скорби".
          На сегодняшний день эта книга является единственным историческим отчетом о важнейшем периоде советского прошлого. Она отражает страшное время кровавой сталинской эпохи, тяжелейшее по числу своих жертв. В книге показано, как под тиранией Сталина и его приспешников было уничтожено все старое крестьянство, а вместе с ним вырублены и исторические корни русского, украинского и других народов. При отсутствии правдивой истории этих событий мне представляется важным, чтобы моя книга дошла до русского читателя.
          "Жатва скорби" вышла в свет в Англии в конце 1986 года. За последующие два года в Советском Союзе были опубликованы материалы, подтверждающие многое из написанного мной. Долгие годы в СССР говорилось об успехах коллективизации. Теперь от этой лжи пришлось отказаться. Утверждалось, что ее жертвами стали только кулаки. И от этой лжи теперь отказались. Я писал о десяти — двенадцати миллионах крестьян, высланных в процессе раскулачивания. Сегодня весьма авторитетный советский ученый говорит, что раскулачиванием было захвачено не менее пятнадцати миллионов крестьян, из которых два миллиона было переброшено на строительные работы, а остальные (не менее тринадцати миллионов) депортированы в отдаленные районы страны (академик В.Тихонов, "Литературная газета" от 3 августа 1988 года).
          Утверждалось, что в 1932-1933 гг. не было голода, и разговоры о нем истолковывались как антисоветские выступления. И лишь несколько лет назад признали, что голод существовал, объясняя его саботажем кулаков и засухой. Неприятие такого объяснения интерпретировалось как антисоветизм. Позднее, однако, признали: голод был спровоцирован политикой правительства. Но по-прежнему не признавалось, что таков был замысел Сталина и его окружения. И эта точка зрения квалифицировалась как антисоветская. Сегодня в СССР признают, что и это имело место, однако утверждения, что погибло больше четырех-пяти миллионов, считают антисоветскими... Все это важно отметить хотя бы для того, чтобы показать, как постепенно снимаются в Советском Союзе "антисоветские" оценки. "Нечеловеческая власть лжи", о которой говорил Б.Пастернак, начинает рушиться.
          И до тex пор, пока не появятся серьезные исследования на рассматриваемую нами тему, единственным остается мой анализ, который, за вычетом некоторых деталей, не сомневаюсь, верен.
          Это, разумеется, не означает, что каждое предложенное мной здесь толкование бесспорно. Возможны и иные трактовки исследуемых мной явлений, при условии, что сами факты — реальные факты — будут признаны. Как говорил известный английский издатель: "Факты священны — мнение свободно".
          Возможно, что очень скоро в СССР появятся и правдивые исследования антикрестьянского террора, книги о ежовщине и других ужасах советского прошлого. Западные исследователи, как и я сам, были вынуждены предпринять эту работу потому, что ее нельзя было осуществить в Советском Союзе, тем более, что многие свидетельства, полученные от эмигрантов, недоступны советским ученым.
          Сталинские и после сталинские фальсификации распадались и рассыпались и потому, что сам- и тамиздат донесли до читателей многие правдивые произведения писателей. Эту правду нельзя было полностью выкорчевать из сознания советских людей. Невозможно было навсегда заставить их верить в заведомую ложь. Фальсификация подтачивала основы государства, вела к раздвоению и развращению советского человека.
          Мне нечасто приходилось встречать официальных советских деятелей или интеллектуалов, которые бы не читали мою книгу "Большой террор". И я надеюсь, что русское издание "Жатвы скорби" поможет разорвать оковы фальсификации, которые многие годы духовно сковывали советских людей. Я горжусь, что мой труд хотя бы в малой мере способствовал сокрушению столь длительно насаждаемой лжи и триумфу истины над огромным аппаратом власти.
          Роберт КОНКВЕСТ,
          Стэнфорд, Калифорния, 1988 г.

          Фрагменты из книги:

          "Подкомиссия распределила кулаков на три категории. Относящиеся к первой категории должны были быть арестованы и расстреляны или посажены в тюрьму, а их семьи — выселены; относящиеся ко второй категории — только выселены, а относящихся к третьей категории "невраждебных" кулаков (на этом этапе) разрешалось принимать в колхозы с испытательным сроком."

    * * *

          "Первые массовые аресты (начавшиеся в конце 1929 года) проводились исключительно ГПУ. Были арестованы главы семей, многие из них в прошлом служили в белых армиях. Все они были расстреляны.
          Затем, в декабре, были снова произведены аресты глав семейств, их в течение двух-трех месяцев держали в тюрьмах, а потом отправили в лагеря. Остальных членов семей пока не трогали, но описали имущество.
          В начале 1930 года забрали семьи арестованных. На этот раз операция носила столь широкий характер, что на помощь ГПУ были мобилизованы партийные активисты, содействовавшие органам в проведении выселения."

    * * *

          "На ранних стадиях голода в больших селах, где подобные факты легче скрывать, женщины ради еды соглашались на сожительство с партийными чиновниками. А в районных центрах партийные чиновники просто роскошествовали. Вот описание столовой для них в Погребищах:
          "День и ночь ее охраняла милиция, отгоняя голодных крестьян и их детей от ресторана... В этой столовой по очень низким ценам районному начальству подавали белый хлеб, мясо, птицу, консервированные фрукты (компоты) и сладости, вина и деликатесы. В то же время работники столовой получали так называемый "микояновский паек", состоявший из двадцати различных наименований продуктов. А вокруг этого оазиса свирепствовали голод и смерть". Что касается городов, то в мае 1933 года двое местных партийных секретарей устраивали в Запорожье пышные оргии для правящей городской верхушки — это стало известно позднее, когда в период ежовщины все они были арестованы и во всех этих злоупотреблениях обвинены."

    * * *

          "Другой очевидец того же периода пишет: "Голод — холодящее душу мрачное слово. Те, кто никогда не переживал его, не может представить себе, какие страдания приносит голод. Нет ничего страшнее для мужчины — главы семьи, — чем чувство собственной беспомощности. Нет ничего ужаснее для матери, чем вид ее истощенных, изможденных детей, за время голода разучившихся улыбаться.
          Если бы это длилось неделю или месяц, а это длилось месяцами, когда семье нечего было ставить на стол. Все сараи были чисто выметены, в деревне не осталось ни единой курицы; даже семена для корневой свеклы были съедены... Первыми от голода умирали мужчины. Потом дети. И позднее всех — женщины. Но прежде чем умереть, люди часто теряли рассудок, переставали быть человеческими существами"."


    Книга "Террор голодом" (PDF 9,9 mb) — перевод с английского Игоря Бунича — сентябрь 2017
          (издание любезно предоставил Яков Клейнер (Нацрат-Илит, Израиль);
          OCR: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

          Из эпилога:

          Окончательное уничтожение к 1934 году свободного крестьянства и фактическое восстановление в стране крепостного права развязало руки правительству и позволило перенести террор на другие социальные группы населения. С каждым годом набирая силу и размах, террор достиг своего апогея к 1937 году. В отличие от предыдущих лет, главный его удар был направлен Сталиным против партийно-правительственного руководства страны. Однако снова не были забыты и крестьяне. Естественно, первой целью оказались «кулаки», высланные на «спецпоселения»...

    Страничка создана 22 сентября 2005.
    Последнее обновление 4 сентября 2017.


Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2017.
MSIECP 800x600, 1024x768