Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Пётр (Петро) Григорьевич ГРИГОРЕНКО
(1907-1987)

      ГРИГОРЕНКО, ПЕТР ГРИГОРЬЕВИЧ (1907–1987), военный, политический и общественный деятель, публицист.
      Родился 16 октября 1907 в с.Борисовка (Южная Украина) в крестьянской семье. Работал на железной дороге, был активным комсомольцем. В 1927 вступил в коммунистическую партию, в 1929 окончил рабфак, учился в Технологическом институте в Харькове (1929–1931).
      С 1931 профессиональный военный. Окончил Военно-инженерную академию им. Куйбышева, служил на командных должностях в Белорусском военном округе. В 1939–1943 служил на Дальнем Востоке, участник боев на р. Халхин-Гол. В 1944–1945 участник Великой Отечественной войны. Окончил войну в звании полковника. Награжден орденами и медалями. С 1945 по 1961 на преподавательской и научной работе в Военной академии им. М.В.Фрунзе. Кандидат военных наук, автор 83 работ по военной истории, теории и кибернетике. С 1959 начальник кафедры оперативно-тактической подготовки академии, генерал-майор. В августе 1961 закончил докторскую диссертацию.
      После выступления 7 сентября 1961 на партийной конференции с требованием демократизации внутрипартийной жизни был лишен депутатского мандата с формулировкой «за политическую незрелость», отстранен от преподавания в Академии, получил строгий выговор и был переведен на службу в Дальневосточный военный округ.
      Осенью 1963, находясь в отпуске в Москве, организовал подпольный «Союз борьбы за возрождение ленинизма» (в него вошли сыновья П.Григоренко и несколько их друзей – студентов и офицеров). Написал семь листовок, которые были распространены в Москве, Владимире, Калуге, в войсках Ленинградского и Среднеазиатского округов (некоторые тиражом до 100 экземпляров). Их темами были бюрократическое перерождение советского государства, его карательная политика по отношению к рабочим, причины продовольственного кризиса в стране.
      1 февраля 1964 Григоренко был задержан органами КГБ в аэропорту Хабаровска, доставлен в Москву во внутреннюю тюрьму КГБ. Отклонил предложение председателя КГБ Семичастного «раскаяться», чтобы избежать ареста и суда, после чего был обвинен в «антисоветской агитации и пропаганде», а затем направлен на судебно-психиатрическую экспертизу в Институт общей и судебной психиатрии им. Сербского, признан невменяемым. Решением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 17 июля 1964 направлен на принудительное лечение в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, а позже разжалован в рядовые.
      В 1965 вскоре после смещения с руководящих постов Н.Хрущева Григоренко был освобожден из больницы. Работал сторожем, экскурсоводом, грузчиком. В 1966 Владимир Буковский ввел его в круг московских инакомыслящих. От них Григоренко стал получать Самиздат, узнал о проблеме репрессированных народов и активно включился в борьбу крымских татар за возвращение на историческую родину.
      В 1967 написал историко-публицистический памфлет Сокрытие исторической правды – преступление перед народом о причинах поражений Советской Армии в начальный период Великой Отечественной войны. Памфлет широко распространился в Самиздате, принес его автору известность и сделал одной из центральных фигур формировавшейся в СССР политической оппозиции.
      В 1967–1968 Григоренко был одним из организаторов и активным участником петиционных кампаний в защиту Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Анатолия Марченко и других инакомыслящих.
      В период пражской весны поддержал демократические преобразования в Чехословакии, написал личное письмо лидеру КПЧ А.Дубчеку с советами по поводу возможной обороны страны в случае советской интервенции. Выступил в защиту демонстрантов, вышедших на Красную площадь в знак протеста против ввода войск в Чехословакию.
      В конце 1968 написал работу О специальных психиатрических больницах (дурдомах), ставшую документальным свидетельством о системе карательной психиатрии в СССР.
      Григоренко был горячим сторонником создания правозащитного комитета, идея которого была реализована в форме создания Инициативной группы по защите прав человека в СССР (уже после его ареста).
      Был организатором траурного митинга на похоронах защитника прав репрессированных народов, писателя Алексея Костерина (ноябрь 1968) – одной из первых оппозиционных манифестаций в Москве.
      Постоянная помощь крымским татарам сделала его неформальным лидером их движения за возвращение в Крым. Власти стремились пресечь контакты Григоренко с этим движением. Весной 1969, по просьбе крымских татар, он начал подготовку к суду над участниками массовых волнений в г.Чирчике (Узбекистан) в качестве их общественного защитника. Несмотря на угрозы КГБ, вылетел в Ташкент. 7 мая 1969 был там арестован по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде» и до октября находился в СИЗО КГБ Узбекистана. Две недели держал голодовку протеста против незаконного ареста, подвергался принудительному кормлению, избиениям и издевательствам. Его тюремный дневник, переданный на волю, был опубликован в правозащитном бюллетене «Хроника текущих событий». Определением от 27 февраля 1970 Григоренко был направлен на принудительное лечение в Черняховскую СПБ (Калининградская область).
      С момента ареста Григоренко в СССР и за его пределами началась энергичная кампания за его освобождение. После того, как Буковский в 1971 передал на Запад истории болезни нескольких инакомыслящих, признанных невменяемыми, в том числе и Григоренко, международная медицинская общественность стала оказывать давление на советских психиатров. В 1973 на Западе вышел сборник публицистики Григоренко Мысли сумасшедшего, куда вошли его тюремные дневники, в том же году по этой книге в Англии был снят фильм.
      В июне 1974 (накануне визита президента США Р. Никсона в СССР) Московский городской суд вынес определение о прекращении принудительного лечения. Григоренко был освобожден и вскоре возобновил правозащитную деятельность.
      Член-основатель Московской Хельсинкской группы (май 1976). С февраля по ноябрь 1977 был неформальным лидером этой группы. Участвовал в составлении и подписал большинство документов группы, выпущенных в 1976–1977. На квартире Григоренко проходили заседания группы, он принимал граждан, обращавшихся в группу в связи с нарушениями прав человека. В январе 1977 он стал одним из инициаторов создания при МХГ Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях. Участвовал в создании Украинской Хельсинкской группы (УХГ), вошел в число ее членов-учредителей. В феврале 1977 написал книгу Наши будни о борьбе КГБ против Хельсинкского движения в СССР.
      В ноябре 1977 получил разрешение на поездку в США для лечения и 30 ноября покинул СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1978 лишен советского гражданства.
      Проведенная в США в 1978 (по инициативе самого Григоренко) психиатрическая экспертиза не обнаружила у него признаков душевного заболевания, опровергнув все вынесенные ранее «диагнозы».
      Григоренко продолжал участвовать в правозащитной деятельности (стал зарубежным представителем УХГ), выступал на Сахаровских слушаниях в 1979 в Вашингтоне. Окончательно отказался от коммунистических воззрений, стал членом украинской общины в США, православным верующим. В 1981 выпустил книгу воспоминаний В подполье можно встретить только крыс..., изданную на многих языках.
      Умер 21 февраля 1987 в Нью-Йорке, похоронен там же на украинском кладбище.
      С 1990 книги и статьи Григоренко печатаются на родине. В ноябре 1991 медицинская комиссия, созданная по инициативе Главной военной прокуратуры СССР, провела посмертную психиатрическую экспертизу и признала Григоренко здоровым. Его именем назван проспект в Киеве и несколько улиц в Крыму. Указом Президента РФ в 1993 П. Григоренко посмертно восстановлен в звании генерал-майора.
      Дмитрий Зубарев, Геннадий Кузовкин.
      (Из проекта "Кругосвет")


    Творения:

    Андрей Григоренко: "Предисловие к российскому изданию книги моего отца" в проекте "Мемориал"

    Мемуары "В подполье можно встретить только крыс..." (1981) — апрель 2002

    Часть I "На манок"
    Часть II "Полет прирученного сокола"
    Часть III "Ветер встречный"

          Аннотация издательства:
          Воспоминания одного из наиболее известных деятелей движения за права человека в СССР генерала Петра Григоренко охватывают громадный период времени с начала века до наших дней. Читатель вслед за автором проходит по дореволюционному украинскому селу, закручивается вихрем гражданской войны и испытывает магию коммунистического "манка". НЭП, учеба в Рабфаке и ХТИ, Донбасс, а затем головокружительная военная карьера, оборванная на самой вершине успеха из-за невозможности больше молчать, затем тюрьмы, психушки и противоборство Духа против силы — таков круг событий книги. И лица. Тут и высокопоставленные чиновники, и известные ученые, солдаты и генералы, правозащитники и агенты КГБ. И даже сам бровастый генеральный секретарь, умудрившийся за всю войну не побывать на передовой, но зато сумевший у автора... спереть каску.
          До мелких деталей документальная книга читается как увлекательный приключенческий pоман.

          Из предисловия автора:
          Трудясь над книгой, я не пытался создать произведение в поучение современникам или потомкам. Больше того, я не думаю, что чужая жизнь может быть примером для других. Каждый торит свой собственный путь. Зачем же я писал, может спросить читатель. Отвечу вопросом на вопрос — "а зачем люди исповедываются?" Это моя исповедь. Я честно пытался рассказывать одну только правду, как она представляется мне. И если рассказанное мною сможет послужить кому-то материалом для размышлений, я буду считать, что трудился недаром.

    Фрагмент из книги:

          "Случай наградил и меня за мои заботы о касках. По горным тропам я с группой солдат и офицеров (всего 8 человек) направился в 310 стрелковый полк. Тропа то скрывалась в лесу, то выныривала на поляны. Наблюдатели противника откуда-то, по-видимому, засекли нас. И когда головной из нашей колонны вышел на очередную поляну, на опушку обрушился минометный налет. Страшно закричала лошадь, и в это время меня сокрушительным ударом по голове вышибло из седла. Когда я очнулся, лицо было мокрое. Дотронулся рукой — кровь. Надо мной наклонились ординарец и состоящий в моей охране солдат комендантского взвода. В голове гудело, но спросил: "Потери?" Оказалось, две лошади тяжело ранены — пришлось пристрелить — и две легко ранены. Люди все целы.
          Мне сделали перевязку и усадили на лошадь. Когда уже собрались трогаться, я вдруг вспомнил: "А где моя каска?" Ординарец — пожилой сибиряк — Василий Максимович — бросился искать. Через некоторое время подошел и каким-то странно сниженным голосом сказал: "Вы посмотрите!" Я взглянул. Он держал в руках мою каску, в которую воткнулся, проломив ее, и застрял осколок мины величиной с ладонь. Помолчав Василий Максимович сказал: "А ведь это Бог вас надоумил, Петр Григорьевич, насчет касок. Это по его внушению вы так горячо стояли за них. Что с вами сейчас было бы, если бы Вы не вняли голосу Божьему?"
          В санроте 310 полка врач тщательно осмотрел голову.
          Оказалось, осколок повредил лишь кожу — ударом и ожогом. Метка и до сих пор на голове, с правой стороны, а каска... Ее я решил сохранить на память и приказал упаковать вместе с застрявшим в ней осколком. Но слухи об этом случае как-то быстро распространились, и многие офицеры заходили, прося показать. Пришлось распаковать и положить так, чтобы можно было осматривать без меня. Потом попросил Леусенко, чтобы показать у себя в полку. Ему я, по-приятельски, отказать не мог. Но когда она вернулась от него, начали просить другие командиры частей, и отказывать уже было неудобно: "Леусенко дал, а мы что хуже?"
          Потом приехал Леонид Ильич Брежнев и, встретившись со мной, сказал: "Ну, показывай свою каску. Звон о ней идет по всей армии". Каска в это время была в какой-то из частей. Я протелефонировал, и мне ее быстро доставили. Леонид Ильич посмотрел, глубокомысленно произнес: "Да-а". Затем не то попросил, не то приказал: "Дай мне ее на время. Надо показать руководящему составу". Я сказал, что хотел бы сохранить как память. Он ответил: "Так я же верну. Зачем она мне? Тебе это, конечно, память, а мне только для дела. Покажу и верну". Не мог же я не поверить начальнику политотдела армии. Но не сдержал он слова. Каска исчезла. Довольно настойчивые мои попытки розыска не увенчались успехом. Политотдельцы говорили, будто бы в результате неосторожного обращения осколок выпал, а без него к каске пропал интерес, и она была где-то брошена."


    Сборник статей "Мысли сумасшедшего" (1973) — апрель 2002

    Председателю Верховного суда, Генеральному Прокурору
    Членам и кандидатам в члены Политбюро
    Участникам Будапештского совещаний компартий
    Письмо Ю. В. Андропову
    Запись речи по случаю 72-летия А. Костерина
    Памяти соратника и друга
    Еще одна издевка над чувствами святыми
    Генеральному Прокурору СССР
    Комментарий к записи суда над И. Белогородской
    В районную участковую избирательную комиссию
    Открытое письмо Андропову Ю. В.
    Конец иллюзий
    Кто же преступник?
    О специальных психиатрических больницах ("дурдомах")
    Записи, переданные из тюрьмы
    Письмо в редакцию журнала "Вопросы истории КПСС" "Сокрытие исторической правды — преступление перед народом".


    Сборник статей: (1977) — апрель 2002

    Открытое письмо секретарям компартий
    О психиатрических больницах СССР
    (В сборник входят также фрагменты из книги "Наши будни")


    Записки "Наши будни, или Рассказ о том, как фабрикуются уголовные дела на советских граждан, выступающих в защиту прав человека" (1977) — июнь 2002


    Эдвин Поляновский: Статья "Мятежный генерал" ("Известия", 1994, №№59-61) — сентябрь 2009 — прислал Игорь Рейф

    Ссылка:

    Сергей Ковалев: "Событием был он сам" в проекте "Мемориал"

    Страничка создана 15 июня 2002.
    Последнее обновление 8 сентября 2009.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768