Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских


 

Игорь Алексеевич ГЕРГЕНРЁДЕР
(нем. Igor Hergenroether)
(род. 1952)

  Родился 15 сентября 1952 в городе Бугуруслане Оренбургской области России, в семье выселенных сюда во время войны поволжских немцев. Отец Алексей Филиппович Гергенрёдер преподавал в средней школе русский язык и литературу, мать Ирма Яковлевна (урождённая Вебер) была бухгалтером.
  Осенью 1967 семья переехала в Новокуйбышевск Куйбышевской (ныне Самарской) области. И. Гергенрёдер, будучи старшеклассником, относил заметки и репортажи в городскую газету «Знамя коммунизма», где их стали публиковать. Печатался также в областной газете «Волжский комсомолец» и окончил организованную при ней общественную школу молодых журналистов. Получив аттестат зрелости, И. Гергенрёдер был принят 1 июля 1970 в штат новокуйбышевской городской газеты «Знамя коммунизма» корреспондентом. Спустя год поступил на факультет журналистики Казанского университета, который окончил с отличием в 1976-м. Работал корреспондентом в республиканских молодёжных газетах, завотделом в городской газете; писал прозу.
  Первая литературная публикация И. Гергенрёдера относится к 1985 году: в коллективном сборнике «Поиск-85» Южно-Уральского книжного издательства (Челябинск) вышла фантастическая новелла «Испытание "Тарана"». Вещи И. Гергенрёдера печатали журналы, альманахи, коллективные сборники, издававшиеся в разных городах СССР. К примеру, журнал «Горизонт» (Кишинёв) опубликовал в 1986-м рассказ «Хор», журнал «Кодры», выходивший также в Кишинёве, в том же 1986 году напечатал повесть «Это я — Елена!», а позже — повесть «Пришлый». В саратовском журнале «Волга» (№11 за 1989) вышло «Сказание о Лотаре Биче», в якутском альманахе «Полярная звезда» (№1 за 1990) — рассказ «Раху».
  В то время И. Гергенрёдер жил в Молдавии. Первая его книга, сборник сказов о жизни южноуральского села, вышла в 1993-м. Сборник выпустило издательство «Полиграфист» города Бендеры.
  Через год И. Гергенрёдер переехал с женой и дочерью в Германию. С 1994 живёт в Берлине, работает собкором выходящего во Франкфурте-на-Майне ежемесячного журнала «Литературный европеец». В 1995 журнал «Грани» (№№175 и 177) напечатал две повести И. Гергенрёдера. Его рассказы, повести опубликованы в берлинском альманахе «Остров», в альманахе «Новая студия. Берлин-Москва», в журнале «Родная речь» (Ганновер), в нью-йоркском THE NEW REVIEW («Новом Журнале»), в еженедельнике «Кстати» («Сан-Франциско»). Прозу И. Гергенрёдера регулярно печатают «Литературный европеец», альманах «Век XXI» (Gelsenkirchen, Германия).
  В ФРГ у И. Гергенредера вышли четыре книги. Он член Союза русских писателей в Германии, член профсоюза работников культуры FAU IAA, состоит в организации Literarisches Colloquium Berlin (Литературный Коллоквиум Берлина).
  (Из библиотеки Вадима Ершова)


    Произведения: (публикуются с разрешения автора)

    Анатолий Либерман. Аннотация к книге «Комбинации против Хода Истории»
    Давид Нодиа. Аннотация к книге «Комбинации против Хода Истории» "«Безумные» нежные одиночки"
    Елена Зейферт. Интервью "Исторические и фольклорные корни Игоря Гергенрёдера"
    Антон Посадский. Статья "Прототипы героев Игоря Гергенрёдера"
    Антон Посадский. Рецензия "О повестях Игоря Гергенрёдера" — сентябрь 2019
    Мих. Геслер. Статья "«Чистая дево, радуйся…» (Кровавая пасха 1918 г. в г. Кузнецке)" — сентябрь 2019

    Сборник повестей «Комбинации против Хода Истории» — декабрь 2004

    Содержание:

    1. Грозная птица галка
    2. Рыбарь
    3. Комбинации против Хода Истории
    4. Птенчики в окопах
    5. Парадокс Зенона
    6. Стожок на поляне
    7. Послесловие автора

      Книга была издана на русском языке в Германии в 1997 году. Главный редактор журнала "Новый мир" Андрей Василевский назвал выход сборника "одним из самых главных литературных событий года" ("Литературная газета" за 24 декабря 1997).
      Критик Павел Басинский посвятил повестям и их автору статью "Белый Гайдар" ("Новый мир", номер 8 за 1998), где сказал: "Прекрасно и благородно написанные повести... давно не читал такой вкусной и "вещной" прозы!" В статье "Красное и белое", опубликованной в журнале "Октябрь" (номер 9 за 1998) П. Басинский сравнил сборник с книгой Ивана Шмелёва "Солнце мёртвых".
      Анатолий Либерман, профессор славистики университета Миннесоты, в рецензии на сборник, опубликованной в нью-йоркском THE NEW REVIEW ("Новом Журнале", кн. 223, 2001), пишет: "Сборник повестей "Комбинации против Хода Истории" ставит его автора на заметное место в литературе последнего десятилетия".
      Высокая оценка книге дана и в других изданиях, к примеру, в журнале "Посев": статья Давида Нодиа "«Безумные» нежные одиночки" (№12 за 1998).

      Отец автора пятнадцатилетним гимназистом вступил в 1918 году в Белую армию. По его устным воспоминаниям написаны шесть повестей: остросюжетных и психологичных.
      Герой первой, виновник гибели белогвардейца, идет служить в полк белых, где один из солдат — брат убитого... В другой повести бывший агент охранки, который погубил немало революционеров, предлагает свои услуги эсерам — врагам большевиков. Но эсеры не собираются прощать провокатора и хотят казнить его. Спасшись в последнюю минуту, агент, однако, служит белым не за страх, а за совесть. Мотивы его поведения интригующе непонятны и раскрываются только в конце произведения. То же самое относится и к странному анархисту Костареву — герою повести, что дала название сборнику. Костарев рассуждал о пользе кровопролития, едва не застрелил своего собеседника — а позже пошел под расстрел, чтобы спасти этого человека и его семью.
      Показ таких непривычных героев с их глубоко запрятанной собственной правдой, которая не "совпадает" ни с правдой красных, ни с правдой белых, отличает повести от всего написанного о Гражданской войне. Из книг, посвященных ей, мы знаем о судьбах белых эмигрантов, знаем об участниках Белого движения, которые искренне или неискренне стали служить советской власти. В сборнике же рассказывается о тех, кто не пожелал покинуть страну, но и не принял новых порядков. Эти люди жили незаметной жизнью, сберегая свою тайну, храня в себе идеальную Россию. Остро сочувствуя им, автор, тем не менее, склоняется к той точке зрения, что белые не могли и не должны были победить.

    Фрагменты из книги «Комбинации против Хода Истории»:

      В Псковской губернии, в деревушке — глухие сосновые леса кругом, — поправляли мы церковку: беднее не бывает. Батюшка, совсем молодой, сам на своём поле и работал. Раз обтёсываем мы камни, а он после службы спешит на огород полоть. И чего-то улыбается нам... А назад идёт — несёт мешок. Я, говорит, вам молоденькой картошечки накопал, сейчас матушка сварит...
      И притащили с матушкой нам котёл молодой картошки, укропом посыпана. Едим мы её в тенёчке — знойный вечер, душный, — и нельзя передать, как приятно мне от понятия: вот моя Россия! Батюшка этот — кудельки ещё вместо бороды, матушка, не родившая пока что ни разу, бедная церковка, картошка: в охотку в такую, что и сейчас облизнёшься... — Россия это! С тех пор я увижу сараюшку, а рядом босого пацанёнка — ему трёх лет нет, а он уж работает, чтоб против голодухи выстоять: хворостиной отгоняет от грядки кур — так у меня внутри всё переворачивается от боли России.

    * * *

      У того голову сводило колотливой болью: от удара прикладом и потому, что последние месяцы каждодневно пил самогонку. Было горько, тошно. Он в отчаянии заговорил и, казалось, заговорил лишь затем, чтобы не завыть:
      — Как охотники в лесу пса бросают от дури, от куражу, так и вы со мной... Обычного пса звери сжирают, ну, а я со зверьми за зверя стал. Промышляли в Хабаровске, потом сюда подались — здесь добычливее. Чего ж, прощенья теперь просить у вас, что не дался волкам в утробу?
      Котера дождался, когда Володя договорит, терпеливо выдержал паузу и спросил:
      — А как же то, чтобы служить без корысти Белой России?
      Ромеев резко, с силой закачал головой из стороны в сторону, ожесточённо ударяя кулаками по коленкам:
      — Ага! ага... попали в самое-самое... срезали! Убили наповал... Да чего — хуже, чем убили. Ох, и подело-о-ом! — Он вдруг застыл и надсадно, в исступлённом страдании, стал как бы исповедоваться:
      — То, как я Россию и себя понимаю: то ж ведь — тайна! А я тайну перед чужим пластать стал. За то и кара мне. Сговорился с чужим работать — работай, добывай пользу для своего дела. Но не открывай чужому потаённого, русского! А я открыл — размечтался, ишь. От безмерного мечтанья это... Белая Россия есть мечта потаённая. Иное же — смурная Расея. В Расее мечтательному человеку одно из двух: либо голубем быть сизогрудым, либо бандитом.

    * * *

      Вот что услышал Иосиф той ночью в холодном сарае, где заброшенно валялись тюки с шерстью, заготовленной для валенок.
      В будущей России самой авторитетной станет партия Хранителей Радуги. Вступить в неё сможет лишь тот, кто, по примеру американского философа Генри Торо, три года, уединённо и собственным трудом, проживёт в лесу. Брать с собой можно будет только доски и гвозди для постройки жилища, самые простые инструменты. Кормиться — за счёт посевов картофеля и гороха, сбора грибов, ягод, орехов. Позволительна рыбная ловля — но лишь удочкой. И ни в коем случае не рубить деревьев — отапливайся валежником, ведь его предостаточно. Исключается эксплуатация домашних животных.
      — Эксплуатация... кого? — Иосиф не скрыл изумления.
      — Эксплуатация животных так же безнравственна, так же недопустима, как и эксплуатация людей! — заявил с запальчивостью, словно его обижали, Евстафий. — Ну и, кроме того... — он опять вернулся к сдержанному, рассудительному тону, — мясо, молоко, сметана и прочее предполагают усложнённые потребности. Из-за этого человек часто ощущает недостаток чего-либо и не может пить из другого источника. Генри Торо удивительно метко это доказывает. А сколько времени отнимает уход за животными! Человек должен освобождаться от забот к трём часам дня. И до отхода ко сну заниматься чтением и размышлениями...


    Роман «Донесённое от обиженных» — июнь 2005

      "Немало россиян, по данным опросов, желало бы возвращения монархии. О ней охотно и подробно пишут — обходя, впрочем, одно обстоятельство. С 1762 Россией правила германская династия фон Гольштейн-Готторпов, присвоив фамилию вымерших Романовых. Государи-голштинцы явили такую благосклонность к немцам, которая не оставляет сомнений в том, кто были желанные, любимые дети монархии. Почему Ермолов и ответил Александру I, спросившему, какой он хотел бы награды: «Произведите меня в немцы!» В 1914, в начале Первой мировой войны, из шестнадцати командующих русскими армиями семеро имели немецкие фамилии и один — голландскую. Четверть русского офицерства составляли одни только остзейские (прибалтийские) немцы.
      Затрагивая эту тему, автор обращается ко времени Гражданской войны, считая, что её пролог — крах монархии — имел национально-освободительную подоплёку".
      (От автора)


    Роман «Дайте руку королю» — декабрь 2004

    Послесловие к роману «Дайте руку королю» — декабрь 2009

      «Книга, обозначенная как роман, соединяет в себе автобиографию и художественный рассказ с журналистским исследованием, становясь своего рода памятником каждому, кто пал жертвой восторженного экспериментаторства» („Sueddeutsche Zeitung", 20./21. Februar 1999, Muenchen).
      «Роман, перехватывающий дыхание и потрясающий, как «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи» („Spiegel Spezial", Nr.10/1998).
      «Чарльз Диккенс или Виктор Гюго не смогли бы показать страдания детей более впечатляюще, чем Гергенредер» („Berliner LeseZeichen", Heft 4 April 1999).
      «Роман «Дайте руку королю» — подлинная литературная драгоценность» („Buchjournal", 3/1998, Frankfurt am Main).
      «Потрясающий роман, в котором при его небольшом объеме каждое слово значимо» („Ostthueringer Zeitung", 5. September 1998). «Но когда оглянешься в конце, эти 140 жестких страниц вдруг кажутся теплыми и трогательными» („Die Zeit", 22. Dezember 1998, Hamburg).
      «Несмотря на описанные ужасы, роман становится документом надежды» („Neue Zuercher Zeitung", 29. Dezember 1998, Цюрих, Швейцария).


    Роман «Грация и Абсолют» — сентябрь 2018

      В середине 1970-х, когда советская империя пребывала на пике могущества, о чём кое-кто вздыхает с тоской, прелестная блондинка, которую друзья зовут, словно она парень, Аликом, знакомится с двумя мужчинами: молодым и пожилым. Жалеть ей или нет, что, первой сделав шаг, она позволила вовлечь себя в эксцессы смертельного накала, в историю, которая, благодаря утончённости, не достойна ли истой красотки раффинэ?
      Она стала участницей трагедии крайне жёсткого и вместе с тем романтичного индивидуализма, вызывающего зависть и остервенелую ненависть.
      (От автора)

    Фрагмент из романа «Грация и Абсолют»:

      Лонгин Антонович напомнил: родина русских искони была православной. Ленин, большевики стали закрывать, осквернять, взрывать церкви, расстреливать священников, глумиться над верой предков и вместо неё насаждать веру в рай на земле – марксизм. И всё это не считается предательством! Отказаться от веры отцов и стать марксистом – не предательство, а очень достойный поощряемый властью шаг.
      Но тогда почему нельзя, в свою очередь, отказаться и от марксизма? Почему можно прийти к мысли, что Бог выдуман, но почему нельзя сделать тот же вывод об учении Маркса?.. Перестать верить в Бога и начать верить в Ленина, Сталина – можно и нужно. Но перестать верить в Ленина, Сталина и начать верить, скажем, в генерала Власова – предательство. Власов продался немцам. А Ленин, который отдал немцам в самый для них трудный момент войны хлебную Украину, уголь Донбасса, не продался?
      Против этого есть несокрушимый, по мнению быдла, довод: Ленин, Сталин обладали властью, а Власов – нет. Позволь немцы Власову создать полуторамиллионную армию, займи она Москву – и переход к Власову уже не был бы предательством. То есть у преданности советской родине – сугубо холуйская природа: прав не тот, кто прав, а кто силён.


    Роман «Солнце больше солнца» — июль 2018

    Рецензия Юлии Говорухиной на роман «Солнце больше солнца» — сентябрь 2019

    Послесловие к роману «Солнце больше солнца» — сентябрь 2019

      "Летом 1967 года засуха вызвала выветривание и сильное испарение радиоактивных веществ, заполнивших озеро Карачай: образовался новый радиационный след.
      Стало известно и кое-что из последующего. С 2001 по 2004 год «Маяк» сбросил в озеро Карачай шестьдесят миллионов кубометров радиоактивных отходов.
      В последние годы «Маяк» производит не только начинку для ядерных боеголовок, но и принимает на переработку радиоактивные отбросы, привозимые из-за границы. Излучающая радиацию свалка уплотняется. Отходы, которые скапливаются в отстойниках за плотинами Течи, и ниже плотин в Асановских болотах, стекают в реку.
      На людей, проживавших по берегам Течи, завели специальные карты, где указана причина смерти. Большинство летальных исходов – от онкологических заболеваний. Обследование жителей села Муслюмово показало, что генетические нарушения у этих людей в двадцать пять раз превышают норму. За цифрой – неизлечимые болезни, физические и умственные пороки, бездетность.
      Региональные газеты в 2016 году писали: «Берега реки заражены на протяжении 243 километров. Загрязнение реки Теча у нас на сегодняшний день превышает допустимые нормы по радиации в несколько десятков раз. Жители районов, расположенных в пойме Течи, активно используют водоём в хозяйственных целях. Берут из реки воду, ловят рыбу, купаются в реке, воды которой содержат изотопы цезия и стронция. На прибрежных территориях пасут скот, собирают грибы, ягоды».
      Экологи признают Течу самой опасной рекой на планете, однако до сих пор не было независимого расследования катастрофы 1957 года. После неё минули шестьдесят лет, но технический и химический отчёты о происшедшем так и не опубликованы. Многие учёные считают, что на заводе номер 817 был ядерный взрыв – в «банке» с отходами произошла самопроизвольная ядерная реакция.
      Если грянула эта катастрофа, может случиться и другая. Плотины отстойников не выдержат, и в Течу хлынет всё их достояние, та понесёт его в Исеть, из неё заражающие воды будут вливаться в Тобол, далее в Иртыш, из него – в Обь, которая уходит в Карское море. Окажется заражена огромнейшая территория, которая прилегает к этому водному пути".
      (Фрагмент)


    Воспоминания «Участник Великого Сибирского Ледяного похода» (2019) (текст содержит фотографии из семейного архива) — август 2019

      Где побывал, что видел и что понял российский немец, родившийся в 1902 году и умерший в 1990-м.
      Кого назвали белыми. Чацкий, Евгений Онегин — порождение фон Гольштейн-Готторпов (псевдо-Романовых). Андрей Болконский — подлец. О каких крысах сказал Александр Грин. Предшественник Воланда. Шпик-рецидивист Серый Волк. Кинофильм «Бег» с неграмотным есаулом. Империя лжи.
      (От автора)

    Фрагмент из книги «Участник Великого Сибирского Ледяного похода»:

      "Мне было двенадцать, когда я, в очередной раз, заговорил с отцом о кинофильме «Чапаев». В нём меня впечатляло зрелище «психической атаки». Красиво шли густые, сплошь офицерские, цепи... Отец остро, внимательно посмотрел на меня своими глубоко сидящими глазами, помолчал – и взял с меня слово хранить строжайшее молчание о том, что он мне расскажет.
      «Офицеры, говоришь... Их аксельбанты тебе тоже понравились?» Мне живо вспомнились шнуры, свисающие с погон, и я подтвердил: конечно, понравились, почему же нет?
      Так вот, объяснил отец, аксельбанты носил только флигель-адъютант – офицер связи, один на полк. Как и зачем собрали столько именно флигель-адъютантов?.. Они под чёрным знаменем с черепом и скрещёнными костями… Лишь неразвитые люди поверят, будто белые для устрашения придумали такое.
      Красные в фильме говорят, что это каппелевцы, но Чапаев и Каппель никогда не сталкивались, оба всегда воевали на разных участках фронта.
      Я узнал, как не хватало Колчаку офицеров для командирских должностей: какая уж там отдельная офицерская часть. Ничего подобного «психической атаке» и в помине не было. Фурманов в своей книге «Чапаев» о ней не пишет.
      Она попросту немыслима, объяснял папа, из винтовок ведут прицельный огонь с трёхсот метров. Представь-де солдат, залёгших цепью. По ним идущие плечом к плечу не стреляют, зато они спокойно целятся и бьют. Сколько они и без пулемёта уложат атакующих тесным строем, пока те пройдут триста метров. Обороняющимся это ясно, они будут видеть, как падают и падают поражённые их огнём, как быстро редеют ряды атакующих – какой там страх? какое психическое воздействие?
      Создатели фильма, по словам моего отца, желая показать стойкость чапаевцев, умение пулемётчицы, фантастически польстили белым. Те из них, кому довелось посмотреть картину, наверняка упивались. Ещё бы! Они показаны презирающими смерть – какой шаг! во рту папиросы. Никто не проговорится, что это чушь собачья.
      Мы, говорил отец, не были ни офицерами, ни послужившими солдатами, одеты были неприглядно и в атаку шли перебежками, пригибаясь, держась на расстоянии друг от друга. В нас стреляли, и всё время кто-то падал от тебя справа и слева, и чем более ты приближался к неприятелю, тем выше была вероятность, что в тебя сейчас попадут.
      У меня вырвалось: «Какое нужно бесстрашие!»
      «О нём не думаешь, – сказал отец, – ни о чём не думаешь. Делаешь то, чего нельзя не делать». И добавил: «В кино это не выглядело бы эффектно»".


    Повесть «Тень и источник» — июнь 2007

      Главный персонаж повести Вячеслав Слотов, будучи советским студентом, в середине 70-х стал осведомителем КГБ. В перестройку связь с ведомством прервалась, Слотов перебрался в Германию. Однажды эмигрант вновь получает работу: российские спецслужбы при Путине повышают свою активность за границей. Слотов доносит шефам о писателе, который посвящает свои работы фигуре Путина, чью карьеру объясняет его бисексуальностью.

    Фрагменты из повести «Тень и источник»:

      ...Рядом с ним иллюстрированная большого формата книга «Восточные легионы и казачьи части в вермахте». Любимая цветная иллюстрация Вячеслава Никитича: подбоченившийся удалой, с папиросой во рту казак в фиолетовых галифе при красных лампасах, на заломленной папахе и на рукаве — «мёртвая голова». В другой книге кое-что рассказывается о советской агентуре прошлого. Например: 22 ноября 1937 комиссар Папэн Робэр произвёл обыск в доме N 65 по улице Потэн в Париже, где проживали бывший белый офицер Сергей Эфрон и его жена Марина Цветаева, великая русская поэтесса. «Документы, изъятые при обыске, неоспоримо свидетельствовали, что хозяин квартиры сотрудничал со спецслужбами СССР», — Слотов мысленно повторил это с чувством, напоминавшим удовлетворение. Работали на ведомство и Вертинский, и так же любимая эмигрантами певица Плевицкая. О её муже Скоблине, белом генерал-майоре, который в 1920-м командовал Корниловской дивизией, осталась запись в документах ОГПУ: «стал одним из лучших источников». Генерала не понуждали предавать товарищей по борьбе, он и сколько ему подобных не побывали в шкуре студента Слотова, когда перед ним поставили выбор: дорожка вниз или...

    * * *

      — На втором курсе студент Путин познакомился с преподавателем Собчаком. Собчак знал, чья рука имеет касательство к тому, что мы называем «рычагами»... Наш политолог об этом без понятия и пишет о смерти Собчака, настигшей его в новую изменчивую эпоху: «Умер от инфаркта. И унёс — как некоторые утверждают — «тайну» Путина навсегда с собой в могилу». Ох, не нравится аналитику слово «тайна» — даёт его в кавычках.
      Вольфганг остановился на не совсем верном «от инфаркта». В своё время газеты в России и за рубежом привели подробности, какие политолог предпочёл опустить. Анатолий Собчак приехал в Светлогорск Калининградской области, и 18 февраля 2000 года служащие гостиницы «Русь» обнаружили его в номере мёртвым. Предположительной причиной смерти стал или острый инфаркт или отёк лёгкого. Само собой разумеется, точно установить причину должно было вскрытие. «Но здесь и начинаются загадки», — писала выходившая в Германии газета «Восточный экспресс» (N 5, 2000). Вдова категорически запретила вскрытие. «Почему?» — задавался вопросом автор публикации. Ведь по свидетельствам тех, кто тесно общался с Собчаком в последние месяцы, бывший питерский мэр на самочувствие не жаловался, излучал энергию. 26 марта ожидалось избрание Путина президентом, и Собчак рассчитывал возглавить его администрацию или занять пост генерального прокурора. Ранее проиграв на выборах в Госдуму, он отнюдь не потерял куража и стремился к роли в большой политике. Ему было многое, если не всё, известно о делах Путина в питерский период (газета не касалась осведомлённости бывшего преподавателя о жизни его студента в Ленинграде семидесятых). Таким образом, представление о секретах, какими владел Собчак, оставалось односторонним. Автор статьи Андреас Кройцберг, и не он один, не упустили, однако, главного: информация, которой располагал экс-мэр, позволяла бы ему оказывать серьёзнейшее давление на Путина. Устойчивое увлечение Собчака интригами и политическими разоблачениями было известно. Как, между прочим, и то, что спецслужбы умеют «искусственно стимулировать» инфаркт.
      Вольфганг Тик сказал обо всём этом лаконично (Слотов читал о смерти Собчака), и оба занялись поступком вдовы.
      — Ей-то не понять, кто убрал супруга? Его не воротишь, а чего добьёшься? — рассуждал Тик. — Сделать заявление? А кто бы дал что-то доказать? И уплыло бы из рук нажитое мужем: ясно же, как оно наживалось... Сама в нищете, дочь нищая... Потому женщина последовала совету: власти было удобнее, чтобы запрет на вскрытие исходил от вдовы.
      — Разум выиграл вчистую! — произнёс от души Слотов. — Но начни кому-то объяснять — тебе тут же: предательство обелять?! и пошло-поехало, честные то же мне...


    Повесть «Близнецы в мимолётности» — апрель 2005

      Герой повести, написанной от первого лица, переносится в пору своей юности (начало семидесятых). Его судьба пересеклась с другими судьбами так, что произошло убийство, оставшееся нераскрытым...


    Повесть «Селение любви» (1986) — март 2009

      Любовь с её перипетиями, острый конфликт и выявляющийся по ходу действия смысл библейской притчи о Валтасаре. Растущее напряжение и пролитая кровь. Таково содержание повести, чьи герои живут и любят, как отметил один из них, в зоне пустыни.


    Повесть «Украина в Берлине» (2019) — сентябрь 2019

      Любовная коллизия вдали от близкой страны войны, история, в которой нашла своё место фраза из фильма Иштвана Сабо «Мефисто»: «В каждом настоящем немце есть что-то мефистофельское».
      (От автора)

    Очерк «Нерусский Александр Грин» (2019) — сентябрь 2019

      О Грине написано очень много, но нам не известно, чтобы кто-нибудь из гриноведов и гринолюбов обратил внимание хотя бы на это. Название рыбачьей деревни Каперна в «Алых парусах» – производное от названия города Капернаум, где проповедовал Иисус Христос. Придуманное Грином имя Ассоль вписывается в ряд древнееврейских имён, совпадая с ними окончанием: Абигаль (жена Давида), Иезавель (жена Ахава), Ассоль. Произведение «Алые паруса» соотносится с Библией. В моём очерке сказано и об ином, о чём до сего дня не сказано. К примеру, о том, что идею вторжения сверхъестественной силы в советские будни Булгаков взял у Грина. Булгаков начал работать над «Мастером и Маргаритой» в тридцатые годы, а в 1927 году был напечатан рассказ Грина «Фанданго», в котором дан волшебник Бам-Гран со своей свитой, чьи руки действуют «с уверенностью кошачьих лап».
      (От автора)


    Рассказ «Гримаска под пиковую точку» — сентябрь 2005

    Рассказ «Страсти по Матфею» — сентябрь 2005


    Серия публикаций «Победаст, он же Смердячок»

    "Провокаторы за работой" — октябрь 2006

    "Абортированный Распутин" — ноябрь 2006

    "Ёмкое слово «победаст»" — декабрь 2006

    "Смердячок и простецы" — февраль 2007

    "Смердячок против Смердякова" — апрель 2007

    "Смердячок — имя ласкательное" — декабрь 2008

    "Смердячок, Попка Дурак и другие" — апрель 2009


    Статья «Ширь и загвоздка» (К 85-летию А. И. Солженицына)

    Статья "Чёрный континент" (о книге Игоря Шесткова «Африка»)

    Статья "Солженицын и Шестков" — апрель 2009

    Статья "Апология бесстыдства, или Французы и пруссаки в немецком стане" — декабрь 2009

    Статья "Наперекор проклятью" — май 2010

    Ответ на письмо читателя «...И немножко Бертольда Брехта» — июль 2007


    Поэма «Сказание о Лотаре Биче» — октябрь 2005

      «Сказание о Лотаре Биче» опубликовано, фрагментарно, в журнале «Волга» (Саратов, номер 11 за 1989). Вариант сказания напечатан в журнале «Новая студия» (номер 1-2, Берлин, 1993).
      В интернет представлен текст, опубликованный в журнале «Литературный европеец» (номер 34/2000, Frankfurt/M).

      До чего деревенька убога.
      Глина скользкая от порога.
      Родила сухорукая Лотта,
      А младенца качать не может.
      А отец — то ли толстый трактирщик,
      То ли рыжий сапожник Пауль,
      То ль портняжка Ганс синерожий...
      Не хотят о младенце и слышать:
      «Знай, поди, чьи подмешаны дрожжи!»
      Лотта кликнула старую ведьму:
      «Забери моё бедное сердце,
      Только вырасти славного парня».
      Подмигнула Лотте колдунья,
      Пеленает холстиной младенца.
      Наточила косу поострее:
      «Будет парень лисицы хитрее!»...


    Для детей:

    «Маленькие странники, или Почти сказочная история» — июль 2008


    Ссылки:

    Павел Басинский. Статья "Белый Гайдар" в журнале "Новый мир" 1998, №8
    Павел Басинский. Статья "Красное и белое" в журнале "Октябрь" 1998, №9

    Страничка создана 16 декабря 2004.
    Последнее обновление 26 сентября 2019.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2019.
MSIECP 800x600, 1024x768