Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное



 

Фёдор Дмитриевич КРЮКОВ

(1870-1920)

      Старший сын станичного атамана станицы Глазуновской на р.Медведице, родился (ст.ст.) 2 февраля 1870 г. Окончил церковноприходское училище в Глазуновской, Усть-Медведицкую гимназию, затем, вероятно первый в станице, поехал учиться в Петербург (Историко-филологический институт). Студентом уже печатался, под псевдонимами. Первые заметные бытовые очерки — “Казачьи станичные суды” (1892), “Гулебщики”. Первый рассказ — “Казачка” (1896). По окончании института многие годы служил учителем гимназии — в Орле, потом в Нижнем Новгороде. Был очень популярен в Усть-Медведицком округе Войска Донского, участвовал в митингах 1905 года, был депутатом 1-й Государственной Думы от Дона, по убеждениям примыкал к “народным социалистам”. В Думе произнес энергичную речь против посылки донских частей для подавления революционных выступлений и в пользу общественного и культурного развития казачества. При разгоне 1-й Государственной Думы подписал Выборгское воззвание, за что был судим, отсидел 3 месяца в Крестах. В 1907 г. за участие в революционных волнениях административно выслан за пределы Области Войска Донского на несколько лет. С этого времени уже систематически печатается в “Русском богатстве” (“Русских записках” с войны). Рассказы и очерки: “Станичники”, “Офицерша”, “На реке Лазоревой”, “В камере № 380”, “Полчаса”, “Новые дни”, “Шквал”, “В нижнем течении”, “Силуэты”, “В родном углу” и многие другие. В 1907 и 1910 годах опубликованы отдельные книги его рассказов. После Н.-Новгорода Крюков постоянно живет в Петербурге (работает библиотекарем Горного института), весьма сближается с Короленко и входит в состав редакции “Русского богатства”.
      Главная часть всего написанного им до революции — с яркими осязаемыми фигурами, сочным локальным языком — относится к Дону, к родным местам, с которыми никогда не ослаблялись его духовные, кровные и физические связи. После снятия административных ограничений он по 2-3 раза в год ездил в станицу обрабатывать землю и сад своим незамужним сестрам (не был женат и он) и, живя годами в Петербурге, ни на день не переставал быть донцом. Короленко писал, что Крюков “первый дал нам настоящий колорит Дона”. Всякий, кто найдет и перечтет донские рассказы и очерки Крюкова, пожалуй добавит: “и — последний”. Такой живости, неподдельности, неповторимости быта, уклада, обычаев, языка, психологии донского казачества (после Гражданской войны подавленных, затем стертых), такой глубины многолетних наблюдений изнутри мы не найдем уже более ни у кого из донских писателей. Кроме только... кроме только автора “Тихого Дона” — и то лишь в первой его редакции, и то лишь — исключая чужеродные непонятные вставленные куски... Это художественное сопоставление для меня лично разительно. (Хотя не могу абсолютно уверенно исключить, что — был, жил никогда публично не проявленный, оставшийся всем неизвестен, в Гражданскую войну расцветший и вослед за ней погибший еще один донской литературный гений: 1920-22 годы были годами сплошного уничтожения воевавших по ту сторону).
      В годы германской войны Ф.Крюков неоднократно бывал на фронте в санитарном отряде Г.Думы и собрал обильные фронтовые впечатления, отраженные в его очерках и записных книжках. В марте 1917 г. в Петрограде Крюков избран в Совет Союза Казачьих войск. Но вскоре быстрое развитие событий Семнадцатого года, свое особое на Дону, душевно утянуло его из Петрограда в родные места — и уже навсегда. Крюков входит в состав Войскового Круга (т.е. сепаратного донского парламента), позже становится секретарем его, издает в Новочеркасске журнал “Донская волна” и делит со своим родным краем всё грозное трехлетие, он свидетель и участник изменчивого течения Гражданской войны, упадков и взлётов донского духа, соотношений Дона с белыми и красными. Его наблюдению доступны — родная ли станица, разгромленная ЧОНовцами, или вся округа ее, охваченная Донским восстанием, с такой трагической силой врезанным в роман.
      Как следует из сохранившихся свидетельств, все эти годы Крюков продолжает писать большую книгу, начатую еще в Петрограде во время 1-й мировой войны. При распаде и отступе Донской армии Крюков, ее офицером, отступает на Кубань и там, в 50 лет, умирает от сыпного тифа, а след его рукописей, возимых с собой, теряется.
      (А. Солженицын, из книги "Стремя "Тихого Дона"")

    Произведения: (прислал Юрий Кувалдин)

    Повесть "Зыбь" — сентябрь 2005
    Рассказ "Казачка" — июнь 2005
    Речь на заседании первой Государственной Думы (1906) — сентябрь 2005


    Гимн белого казачества "ЗА ТИХИЙ ДОН ВПЕРЕД!"

    О чем шумите вы, казачие знамена?
    О чем поется в песнях прежних лучших дней?
    О ратных подвигах воинственного Дона,
    Про славу витязей донских богатырей.

    Былые подвиги... Походы... И победы...
    Смирялись гордые и сильные враги.
    И, помня прадедов старинные заветы,
    На подвиг ратный шли донские казаки.

    Донские рыцари! Сыны родного Дона!
    Ужель теперь, в годину тяжких бед,
    Постыдно дрогнем мы, и рухнет оборона,
    И не исполним мы священный свои завет?!

    Нет, не бывать тому! Вы, вольные станицы,
    Вы, хутора и села - бей в набат!
    Мы грудью отстоим казачие станицы.
    Скорей к оружию! Вперед и стар и млад!

    Как кротко смотрит небо голубое,
    Вы слышите протяжный чей-то стон
    И в шелесте травы и рокоте прибоя?
    То стонет наш отец, седой родимый Дон.

    Вперед за Тихий Дон, за Родину святую,
    Нам сердце воскресит забытые слова.
    Вперед, станичники, за волю золотую,
    За старые исконные права.

    Шумят казачие священные знамена,
    И сила грозная на страх врагам растет.
    Донские рыцари! Сыны родного Дона!
    Великий час настал: за Тихий Дон вперед!

    "Донская волна", 1919

    Страничка создана 11 июня 2005.
    Последнее обновление 18 сентября 2005.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768