Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Татьяна СЕЛИВАНЧИК
(1952-2011)

  Татьяна Селиванчик. Большинству наших читателей это имя ни о чём не говорит: ни частых публикаций в известной периодике, ни громких рецензий, ничего того, что привлекает внимание. Скромный поэт, живущий в Харькове, скромный человек, не умеющий и не очень смеющий заявить о себе. Такова участь многих литераторов, родившихся и живущих вдалеке от столицы. Она из тех, кто в силу убеждений и ментальных особенностей не самоутверждается на литературном поприще и не считает обязательным членство в «Союзе писателей».
  Таню знаю давно, с начала 70-х годов, когда пришла она к нам в научную библиотеку одного из харьковских НИИ медицинского профиля. Невысокая тихая девочка, тогда еще студентка-заочница библиотечного факультета Харьковского института культуры, она уже имела опыт работы в Государственной Библиотеке им. В. Г. Короленко и так быстро разобралась в особенностях своей новой работы, что без неё уже нельзя было обойтись. Научная литература была обязанностью, а художественная — страстью. И тем, и другим Таня обеспечивала нас сполна. Нет, никакого диссидентства: всё лучшее, значимое, достойное внимания из того, что выходило в печати в то непростое советское время. Но где это можно было без неё достать. Как-то постепенно, по мере общения, узнавания она становилась центром притяжения. И однажды, вдруг я узнал, что Таня пишет стихи. Это уже была не проба пера: чувствовалось перо уверенное, мастерское. Сердца наши она покорила, когда на тесном «междусобойчике», чуть хмельные мы услышали её стихи о друзьях, о всех нас, да так, что мурашки по коже. И уже позже она рассказала, что печатается с 14 лет в областной периодике. Вот и рваться бы вперёд, ввысь, но претит всей её сути необходимость работать локтями, предпринимать шаги и действа сомнительного толка во имя успеха. Для неё утверждение Бориса Пастернака: «Суть творчества — самоотдача» — не просто слова… Какие там локти — лишь бы не толкнули, не затоптали, оттирая… нет, не от славы, а лишь от возможности, оставаясь собой, «сказать своё на вечной переправе от сердца к сердцу» в надежде быть услышанной…
  Она всегда нуждалась в понимании и поддержке, но не только в моральной, как и многие из нас, а и в физической: в силу последствий перенесённого в детстве полиомиелита, отравившего жизнь, что предопределило многое в судьбе и характере. Мы помогали ей, как могли, не оставляя в беде, в разных трудных ситуациях, чтоб не разуверилась в мире людей, где так много равнодушия, низости, зависти и бессмысленной жестокости. …Несправедливость, она — многолика. Ну кому, скажите, могла помешать девочка из библиотеки? А ведь помешала, случилось так, что кому-то в руководстве понадобилось для своей фаворитки Танино место. И одна из «подколодных» начальниц начала спланированную атаку с беспочвенными придирками, и соответствующим прессингом. Это глумление проходило на наших глазах и мы ничем не могли помочь, пресечь, остановить. Таня подала заявление и ушла. Устроилась на работу в библиотеку высшего военно-авиационного училища радиоэлектроники, где был очень плотный и напряжённый график и в силу этого общение было очень редким: инерция бремени забот и прочей суеты. А тут в начале 90-ых подоспела и моя эмиграция, и я потерял из виду Таню на целых 15 лет.
  И всё-таки, за эти годы вышла книги стихов «Три костра» (Киев, Молодь, 1989 г.) и «Маятник ночей» (Харьков, 1996 г.). Подборки стихов публиковались в альманахе «Вiтрила» (Киев, «Молодь», 1984 г.), поэтическом сборнике «Отчий дом» (Харьков, «Прапор», 1988 г.), в Антологии современной русской поэзии Украины», т. I. (Харьков, «Крок», 1998 г.), в поэтическом сборнике «20 век, запомни нас такими» (Киев, 2003 г.), в сборнике «Песни Южной Руси». Стихи русских поэтов Украины. Попытка антологии: 1980-2000 гг. (Донецк, «Лебедь», 2008 г.), в антологии «Украина. Русская поэзия ХХ века» (Киев, «Юг», 2008 г.), в альманахах «Междуречье» (Донецк, 2002 г., вып. 2 и 2004 г., вып.3), в журнале «Слобожанщина», №25, 2003 г., в журнале «Ренессанс» (Киев, №3, 2004 г.), в журнале «Радуга» (№№11-12, 2008 г.). Неоднократные публикации стихов и критических статей в харьковских журналах «Прапор», «Березiль», «В кругу времён». Не раз выступала как переводчик стихов с украинского, белорусского и армянского.
  Главным в литературном творчестве остаётся поэзия. В основном — это лирика, отражающая философское осмысление бытия, обращённая к религиозно-нравственному постижению истины.
  Давид Титиевский, 2005 г.


    Творения: (прислал Давид Титиевский, Хайфа, Израиль)

    Сборник стихов "Три костра" (1989) (html 132 kb) — сентябрь 2005

      Я стану вновь сама собой.
      Я, бывшая твоей частицей,
      Твоей почти ручною птицей,
      Но нет, не тенью, не рабой.
      ...Опять постигну: я — одна,
      И возвращаясь к одичанью,
      К постылому, но возмужанью,
      Где очерственье как вина,
      Я научусь когда-нибудь,
      Не обвиняя и не споря,
      Нести свой груз невзгод и горя,
      В тебя не веруя ничуть...


    Сборник стихов "Маятник ночей" (1996) (html 531 kb; pdf 2,9 mb) — сентябрь 2005, июнь 2020

      Умение видеть окружающий мир во всей полноте его света и трагизма, не уходя от правды — вот такой взгляд и на саму суть жизни, и на творчество и есть быть может, ключ к постижению книги поэтессы Татьяны Селиванчик. Стремление понять другие души, жажда быть понятой другими — таков ритм сердцебиения этой книги. Каждой своей строкой поэт отстаивает истинные, непреходящее, вечные ценности. Неравнодушие, не боязнь души трудиться — нечастый в наше время дар — присущи автору в полной мере.
      (Аннотация издательства)

      ПРЕОДОЛЕНИЕ

      Как жаль мне тех, кто глядя на меня,
      Не замечают света и огня,
      А видят лишь безрадостный удел,
      Отпущенный недоброю судьбою —
      Безверию живу наперекор,
      Мой каждый день — непримиримый спор,
      И кто б с недоуменьем не глядел,
      Иду своею трудною тропою.

      Но, если кто-то сильной назовёт,
      Смыкает горечь немотою рот. —
      В ответ на заблужденье «мудреца»
      Качаю головою несогласно. —
      Не объяснить: через пласты обид
      Во мне само терпение болит,
      Преследуют сомненья без конца:
      «А вдруг мои усилия напрасны?..»

      Не так-то просто слабость побеждать,
      И тех, и этих век разубеждать.
      И всё-таки, благодаря таким,
      Разноречивым, непохожим мненьям,
      Я делаюсь действительно сильней,
      И многое порой под силу мне,
      Упорства дух — живуч, неутомим
      И в пораженье, и в преодоленье.


    Сборник стихов "Упование" (2006) (html 595 kb; pdf 6,4 mb) — октябрь 2008, апрель 2020

      Третью поэтическую книгу Татьяны Селиванчик «Упование» составили стихотворения, написанные в последние годы. Постоянная обращённость авторского взгляда к внутреннему миру человека, неравнодушие и эмоциональный накал в стремлении понять глубинные движения души — вот характерные особенности философской лирики нового сборника. Пластическую систему автора отличает точное и ясное письмо, естественность и ёмкость образов, подлинность лирической интонации.
      (Аннотация издательства)

      ДРУЗЬЯМ МОЛОДОСТИ

      Слетались шумною ватагой
      Под споров несусветный раж
      В пятиэтажную общагу —
      Обетованный наш шалаш.

      Пирами нищими согретых,
      Нас под высокопарный трёп
      В сплошном угаре сигаретном
      Led Zeppelin вгонял в озноб.

      Великодушны, непреклонны, —
      И каждый, как оракул, прав...
      И всё — по совести законам,
      В исповедании добра.

      ...Нас за собою звал Высоцкий,
      Так, будто раненный комбат,
      И поднимал к своим высотам
      Любви исполненный Булат.

      Там, будто в миг священнодейства
      Едины в песнях были мы, —
      Далёкие от фарисейства —
      Такие светлые умы.

      И не было тогда в скрижалях
      Законов торжищ, их оков:
      Мы, как умели, обожали
      Друзей, как маленьких богов.


    "Из неопубликованного" (html 152 kb) — октябрь 2008

            Давиду Титиевскому

      Тела просвечивая бренные
      Лучом всевидящим рентгена
      Так часто души наши вечные
      Ты добротой своей просвечивал.

      ...На льдистых тропах прозы будничной
      Не ставший безучастным зрителем,
      Берёг меня в минуты трудные
      Подобно ангелу-хранителю.

      “Благодарю!” — твердят уста мои —
      Как многим, тем, кто душу тратили —
      Не потому ль у края самого
      Господь послал тебе спасателей?

      Пусть он всегда хранит и милует
      От зла и бед в мгновенья чёрные —
      За всё, чего не позабыла я,
      Живым участьем облучённая...

          * * *

            Александру Белоусенко

      Как и когда-то твой город овеян
      Морскими ветрами, как-будто веками.
      Дыханием хвои и духом кофеен:
      Всё это так чётко впечатано в память...

      Тебе, искушённому мнимым простором,
      Освоенный берег не кажется раем:
      Верхушки деревьев, как шпили соборов,
      Нечаянным сходством тоску обостряют.

      И края чужого осенние склоны
      Являют для глаза пиры многоцветья,
      Но ты безотчётно и неутолённо
      От Сигулды ждёшь золотого привета.

      А вдруг голубица из рижского сквера
      К тебе долетит, океаны минуя,
      Запрятав янтарное зёрнышко в перья... —
      И ты отличишь — между прочих — такую!

      ...Пусть солнце — одно
                 да и общее небо,
      И Божья — едина над нами десница,
      Но снится и снится насущная треба —
      Обратным билетом — домой...
                   За границу.

    Страничка создана 18 сентября 2005.
    Последнее обновление 18 июня 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768