Библиотека Александра Белоусенко

На главную
 
Книжная полка
 
Русская проза
 
Зарубежная проза
 
ГУЛаг и диссиденты
 
КГБ-ФСБ
 
Публицистика
 
Серебряный век
 
Воспоминания
 
Биографии и ЖЗЛ
 
История
 
Литературоведение
 
Люди искусства
 
Поэзия
 
Сатира и юмор
 
Драматургия
 
Подарочные издания
 
Для детей
 
XIX век
 
Японская лит-ра
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

 

Юрий Николаевич СТОЯНОВ
(род. 1957)

  Юрий Николаевич Стоянов (род. 1957) – советский и российский актёр театра и кино. Народный артист Российской Федерации (2001). Автор и исполнитель ролей в программе «Городок».
  Юрий Стоянов родился 10 июля 1957 года в Бородине Тарутинского района Одесской области в болгарской семье. Отец – Николай Георгиевич Стоянов – врач-гинеколог. Мама – Евгения Леонидовна, преподаватель, работала в школе, затем директором педучилища. Учился в 27-й школе Одессы, в которой его мать работала замдиректора по воспитательной работе и преподавала украинский язык и литературу. С детства Юрий проявлял различные творческие таланты – отлично пел и играл на гитаре, пародировал окружающих, чаще всего учителей. Мать артиста рассказывала: "Юра, ещё когда был маленьким, мне говорил: «Мама, всё будет хорошо. Я стану таким знаменитым, что меня начнут узнавать на улицах, и ты будешь мной гордиться»". В школьные годы Юрий Стоянов посещал драмкружок при Одесской киностудии. Также из-за проблем с лишним весом стал заниматься спортом – фехтованием, получил звание мастера спорта. Занимался в поэтической студии, посещал музыкальную школу, где обучался по классу гитары.
  После школы поступил на актёрский факультет ГИТИСа, его соседом по комнате в студенческом общежитии был Виктор Сухоруков. Интересно, что Виктор был самым старшим из студентов на курсе, а Стоянов – самым младшим. После окончания в 1978 году Московского государственного института театрального искусства имени А. В. Луначарского, играл в Большом драматическом театре им. Товстоногова по 1995-й год. Единственной большой ролью Юрия Стоянова за время его работы в БДТ была роль Моцарта в спектакле «Амадеус».
  Широкий успех к Юрию Стоянову пришёл с появлением на экранах программы «Городок», быстро завоевавшей любовь зрителей. Со своим бессменным напарником – Ильёй Олейниковым – Стоянов познакомился в 1990 году во время съёмок в комедийной ленте «Анекдоты». Интересно, что они оба родились в один день – 10 июля – только с разницей в 10 лет (Олейников был старше). Спустя некоторое время началось их плодотворное сотрудничество.
  Сначала Стоянов и Олейников совместно вели небольшое шоу «Кергуду!» и рубрику в комической передаче «Адамово яблоко». А в 1993 году на экраны вышел первый выпуск передачи «Городок». Талантливо сделанная юмористическая передача быстро завоевала популярность среди публики и в течение 19 лет интерес к ней не угасал. Проект Стоянова и Олейникова, в котором они переиграли множество ролей, создали массу комедийных сюжетов, пользовался, без преувеличения, всенародной славой. У «Городка» было семеро штатных авторов, часть из которых жила в столице, а часть – в Одессе, на малой родине Стоянова. Программа четыре раза была удостоена престижной телепремии «ТЭФИ», как лучшее телевизионно-развлекательное шоу. При этом шоу «Городок» стало первым российским проектом, который вышел на экраны стран Европейского Союза. «Городок» выходил с 1993-го по 2012-й год – до смерти Ильи Олейникова.
  Сниматься в кино артист начал ещё в 1974 году – исполнил небольшую роль в картине «Великое противостояние». А широкий успех и признание как к киноактеру пришло к нему в 2000 году, когда он исполнил роль продюсера Стаса Придорожного в комедии «Ландыш серебристый». Позднее вышла вторая часть ленты.
  Сыграл роль присяжного в ленте Никиты Михалкова «12» (римейк американского фильма «Двенадцать разгневанных мужчин»). Стоянов в числе других актёров из этого фильма получил премию «Золотой орёл». Очень дорогой и очень личный для Юрия Стоянова фильм – «Человек у окна» режиссёра Дмитрия Месхиева. Его герой – немолодой непризнанный актёр Шура Дронов, он постоянно наблюдает за происходящим на улице, проговаривая мысли, слова, поступки прохожих. Как позднее пояснял Юрий Стоянов – это он сам в определённый период своей жизни, а сценарий фильма написан с его слов.
  В 2000-е годы Юрий Стоянов постоянно снимается в кино, как правило, в комедиях. Запомнились такие ленты с его участием как «Гитлер капут!» (Борман), «Очень русский детектив» (Джонни), «Золотая рыбка» (помощник Золотой рыбки), «Шерше ля фам» (Кутузов), «Золотой ключик» (кот Базилио), «Морозко» (Морозко), «Новые приключения Аладдина» (визирь), «Красная Шапочка» (Волк), «Три богатыря» (Илья Муромец) и многие другие.
  Кроме «Городка» Стоянов в 1991-2007 гг. был ведущим программы «Ельцину от Ельцина» (ЛОТ). В 2009-м вёл программу «Лучшие годы нашей жизни» на канале Россия. В 2013-2015 гг – «Живой звук» на Россия-1. С 2013 года Юрий Стоянов ведёт программу «Большая семья» на канале Культура. Вёл «Живой звук» на канале Россия-1. 25 сентября 2015 года актёр принял участие в театрализованных онлайн-чтениях произведений А. П. Чехова «Чехов жив». В 2014-2016 гг. член жюри в шоу «Один в один!» на канале Россия-1.
  (Из проекта "Штуки-дрюки")


    Произведения:

    Илья Олейников, Юрий Стоянов. Книга "До встречи в «Городке»" (1997, 194 стр.) (pdf 11,6 mb) – июнь 2022
      (издание любезно предоставил Сергей Работягов (Сиэтл, США);
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США))

      Мои рассказы адресованы всем, кому интересно, как я жил до основания «Городка». Для того, чтобы узнать, как жил до этого Стоянов, надо просто перевернуть книгу.
      Илья Олейников

      Мои рассказы адресованы всем, кому интересно, как я жил до основания «Городка». Для того, чтобы узнать, как жил до этого Олейников, надо просто перевернуть книгу.
      Юрий Стоянов

      Фрагменты из книги:

      "Через некоторое время, оправившись от Софочки, я познакомился с Валей Гусер. Фамилия полностью соответствовала её внешности. После Софочки Валя казалась мне совершенно беззащитной. Она была романтически настроенной девушкой и обожала туристские походы и всё, что с ними связано: костры, песни под гитару, немытые котелки и прочие походные прелести. В первую туристскую ночь, сидя на муравьином гнезде, я поцеловал Валю.
      – Остальное – в спальном мешке! – строго предупредила Валя.
      – Почему в мешке?
      – Потому что! – отрезала она.
      В ту же ночь под волчий вой и завистливое уханье сов я, путаясь в лямках спального мешка и Валькиного нижнего белья, стал мужчиной.
      Ранним утром, выцарапавшись из мешка и сладко потягиваясь, Валя сказала:
      – Я так счастлива! Я себя чувствую, как сказочная птица Пенис, восставшая из пепла."
      Илья Олейников

    * * *

      "Моя бедная родная мама... Как-то приехала она к нам в гости. К тому времени мы уже давно жили в Ленинграде. Нам захотелось удивить её, и мы повезли маму в Петродворец. Фонтаны, каскады, статуи, бронза, Монплезир – что там говорить: цари знали, что такое дача.
      – Ну как, мама? Нравится? – спросил я её слегка покровительственно, словно всю эту роскошь сотворил только что лично.
      – Сыночка, – тревожно сказала мать, – где здесь туалет?
      – Да погоди ты, мама. Какой туалет? Ты посмотри, куда мы тебя привезли. Ты этого нигде больше не увидишь.
      – Где туалет, сыночка? – чуть нервозней спросила мама, и я понял, что она находится в критическом состоянии.
      С большим трудом в самом конце огромного парка мы наконец нашли полуразвороченное, обтрёпанное каменное строение, которое источало весьма неприятный для благородного носа запах. Да и весь близлежащий ландшафт выглядел не лучше. Это были парковые уборные. Цари их явно не посещали, но мама влетела туда истребителем. Зато выпорхнула оттуда легкокрылой бабочкой. Осмотрелась вокруг и сказала:
      – Боже, какая здесь красота!"
      Илья Олейников

    * * *

      "Мы с Юрой тихо ненавидели режиссёра, и эта тихая ненависть стала первым кирпичиком нашей дружбы. Как-то, коротая время в межсъёмочном пространстве, я притащил сумку. Не буду томить тебя, любезный мой читатель. В сумке не было книг. Отнюдь. Там была водка. В это же время из-за кустов величаво выплыл Стоянов с точно такой же сумкой. Доносившееся из её недр мелодичное позвякивание приятно будоражило воображение.
      – Юра, – сказал я, – зачем эти подарки? Сегодня мой день рождения, а следовательно, пою тебя я.
      – Как? – изумился Стоянов. – И у меня сегодня день рождения. Я потому столько водки и взял.
      Теперь мы оба изумились. Не сговариваясь, мы вытащили паспорта. Я отдал ему свой, а он мне – свой. Каждый из нас долго и критически изучал паспорт товарища. Сомнений не было. Мы родились в один день и один месяц. Правда, с разницей в десять лет. Но это уже было несущественно."
      Илья Олейников

    * * *

      "Я очень плохо рисую. В сегодняшней своей работе особенно остро ощущаю это неумение. А ведь мог научиться, мог. Я был в третьем классе, когда у меня отбили всякую охоту к рисованию.
      – Дети, послушайте тему домашнего задания, – говорит наша учительница Олимпиада Николаевна. – Тема такая: «Рабочее место моего папы» [папа – гинеколог]. Рисунки сдадите завтра. Я разрешаю, чтобы ваши папы вам помогли.
      Я решил обойтись без отцовской помощи. Пришёл домой, достал с полки толстый, богато иллюстрированный том, изданный на иностранном языке и нашёл фотографию, где было запечатлено нечто, напоминающее мне рабочее место моего папы.
      Я не раз бывал у него на работе и имел представление о том, как выглядит это самое рабочее место. На кухне я нашёл папиросную бумагу, которую бабушка обычно кладёт на противень и смазывает жирными гусиными перьями, чтобы испечь банницу. Эту прозрачную бумагу я положил на фотографию и аккуратненько прорисовал её карандашом. Получилось – один к одному. Чёрно-белую заготовку я произвольно раскрасил цветными карандашами и внизу подписал чернилами: «Рабочее место моего папы – Стоянова Николая Георгиевича». Я был уверен, что пятёрка за домашнее задание у меня в кармане.
      А назавтра был большой скандал. Олимпиада Николаевна не стала вызывать моего отца, ограничилась матерью, которая работала в моей же школе. Я стоял за дверью директорского кабинета и слышал, как наш директор Владимир Георгиевич Демидов всё время повторял: «Конечно, это ужасно», – и начинал хохотать.
      Помню и слова моей мамы, прогрессивного педагога, проходившего практику у самого Сухомлинского:
      – Плохо не то, что он это нарисовал, а плохо то, что он это срисовал. Значит, нет ни памяти, ни фантазии.
      – Понимаешь, Женя, – обратилась Олимпиада Николаевна к маме, – ладно бы он срисовал просто рабочее место, так он же изобразил и самого папу, что называется, в деле."
      Юрий Стоянов

    * * *

      "За восемнадцать лет работы в театре я сумел усвоить восемь заповедей выездного актёра. Вот они:
      1) Хорошо изучи свой аппетит накануне поездки, прислушивайся к желудку, составь рацион. Представь себе, что ты космонавт или что уходишь в автономное плавание на подводной лодке.
      2) Главное, что ты должен знать о будущей стране пребывания, – это какое напряжение у них в сети.
      3) Нож, отвёртка и изолента помогут тебе внедриться в любую розетку без переходника.
      4) Поскольку тебе предстоит питаться концентратами и консервами, содержащими консервант, не забудь о пачке слабительного и пачке соды.
      5) Захвати с собой продукты питания, отбивающие аппетит.
      6) Запасись жевательной резинкой или дезодорантом для рта. Понадобятся уже через неделю.
      7) Не забудь о концертном костюме. Может состояться шефский концерт в посольстве. Там обычно кормят.
      8) Не стесняйся брать с собой много продуктов. Не комплексуй перед именитыми старшими товарищами. Запомни: в чемодане любого артиста, будь он даже народным СССР, то же, что и в твоём.
      Итак, чемодан упакован. В путь."
      Юрий Стоянов

    * * *

      "Раз в неделю Кирилл [Набутов] спрашивал меня:
      – Ты ещё не ушёл из театра?
      – Нет.
      – Всё равно уйдешь. Твоё дело – телевидение.
      Он мог позвонить мне в два часа ночи:
      – Давай покидаем!
      «Кидать» – значит обмениваться идеями по передаче.
      И мы кидали...
      Он заставлял меня быть одновременно репортёром, журналистом, сценаристом, режиссёром, ведущим. Но больше всего приучал к телевизионной режиссуре.
      Иногда он приходил на монтаж за час до выхода передачи в эфир начитывать закадровый текст и говорил:
      – Я потерял бумажки. Но ничего, я всё помню.
      Я знал, что это неправда, что он устал и текст попросту не написан. Кира брал микрофон и начинал наговаривать под картинку. Как правило, это выливалось в блестящую эмоциональную импровизацию.
      Журналист Божьей милостью, эрудит, умница, трудяга. Огромного роста, с открытой улыбкой, ранимый, заводной, отходчивый, не знающий чувства зависти. И по сей день почти в одиночку везущий свой телевизионный воз.
      В 1993 году он часто говорил нам с Ильёй:
      – Вам нужно делать свою передачу. Я договорюсь об эфире на нашем канале. Делайте, делайте.
      И мы сделали. Только на другом канале. На Российском. Но если бы не было «Адамова яблока», не было бы и «Городка». Я не забываю об этом."
      Юрий Стоянов

    Страничка создана 1 июня 2022.
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2022.
MSIECP 800x600, 1024x768