Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских


 

Олег Валерианович БАСИЛАШВИЛИ
(род. 1934)

  Олег Валерианович Басилашвили — советский и российский актёр театра и кино, народный артист СССР. Родился 26 сентября 1934 года в Москве в семье директора Московского политехникума связи и доктора филологических наук.
  Любовь к театру у юного Олега зародилась, когда он начал посещать драматический кружок.
  После школы он поступил на курс Павла Массальского в Школу-Студию МХАТ. Однокурсниками Басилашвили были такие известные личности, как Евгений Евстигнеев, Татьяна Доронина и Михаил Козаков. С Татьяной Дорониной Олег Валерианович вскоре после поступления сочетался узами брака.
  В 1956 году после окончания Школы-Студии у Дорониной было множество вариантов работы: ей сделали предложение сразу несколько театров, а Басилашвили пригласил лишь Сталинградский драматический театр. Именно в нём пара и начала свою актёрскую деятельность.
  Через некоторое время актёрская семья переехала в Санкт-Петербург. Олег Басилашвили стал работать в Театр имени Ленинского комсомола, а Татьяна Доронина в ленинградском БДТ. Через восемь лет их брак распался.
  В театре Олег Валерианович зарекомендовал себя как талантливый комедийный актёр. Среди самых заметных спектаклей с его участием стоит отметить такие постановки, как «История лошади», «Ревизор», «Дачники», «Пиквикский клуб» и «На всякого мудреца довольно простоты».
  Дебют артиста в кино состоялся в 1956 году с роли Андрея Андреевича в драме «Невеста». Затем фильмография артиста пополнилась такими картинами, как «Живой труп», «Гранатовый браслет», «Возвращение «Святого Луки», «Вечный зов», «Врача вызывали?», «Старшая сестра», «Раба любви» и «Дни Турбиных».
  Переворотом в кинокарьере актёра стала роль в комедии Эльдара Рязанова «Служебный роман». Лента имела невероятный успех, её посмотрели 58 миллионов человек. Олег Валерианович в одночасье стал звездой советского кинематографа.
  Затем последовали не менее удачные работы в таких фильмах, как «Осенний марафон», «Противостояние», «Вокзал для двоих» и «Курьер».
  Из более поздних киноработ актёра стоит отметить следующие: «Орёл и решка», «Яды, или Всемирная история отравлений», «Что сказал покойник», «Мастер и Маргарита» и «Азазель».
  (Из проекта "ivi.tv")


    Воспоминания "Неужели это я?! Господи..." (2012) (doc-zip 4,2 mb; html 4 mb) — текст содержит большое количество фотографий

      Народный артист СССР Олег Басилашвили впервые вышел на сцену в 1956 году и продолжается оставаться действующим артистом. Его популярность невероятна. Несколько поколений театральных и кинозрителей считают Басилашвили одним из лучших артистов России.
      В книге воспоминаний Олег Валерианович рассказывает о своих корнях, о работе в театре и кино, общественной деятельности, о личной жизни. Рассказывает изящно, талантливо, с юмором.
      (Аннотация издательства)

    Фрагменты из книги:

      Отец долго не выдержал сидения за столом дежурным офицером: «Стыдно. Это безделье. Надо работать». Демобилизовался. И ушел в Политехникум.
      Много раз просил я его «рассказать что-нибудь» о войне. Он отмалчивался. А если и рассказывал, то совсем не героическое.
      Как его товарищ, очнувшись на полу после взрыва снаряда, просил написать жене, думая, что умирает. На самом же деле осколок пробил кофейник с кипятком, который тот держал в руках, горячая вода залила ему гимнастерку, и он принял ее за кровь…
      Как солдаты, идя в атаку штыковую, кричали не «За Родину! За Сталина!», а «Мама!!». И вот так, с криком «мама!», врывались во вражеские окопы… А немцы кричали: «Mutter!»
      Как на станции Цимлянская однажды утром после адской немецкой бомбежки он вылез из воронки, где прятался от бомб, пошел к руинам здания штаба. И увидел своих подчиненных, столпившихся у рухнувшей стены. Из-под кирпичной груды торчали его валенки, которые отец в панике забыл надеть, удирая из здания. Солдаты стояли, сняв шапки, понурые, словно на картине «Смерть командира»…

    * * *

      По дороге в лагерь в столыпинском вагоне с двумя крохотными окошечками в решетках разнеслась весть, что немцы скоро возьмут Москву. Среди заключенных – ликование, еще бы! Ведь они – «политические»! Их-то немцы в первую очередь выпустят! И вдруг звонкий громкий голос пожилой женщины:
      – Как вам не стыдно! Вы же русские люди! Как можно желать врагу победы над Россией! Россия, какая бы она ни была, – родина! Я готова всю жизнь сидеть в тюрьме, лишь бы немец не победил!
      Так кричала женщина с седыми грязными прядями волос, в рваном ватнике… Фамилия ее была Пушкина. Правнучка Александра Сергеевича.
      Как-то их поезд очень долго стоял на запасных путях. Солдатик с винтовкой образца 1898-1921 годов, красноармеец, как тогда говорили, обратился к конвоируемым зэчкам: «Бабоньки, родные! Двое суток не спал, вас сторожа. Щас свалюсь. Я лягу и маленько посплю, а вы посторожите, и если пойдет начальник состава – будите, не то, ежели застанет меня спящим, упечет под трибунал!».
      И сторожили бабоньки, сердобольные враги народа, берегли сон и жизнь несчастного парнишки. Как увидят начальника в малиновой фуражке, будят солдатика, тот встает с грозным видом. Пройдет начальник – он опять бух на доски вагона и в сон. А зэчки сторожат.
      Из Челябинской области, из лагеря, возили Валерию на очную ставку в блокадный Ленинград. В сопровождении двух охранников с собакой сначала на поезде, потом на самолете через Ладогу. Вот там-то, на очной ставке в блокадном городе, и поняла Валерия, кто донес, что ей не всё нравится в фильме «Большая жизнь»…

    * * *

      …Вонища, плюется жиром сковорода на общежитской кухне, дребезжат крышки кипящих кастрюлек.
      Володя Сачков – завпост Ленкома, влюбленный в театр, готовый отдать за него жизнь, – приглашает «по маленькой», с «пластинчатыми» – это с солеными грибами, сыроежками собственного изготовления. Внешне Володя очень напоминал Женьку Евстигнеева: та же лысина, на худющем лице шлепающие губы. Половины зубов нет – следы пребывания в лагере.
      В 1945 году, демобилизовавшись, в надраенных медалях, с «сидором», набитым трофеями, прибыл он победителем из Германии на Московский вокзал Ленинграда, сел на трамвай и поехал по Невскому к себе на Петроградскую сторону к маме, которую не видел четыре года. На площадке трамвая двое подвыпивших матросов стали приставать к девушке; та безуспешно отбивалась. Володя встал на ее защиту – как же, фронтовик. Завязалась нешуточная драка. Тут подоспел патруль, и Володю арестовали. И с ходу отправили в лагерь. Так до дома он и не доехал какой-нибудь километр.
      Попал на урановые рудники.
      «Спустили нас, – рассказывал Володя, – вижу, все стены светятся. Ну, думаю, хана мне. Поработал так неделю, потом выдал себя за штукатура, там потребовались. И так уцелел».
      Несмотря на лагерь, был жизнерадостен, деятелен, работящ…

    * * *

      Ее престарелая мать писала ей письма, приглашала к себе, в Италию. Вера в панике горячечным шепотом советовалась со мной – отвечать ли, ведь могут посадить опять за «связь с изменником Родины». А если писать, так что наврать? Не рассказывать же, что она живет вместе с дочерью и ее мужем в одной комнате в коммуналке – это будет очернением советской действительности! За это точно посадить могут! Я всячески пытался успокоить ее, говорил, что не те времена. В ответ она испуганно махала сухой ладошкой: «Да что ты, что ты?! Какие другие, что ты?!!»
      Ее старуха-мать была очень богата, владела в Италии какими-то производствами. Неожиданно Вера получила письмо от матери: «Хочу умереть на родине. Возвращаюсь в Ленинград». Продала всю свою миллионную собственность и с чемоданом золота и драгоценных камней прилетела на самолете в СССР!
      И тут чистые руки чекистов приготовили мышеловку. Зная всю подноготную – письма, естественно, просматривались, – старушку, не знающую никаких тамошних правил, они пропустили через таможню, не сказав, что надо заполнить на ввозимые ценности таможенную декларацию. Старушка, не заполнив ее, ступила на родную землю. И мышеловка захлопнулась.
      Нагрянули в коммуналку кагэбэшники, все камни и «драгметаллы» реквизировали, а старуху, обвиненную в контрабанде, предали суду. От отчаяния ее разбил паралич, и в суд ее возили на носилках. Вскоре она скончалась.
      Вера сильно горевала. Похудела, замкнулась. Но всё равно: щёткой – щирк-щирк…
      А изобретательные чекисты получили ордена за отлично проведенную операцию. Это мне доподлинно известно.

    * * *

      Чем это кончилось в СССР, мы знаем – полнейшим экономическим крахом и распадом страны. Казалось бы, опыт мы приобрели. Но… «народ безмолвствует», ищет развлечений. Когда я вижу ржущую до изнеможения толпу на пошлых эстрадных концертах, а это тупое ржание и пошлый юмор тиражируются миллионами телевизоров, когда вижу бесстыдных девиц, по тому же телевизору смакующих свои сексуальные приключения, слышу о том, что в школе уменьшено количество часов, отпущенных на изучение литературы, – у меня возникает ощущение, что кто-то очень хочет вновь превратить народ в стадо… «Мы пустим неслыханный разврат, пьянство, сплетни… мы всякого гения потушим в младенчестве…» А народ – в большинстве своем – эту тухлую наживку с радостью хватает.

    * * *

      – Никита, я не могу сниматься в «Неоконченной пьесе для механического пианино»!!! Мама смертельно больна, и я должен быть с ней на даче в Хотькове.
      – Будете жить там, где будут съёмки, – в подмосковном пансионате. Те же воздух и природа!
      – Не могу, Никита! Мама решила провести последнее лето в Хотькове!
      – Тогда пошел на хуй!!

    Страничка создана 6 июля 2019.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2019.
MSIECP 800x600, 1024x768