Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Евгений Юрьевич ДОДОЛЕВ
(род. 1957)

  Додолев Евгений Юрьевич (род. 1957) – советский и российский журналист и медиаменеджер.
  Окончил МГПИ им. В. И. Ленина (1982), специальность «Математика».
  Получил MBA (Master of Business Administration, магистр бизнес-администрирования) в США (1993).
  Получил диплом «Главный редактор» (Editor in Chief) в штате Вирджиния (1993). Стажировался в New York Times Company (1993-1994).
  Член творческих союзов России (журналистов, литераторов, писателей) и американской организации «Комитет защиты журналистов».
  В качестве главного редактора руководил газетами «Новый Взгляд» и «Московская комсомолка», деловыми изданиями «Компания» и «Карьера»; в качестве издательского директора – журналами «Профиль», «Русский BusinessWeek», FHM Russia, XXL, «Крестьянка», «Домовой», Moulin Rouge; как исполнительный директор – Издательским домом Родионова.
  Колумнист газеты «Московский комсомолец» и журнала «Однако».
  С 2012 года ведёт авторскую программу «Правда-24» на канале «Москва 24».
  Состоит в браке с Натальей Разлоговой.
  (Из проекта "LiveLib.ru")


    Произведения:

    Книга "«Взгляд» – битлы перестройки" (2012) (pdf 10,9 mb) – OCR: А. Белоусенко – октябрь 2020

      Книга основана на воспоминаниях Евгения Ю. Додолева о создании и крушении самого рейтингового проекта отечественного телевидения – передачи «Взгляд». Двадцать лет спустя после закрытия Кремлём этой программы (в течение 2010-2011 гг.) автор встречался с теми, кто стоял у истоков «Взгляда».
      Додолев – известный в прошлом репортёр. Дважды (в 1986-м и 1988-м гг.) Союз журналистов СССР признавал его лучшим журналистом года.
      Радиотрибун Игорь Воеводин называет Додолева главным аристократом профессии и литературным экстремистом. А киновед Сергей Шолохов в своём «Пятом колесе» считал его самым скандальным журналистом перестройки. Человеком-командой величал автора ключевой персонаж повествования – Влад Листьев.
      В книге собраны уникальные фотоматериалы из архива ведущих «Взгляда».
      (Аннотация издательства)

      Фрагменты из книги:

      "[Александр Политковский].
      – Вообще-то непосредственно руководил нами Толя Лысенко. В сюжетах и темах «Взгляда» на 80 процентов заложены его идеи.
      Во времена руководства Гостелерадио Сергеем Лапиным существовало негласное положение не ставить на руководящие должности евреев. То есть работать – работайте, ребята, но руководить – ни-ни. Многим талантливым людям приходилось приспосабливаться. Анатолий Григорьевич же никогда не скрывал свой пятый пункт в анкете, даже в самые жёсткие годы. Я до сих пор считаю его хрестоматийным представителем нашей интеллигенции. Последний из могикан.
      Хотя Толя закончил Институт инженеров транспорта, но встал у истоков КВН и на телевидении, как говорится, зубы съел. Можно было бы назвать его немодным нынче словом «энциклопедист». Столь же обширны и его связи. При этом из всех телевизионных людей я не знаю более порядочного человека. Честный профессионал. Потрясающий энциклопедист. Когда он успевал перечитывать такое количество книг, я не понимаю до сих пор. И кроме того, он абсолютный альтруист. Когда он возглавил ВГТРК, через него миллионы бюджетных долларов проходили..."

    * * *

      "«Взгляд» в трактовке Владимира Викторовича Мукусева.
      Давайте вспомним, что такое «Взгляд» в сухом остатке. Впервые на Центральном телевидении Советского Союза:
      1. Поднята тема сталинских репрессий. ГУЛАГа, а КПСС и КГБ названы преступными организациями, преступления которых должны быть всесторонне и скрупулёзно расследованы, а гласный, независимый суд должен определить степень и меру ответственности виновных. То есть нужен свой Нюрнберг.
      2. Предложено захоронить труп Ленина.
      3. Найдена настоящая «Аврора».
      4. С помощью фильма Герца Франка «Высший суд» поднята тема отмены смертной казни.
      5. Страна узнала от кинодокументалиста Юриса Подниекса о том, «Легко ли быть молодым».
      6. После серии материалов о положении инвалидов отправлена в отставку Коллегия Министерства социального обеспечения РСФСР во главе с министром.
      7. Тысячи детей-сирот обрели родителей благодаря мальчику из «Прекрасного далёка».
      8. Снят с полки фильм «Комиссар» Александра Аскольдова.
      9. Спасён от уничтожения фильм «Рок» Алексея Учителя.
      10. Поднята тема восстановления храма Христа Спасителя и организован сбор средств.
      11. С помощью майора ВВС Михаила Пустобаева страна узнала о готовящемся военном перевороте. Он был оттянут, но, к сожалению, не предотвращён – Горбачёв не поверил нам до конца. (Речь идёт о событиях августа 1991 года – ГКЧП.)
      12. Русский рок вышел из подполья. С экранов телевизоров зазвучали не только песни «Аквариума», «Алисы», «ДДТ», «Кино», «Наутилуса», их лидерам представилась возможность говорить с многомиллионной аудиторией.
      13. Обнародовано «узбекское дело» – нити преступлений республиканских партийных лидеров вели в столицу.
      14. Александр Политковский своими пронзительными репортажами о гибели детей в запущенном, страшном Гематологическом центре в Минске вынудил власти страны и лично Горбачёва превратить его в лучшую по тем временам Всесоюзную лечебницу страны. Тот же Политковский, сделав серию очерков с Чернобыльской АЭС, не только открыл стране масштаб катастрофы, но и привлёк внимание власти к чернобыльцам – ликвидаторам аварии.
      15. Владислав Листьев и режиссёр Татьяна Дмитракова создали щемящий душу сюжет о человеческом сострадании и любви к братьям нашим меньшим. Молодой человек забрал с бойни лошадь и поселил её у себя дома. Эта история потрясла многих, а профессиональное жюри фестиваля в Монтрё присудило этой работе высшую премию.
      16. Лена Масюк напомнила зрителям «Взгляда» о том, что чернобыльская катастрофа была не первой в нашей стране. Впервые прозвучали «Челябинск-40» и предприятие «Маяк».
      17. Афганская война названа преступной. Сергей Ломакин поднял тему возвращения наших пленных домой.
      18. Артём Боровик впервые рассказал об очевидном кощунстве – открытии на территории СССР, в Эстонии, памятника эстонским эсэсовцам."

    * * *

      "[Владимир Мукусев].
      К концу четвёртого года существования «Взгляда» ребята, в том числе и Влад, начали зарабатывать на программе деньги. Появились заказные сюжеты, рубрики, даже фирмы, которые от имени «Взгляда» что-то продавали и покупали. Но это было только начало. В 90-м году «Взгляд» закрыли, а я был вынужден уйти с Центрального телевидения. Но при этом я оставался депутатом Верховного Совета Российской Федерации. И в конце 92-го года Комитет по СМИ попросил меня как телевизионного профессионала, прошедшего путь от младшего редактора до главного выпускающего программ, сделать экспертную оценку документов КРУ Минфина по проверке «Останкино». Там было зафиксировано то, что с точки зрения Минфина являлось нарушением.
      Самое страшное: в этих документах я обнаружил несколько страниц, посвящённых деятельности ТО «Эксперимент» (бывшей молодёжной редакции ЦТ). И это был приговор. Возьмём, для примера, программу «Поле чудес» и условные деньги. Фактически передача стоила пусть тысячу рублей. Коммерческая организация «ВИD» заключала договор с государственной организацией «Эксперимент» о производстве «Поля чудес» не на тысячу рублей, а на сто тысяч. Мало того, на эту тысячу рублей снималась не одна, а четыре передачи: государственные средства разворовывались в фантастических масштабах. Потому Уголовному кодексу при необходимых доказательствах наказание могло бы быть очень суровым, вплоть до высшей меры.
      Но ещё более жуткие вещи я узнал в «Останкино» от своих бывших коллег. Оказывается, полный финансовый беспредел творился прежде всего в получении рекламных денег. Одна минута в прайм-тайм стоила тогда примерно 40 000 долларов. Но чтобы вставить эту рекламу в конкретное «Поле чудес», рекламодателю нужно было заплатить ещё столько же производителю в карман. То есть существовал своеобразный конкурс рекламы. По мнению работников «Экеперимента», доходы от этой «замечательной» коммерческой деятельности составляли около 200 000 долларов за одну передачу...
      В то время мне был предложен пост гендиректора «Останкино». Моим условием было: немедленная передача всех этих документов в Генпрокуратуру. Этого не произошло, я отказался от «Останкино», а документы якобы сгорели в Белом доме в октябре 93-го."

    * * *

      "[Владимир Мукусев].
      Когда я в 1995 году принимал решение о публикации в «Новом Взгляде» реплики Эдуарда Лимонова «Лимонка в хорватов», я не руководствовался своими представлениями о балканском конфликте, но лишь чувством справедливости. И то, что против газеты и автора возбудили тогда, при Ельцине, уголовное дело, было закономерно. Впрочем, текст был, право, жёсткий: «Народы, говорят нам, не могут быть плохими. Чечены, твердят нам, – прекрасный и храбрый народ, но вот не могут нам отменить их коварство, разбойничий нрав и жестокость. Хорваты (или кроаты) прославились своей леденящей кровь, исключительной в XX веке жестокостью во время Второй мировой войны. Распиленные младенцы, расколотые искусно черепа, особый кривой нож, называемый «серборез», пристёгивавшийся к запястью, около полутора миллионов сербов, замученных в лагере Ясеновац и других лагерях смерти, – вот «подвиги» этого небольшого народа. В документальной книге итальянского журналиста Курцио Малапарте «Капут» есть эпизод, в котором глава хорватского государства Анте Павелич показывает автору корзинку, доверху наполненную... глазами, вырванными у сербов. Только этому исключительно изуверскому народу Гитлер охотно предоставлял право быть германизированным. Единственному среди славянских народов. Хорваты воевали против России и, по свидетельству очевидцев, отличились у нас чудовищными зверствами. Украинские крестьяне предпочитали немецкую оккупацию хорватской. Немцы – расстреливали, хорваты – медленно, изощрённо убивали. Двойное влияние Турции и Германии сформировало в этом народе особое изуверство. В VII веке пришедшие из Карпат хорваты образовали своё государство. В 1102 году они попали под регентскую власть Венгрии... В 1941 году было образовано независимое хорватское государство смерти. Воинствующие католики, хорваты убивали во имя религии и, очевидно, просто из удовольствия, потому что не могли иначе»."

    * * *

      "[Александр Политковский].
      Министр обороны Ирландии Вилли О’Ди подал в отставку, признав, что несправедливо обвинил своего политического оппонента в организации борделя: репортёр представил запись беседы с неосторожными пассажами.
      Там «четвёртая власть» учит чиновников отвечать за базар. Наши, повторю, даже не считают нужным вид делать, что рука руку не моет.
      По итогам проверки закупки медицинских томографов на 7,5 миллиарда рублей возбуждено 17 уголовных дел, но министр здравоохранения Татьяна Голикова ничуть не устыдилась. Не она же закупала. И не её супруг – министр Виктор Христенко. И не их общий начальник.
      К тому же всё будет забыто, как только разразится новый скандал. У толпы короткая память. Да и политических трупов у нас не бывает. Так что, казалось бы, винись – и ничего страшного не случится. Через год-другой вступишь в игру по новой.
      Между прочим, вышеупомянутый итальянец Скайола в 2002 году, будучи министром внутренних дел, уже сливался всего лишь за то, что пренебрежительно отозвался об убитом «Красными бригадами» эксперте.
      Так что отставка – это всего лишь гигиеническая мера. Санитарная. Но на российском олимпе – очевидная антисанитария. Почему-то говорить правду или каяться наши власть имущие ужасно не любят. Думают, и так сойдёт. Всё, что говорят и пишут «там, внизу», вне рамок кремлёвской касты, – для них нечто малозначительное «из жизни муравьев»."

    * * *

      "[Владимир Мукусев].
      – Как родилась идея твоей сенсационной книги и почему она названа «Разберёмся...»?
      – В начале 2000 года, уже работая преподавателем журналистики в одном из питерских вузов, я наткнулся на книжку, в которой увидел целую главу, посвящённую «Взгляду». Имя автора мне ничего не говорило, и я с удовольствием её открыл и начал читать. Буквально через несколько страниц меня замутило и захотелось вымыть руки. Всё, что там было написано, нельзя было назвать просто враньём. Это была грязная и изощрённая провокация, рассчитанная на тех, кто во времена «Взгляда» был слишком мал, чтобы его помнить. Первым желанием было кинуть её в печку или в мусоропровод. Но сработал инстинкт журналиста-расследователя. Я понёс её к своим студентам и предложил им на практике применить то, чему я их учил. Проверять и перепроверять даже, казалось бы, очевидные факты, не верить ни одному печатному слову без документального подтверждения, собирать информацию из всех возможных источников. И что тут началось! Они сутками сидели в интернете, искали в библиотеках, редакциях, архивах всё то, что было связано не только с их учителем, не только со «Взглядом», но и со всей журналистикой эпохи перестройки. Я помогал им как мог, отдав все свои архивы с газетными вырезками, которые собирал мой отец много лет, и сотни случайно сохранённых писем во «Взгляд». Работа эта длилась несколько лет. Группу возглавляла тогда моя ученица Оксана Лебедева, ставшая не только составителем, но и полноправным соавтором книги. В итоге студенты моего первого выпуска, а точнее уже молодые журналисты, преподнесли мне этот поистине бесценный подарок. Мою, нашу общую, книгу. Они – разобрались. Надеюсь, как и все те, кто её прочитал. Сегодня мне не стыдно за моих учеников. Их немного, но это действительно журналисты, а не представители другой древнейшей профессии.
      Книга вышла в канун двадцатилетия «Взгляда» и того отвратительного скандала, который этот юбилей сопровождал. На очередной тусовке под названием "Вручение «ТЭФИ»" на сцену во главе с Любимовым поднялись люди, либо вообще никогда не имевшие отношения к «Взгляду», либо ничего, кроме вреда, ему не принесшие. Любимову и была вручена заветная статуэтка. Зачем это было сделано, стало ясно через год, когда Познер тоже получил «ТЭФИ». Коммерческий ларёк «ты мне – я тебе» продолжает работать."


    Книга "Красная дюжина. Крах СССР: Они были против" (2012) (pdf 6 mb) – апрель 2021
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Книга основана на серии эксклюзивных интервью с ньюсмейкерами 1991 года. Полковник Виктор Алкснис, министр-гэкачепист Олег Бакланов, основатель общества «Память» Дмитрий Васильев, генерал КГБ Олег Калугин, главред перестроечного «Огонька» Виталий Коротич, хард-лайнер Егор Лигачёв, генерал-антисемит Альберт Макашов, первый & последний премьер-министр Советского Союза Валентин Павлов, «блондинка-чеченка» Сажи Умалатова, председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков, третье лицо партии (после Горбачёва и Ивашко) Олег Шенин, вице-президент СССР Геннадий Янаев. Дюжина политических деятелей, от чьих замыслов + выступлений зависела судьба Союза ССР. Все персонажи, представленные в этом сборнике, были повелителями дум, вождями (пусть и разномасштабными), лидерами, ньюсмейкерами 1991 года, теми, кто был в фокусе общественного внимания в момент распада СССР. На словах они все, занимая разные (порой полярные) позиции, были против распада страны, но по факту вели державу к неминуемому краху.
      Автор книги Евгений Ю. Додолев в то время был известен как репортёр-первопроходец & ведущий легендарной программы «Взгляд», и некоторые из героев «Красной дюжины» стали всесоюзно известны именно после додолевских ТВ-сюжетов.
      (Аннотация издательства)

    Содержание:

    Предисловие Михаила Леонтьева ... 5
    От автора ... 7
    Глава 1. ПОРТРЕТ МАКАШОВА НА СЛУЧАЙНОМ ФОНЕ ... 11
    Глава 2. КАЛИФ ЯНАЕВ ... 29
    Глава 3. ПОСЛЕДНЯЯ ОШИБКА ГЕНЕРАЛА КАЛУГИНА ... 47
    Глава 4. ЧТО-ТО С «ПАМЯТЬЮ» МОЕЙ СТАЛО ... 65
    Глава 5. САЖИ УМАЛАТОВА. БЛОНДИНКА ЗА УГЛОМ ... 83
    Глава 6. ИНТЕРВЬЮ С НИКОЛАЕМ РЫЖКОВЫМ ... 101
    Глава 7. О.С. МИНУС М.С. ... 111
    Глава 8. АЛКСНИС. ПОЛКОВНИК, О КОТОРОМ ПИШУТ ... 137
    Глава 9. ГЭКАЧЕПИСТ БАКЛАНОВ ... 157
    Глава 10. ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА ВИТАЛИЯ КОРОТИЧА ... 169
    Глава 11. РЕФЛЕКС ПАВЛОВА ... 185
    Глава 12. ЕГОР КУЗЬМИЧ ... 203
    Как бы послесловие. О хронике ... 239
    Библиография ... 245

      Фрагменты из книги:

      "Про агентов влияния она [Сажи Умалатова] писала в своём ЖЖ и в начале 2011 года:
      «Никогда не доверяла медийным «говорящим головам». Особенно тем, что мелькают во всех программах подряд, скачут с одного ток-шоу на другое и то и дело учат нас, как правильно смотреть на вещи. В этой среде наиболее ярким персонажем является некий писатель Веллер. Кто это и почему его так много? Не берусь судить о литературных талантах Веллера — проза его по большей части ординарна и скучна, как писатель он невыразителен, простоват и даже пошловат. Как говорится, «не Тургенев». Он неинтересен. Но отчего он так обласкан телерадиопространством, которое его позиционирует то современным русским мыслителем, то ярким историком, то чуть ли не «мозгом нации»? Ответ, на мой взгляд, прост — именно такие веллеры сегодня как никогда востребованы. Они нужны для оболванивания общества, для насаждения в нём наиболее деструктивных «ценностей». Таких принято называть агентами влияния. Арбатова, Ерофеев, Журбин и пр. Веллер — ярчайший представитель этого гнилого сословия. И он популярен, как никто иной.
      Абсолютно беспринципный и бесхребетный «глашатай истины» кочует с канала на канал, выставляя себя таким же абсолютным экспертом непременно во всех областях»".

    * * *

      "Физиолог Павлов ставил эксперименты на собаках: в означенный момент зажигается в клетке свет, и у животинки начинает выделяться желудочный сок, хотя кормушка ещё пуста. Иван Петрович назвал своё открытие условным рефлексом.
      Премьер-министр Павлов поставил эксперимент сразу на всём населении Советского Союза: в означенный момент было объявлено об обмене в трёхдневный срок 50- и 100-рублёвок старого образца. Валентин Сергеевич таким путём решил побороться за оздоровление финансово-денежной системы страны. О рефлексах он вряд ли задумывался, всё получилось само собой: сколько времени прошло, а при упоминании финансиста Павлова у многих законопослушных граждан бывшего СССР непроизвольно начинает выделяться желчь. Правда, физиология здесь ни при чём, скорее нужно говорить о психологии. Стояние в январских очередях 91-го, дабы обменять в сберкассах свои «гробовые» и трудовые, крепко врезалось в память. Не забыли, уважаемые?
      Наш народ и прежде к родному правительству без особой любви и нежности относился, а с помощью Валентина Сергеевича и вовсе устойчивый рефлекс выработался..."

    * * *

      "Написать это письмо я решила после долгих раздумий. Я химик, преподаватель в Ленинградском технологическом институте имени Ленсовета. Как многие другие, являюсь куратором студенческой группы. В наши дни студенты после периода общественной апатии и интеллектуального иждивенчества постепенно начинают заряжаться энергией революционных перемен. Естественно, возникают дискуссии — о путях перестройки, её экономических и идеологических аспектах. Гласность, открытость, исчезновение зон, запретных для критики, эмоциональный накал в массовом сознании, особенно в молодёжной среде, нередко проявляются и в постановке таких проблем, которые в той или иной мере «подсказаны» западными радиоголосами или теми из наших соотечественников, кто не твёрд в своих понятиях о сути социализма. О чём только не заходит разговор! О многопартийной системе, о свободе религиозной пропаганды, о выезде на жительство за рубеж, о праве на широкое обсуждение сексуальных проблем в печати, о необходимости децентрализованного руководства культурой, об отмене воинской обязанности... Особенно много споров среди студентов возникает о прошлом страны."
      (Из письма Нины Андреевой)



    Книга "Девица Ноvодворская: Последняя весталка революции" (2014) (pdf 9,5 mb) – копия из библиотеки "ZLibrary" – август 2020

      Кем была и чем стала Валерия Новодворская? Кто она и зачем?
      Пламенная революционерка или политический фрик? Последовательный диссидент или закоренелый русофоб? Экстравагантный литератор или недалёкий провокатор?
      Она сама отчасти ответила на эти вопросы своими публикациями в газете «Новый Взгляд», из-за которых фигурантами уголовного дела стали и колумнист Баба Лера, и редакция культового еженедельника начала 90-х.
      В книге собраны резонансные «нововзглядовские» колонки Новодворской и рассказано о разборках с прокуратурой и столичным КГБ, которое возглавлял в ту пору видный демократ Евгений Савостьянов.
      Автор книги Евгений Ю. Додолев, известный репортёр перестроечной поры, придумавший в своё время «Новый Взгляд» и давший слово начинающему публицисту Новодворской, пытается оценить феномен этого необычного человека.
      (Аннотация издательства)

      Фрагменты из книги:

      "Но я не успокоилась и 30 октября провела индивидуальную демонстрацию в день политзаключенных. В итоге ещё три месяца — теперь в закрытом секторе 15-й психбольницы. Не приведи вам Господь узнать, что это такое. Любая тюрьма раем покажется. Спросите политзэка, он предпочтёт десять лет лагерей одному году в спецбольнице. Пытки, бесконечные издевательства, полное уничтожение человеческого достоинства... Беспредел чистой воды. Могут хоть двадцать лет гноить. Очень удобный способ упрятать от посторонних глаз диссидентов. Ельцин прокричал на весь мир, что в России освобождены последние политзаключенные. А по нашим данным, их ещё человек сорок как минимум. Точную цифру вам никто не назовёт, поскольку полная ревизия спецтюрем не проводилась."

    * * *

      "Хвастаться сегодня своим диссидентством и отсиженными сроками — это всё равно что с упоением припоминать, сколько раз тебе дали по роже и сколько раз ты не дал сдачи... Мне съездили по роже 70-й статьёй и в 1969 году, и в 1968-м, и в 1991-м, не считая более мелких подзатыльников в 1985-м, в 1988-м и 17 тычков с 1988-го по 1990-й. А сдачи дать было нечем. Бодливой корове бог рог не даёт. Это я про свои «славные» столкновения с КГБ. Какое уж тут торжество. Одна стыдобушка. Такой у нас народ. Такой я агитатор. Такие мы все революционеры. Без Горбачёва и Ельцина нас бы уже скушали птички под названием вороны."

    * * *

      "Прочтите у Е. Керсновской в её горьких воспоминаниях, как мы завоёвывали не очень-то передовую, но всё же приобщившуюся к Румынии и хоть в передней у Запада постоявшую Бессарабию. Все удивлялись, глядя на этих серых, забитых, диких завоевателей. Они никак не могли наесться, они не умели готовить гарниры, соус, пасхальные блюда, работать они тоже не умели, не умели стены белить, занавески вешать, не знали, что новорожденного кладут в специальный конверт, что есть специальный набор детских вещичек — приданое. О человеческой жизни они и не слышали. А какими эти победители входили в немецкие города, в Прагу, в Будапешт? И чем громче каждое 9 мая кричат о Победе, тем очевиднее поражение. У победителей давно уже агония. Горе победителям!"



    Книга "Казус Рудинштейна, или Последняя ошибка продюсера" (2014) (pdf 16 mb) – декабрь 2020
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Книга выстроена по принципу «обратной хронологии». Начинается с описания разборок вокруг публикации злополучных мемуаров и заканчивается рассказом об одесском детстве Марка Рудинштейна. В основе повествования – серия бесед с главным героем, его (бывшими) партнёрами, друзьями и неприятелями. Издание не претендует на объективность и энциклопедичный охват биографии мегапродюсера. Автор не может быть беспристрастен: на протяжении многих лет Издательский Дом «Новый Взгляд», возглавляемый Евгением Ю. Додолевым был стратегическим информационным спонсором разномасштабных мероприятий Рудинштейна, включая, конечно, и прославленный «Кинотавр». Издание иллюстрировано фотографиями из семейного архива автора.
      (Аннотация издательства)

      Фрагменты из книги:

      "В действительно откровенном GQ-интервъю МГР уделил достаточно много места своему экс-напарнику Янковскому: «Человек был настолько Нарциссом, что считал, что любое прикосновение к нему — благо для простого смертного. Это было не только у него, это и у всех ленкомовцев. А история с фильмом «Любовник» на фестивале. Сейчас вот Гармаш со мной не здоровается. А когда дали приз за главную роль Гармашу, Янковский пришёл и устроил истерику из-за того, что главный приз поделили между ним и Гармашом. Пришлось идти к Шахназарову и говорить, что Янковский устраивает истерику, и у Гармаша забрали главный приз. Рассказывая это, я понимаю, что выгляжу дерьмом. Кто я и кто Янковский?! Все эти «бароны», «обыкновенные чудеса» создали образ небожителя. Вот сейчас пройдёт время, и все поймут, что Янковский был нормальным человеком. Кстати, он, когда напивался, дурел просто. Было невозможно с ним справиться. Он любил виски, всё время пил. Начинал хамить, дерзить. Сколько мы ездили на гастроли, сколько было неприятных сцен, когда люди всё бросали и уезжали из-за того, что он на концерте выпил. Мог сказать: «Да уйди ты со сцены, что ты так долго там стоишь!» Никто так не подвержен публичному восхищению или осмеянию, как актёр. Я это на себе прочувствовал. Когда первый раз на меня обрушился «Московский комсомолец», это было настолько несправедливо, что я закрылся дома и два дня пил. И я понял, почему они пьют! Они же все выскочили из Советского Союза, где были священными коровами. А тут они попали в новую страну и стали беззащитны. Я, например, всегда возмущался и считал журналистов убийцами, потому что, когда человек написал о Рязанове — даже если он сделал плохой фильм! — написал наотмашь, у мэтра начинается сердечный приступ, и мне, конечно, его жалко. Мне хотелось Денису Горелову сказать: ну пожалей человека, который столько сделал для кино! Можно хозяйке, когда она приготовит рыбу, сказать, что рыба паршивая, и навсегда отбить охоту готовить. А можно сказать, что она сегодня не получилась, и оставить надежду сделать рыбу лучше. За четыре года до окончания нашей работы Янковский стал вести «Черешневый лес» Куснировича, продолжая получать у меня приличную зарплату. За то, что выходил раз в год на сцену и говорил: «Здравствуйте, дорогие». Вот за это за двенадцать с половиной лет он получил около $2,5 млн. Он получал 10% от денег, которые мы доставали на фестиваль. Янковский был неприкасаемым. Сотрудники могли не получать зарплату, иногда сидели голодные, потому что, когда начались трудные времена, надо было отдавать деньги»".

    * * *

      "Хотелось бы заметить, что говоря про интриги Никиты Михалкова, МГР никогда не забывал о масштабе художника, с которым конкурировал на поляне фестивалепостроения. Например, в одной из бесед, отвечая на вопрос «Раньше символом советского кино была картина «Летят журавли». А сейчас такие фильмы-символы есть?», заметил: «Я считаю, что такая картина — «Утомлённые солнцем» Никиты Михалкова... Думаю, это не я его невзлюбил, а он меня. Вы знаете, с Никитой Сергеевичем Михалковым что дружить, что воевать — одинаково почётно, и не от меня зависело, быть его другом или врагом. История банальная: он, мягко говоря, не очень любит евреев. Можно сказать грубее, хотя любой русский человек, и он в том числе, услышав такой упрёк, возразит: «Как это я не люблю? Да вокруг меня все евреи». Мой знаменитый друг — дирижёр Большого театра, а теперь английского оркестра — Саша Лазарев (мы вместе служили), сказал мне: «Если человек говорит, что у него все друзья евреи, знай: он антисемит». Вот и Никита Сергеевич туда же. Впервые посетив «Кинотавр», он вышел на сцену и произнёс: «Я был не прав, когда недооценивал фестиваль, — это действительно серьёзная работа, хорошая академия кино». Есть даже фотография, где мы с ним стоим в обнимку. Михалков на страницах «Вечерней Москвы» заявил: «Рудинштейн всю жизнь хотел создать престижный фестиваль, но дворняге породистой собакой не стать никогда». В передаче Дмитрия Диброва МГР парировал: «Никита Сергеевич, ваш дедушка сам был дворовой. И за заслуги перед родиной получил дворянство. Так вот, лучше, когда дворовой хочет стать дворянином, чем когда дворянин хуже собаки».
      МГР признаёт: «Это и вызвало, собственно, ту войну, которая постепенно разгоралась и в 2007 году выплеснулась при моей попытке создать серьёзный, мощный фестиваль в Санкт-Петербурге. Михалков сделал всё, чтобы задуманное мною не состоялось... Михалковым повезло, что после гибели коммунизма, при переходе страны в другую систему, в новое измерение, наработки используют старые.
      Самое страшное в этом периоде то, что демократию тоже делали большевики. Имею в виду не членов компартии, а людей с большевистской ментальностью: она характерна для Чубайса, Немцова, Хакамады — для всех.
      Я, честно говоря, нормально к этому отношусь: только когда несколько поколений сменится, научимся понимать, что такое демократический процесс. Тогда и не будут нам говорить: «Я демократ, и правильно только то, что я говорю». Именно в этой системе координат очень удобно семье Михалковых — они в ней как рыба в воде. По природе своей эти люди циники, но Андрон Кончаловский хоть этого не скрывает. Написал «Низкие истины»: дескать, «Смотрите, да, я такой!». А Никита прикрывается религией, ищет в ней себе оправдание, оставаясь при этом абсолютно циничным бизнесменом. Понимаете, в нашей стране, особенно в мире искусства, сложилась дикая ситуация: художники стали вдруг бизнесменами. Никита Сергеевич — талантливый режиссёр и актёр, я обожаю его картины, но он совершенный разрушитель как администратор. Всё, к чему прикасается, просто рушится, потому что людей для него не существует — ни для него, ни для всей семьи. Даже дочь его это коробит".

    * * *

      "Я считаю, что школа европейского кино гораздо человечнее и понятнее, чем школа американского кино. Европейское кино более созерцательное, более чувственное, основано на многовековой истории и культуре. А в Америке живут выходцы из разных стран мира, и потому американской культуры не существует! Я считаю, что со временем всё станет на свои места, и созерцательный, размышляющий европейский кинематограф заменит американский клиповый. Насилие и жестокость там тоже ненастоящие. Мы здесь ещё не приучены до такой степени к компьютерам и искусственным эффектам, как это принято в Америке. У них все это воспринимается как комиксы: в этом тоже заключается определённое отличие американского кино от нашего, там всегда добро побеждает зло, всегда happy-end. У нас при отсутствии показа изощрённого насилия часто зло побеждает...
      Нашему кино присущ пессимизм мировосприятия. Их кино в своём массовом варианте несколько примитивно. Конечно, там есть уникальные художники, снимающие уникальные картины. Но в массе своей засилье американского кино приводит к нивелировке различных культур.
      Слава богу, что ещё есть индивидуальные виды искусства, такие как живопись, музыка, литература, которые сохраняют гены, передающие национальное своеобразие".

    * * *

      "Вы знаете, нас раньше неправильно учили. Нас учили любить Родину. А что такое Родина? Ведь слово «родина» произошло от слова «родинка», например, на лице у женщины. Это что-то маленькое: подъезд, где ты пил портвейн, целовался с любимой девушкой, место, где тебе дали в морду или ты кому-то дал в морду. Это — улица, скамейка, а не Союз Советских Социалистических Республик. Для меня Чертаново — не родина, а, к примеру, улица Лесная — родина. Нас учили любить народ, мы выросли на любви к народу. Но любить народ не нужно. Любить надо себя, но не в прямом смысле. Дело в том, что вы, я и есть тот самый народ. Поэтому если мы не будем любить себя, мы не будем интересны окружающим. Надо уважать себя. А беда нашего народа в том, что он к себе относится наплевательски. Поэтому любить всех — значит не любить никого. Как можно любить народ, если один человек — подлец, а другой — мерзавец, третий — бандит! Вы понимаете, надо ощущать себя. То есть, чтобы сам и твоё дело стали интересными для окружающих. И я считаю, что, исходя из этой политики, я идейный человек. Чтобы не сойти с ума, я решил, что необходимо что-то делать. Ваш мир — это ваша родина.
      Хорошо сказал Адабашьян: «Почему, когда я лечу за 9000 км до Петропавловска-Камчатского, я лечу на родину, а, когда за 1000 км в Париж лечу — за границу». То есть родина — это ощущение себя там, где ты родился, а всё остальное — это блеф. И из-за этого искажённая идеология. Всё, что я делаю, я делаю для себя. Я создаю окружение, свой мир, своё поле притяжения. Мало того, я считаю, что у каждого человека должен быть поклонник, не в смысле поклонения, а поклонник в смысле идей. Должен быть выбор. Родина — это где ты любил и ненавидел, где твоё счастье и несчастье, где тебе было хорошо или плохо, где ты с девушкой целовался в парадном... Вот всё это и заставило меня не уехать когда-то, а потом, когда что-то сдвинулось, то уже появился азарт. Когда я видел все эти лица, которые столько лет издевались надо мной... И вдруг доставить им удовольствие и уехать? Не дождетесь!"

    * * *

      "В Одессе есть четыре района, которые встречались всегда на Приморском бульваре в бывшем Пионерском парке (я, кстати, в третьем или четвёртом классе ходил туда во Дворец пионеров читать стихи), теперь он называется «Лунный». Там и сходились Слободка, Молдаванка, Пересыпь и «город», чтобы выяснить, где чья девочка. Так сказать, вас здесь не стояло... Однажды это закончилось поножовщиной... Большинство пацанов родители разобрали по домам, не дали им дойти до суда, а мой папа был твердокаменным коммунистом и решил меня проучить: «Заработал — теперь получай!» Мне дали восемь месяцев... Спустя несколько недель, придя ко мне на свидание, он услышал: «Если ты меня отсюда не заберёшь, я действительно стану бандитом» — и похлопотал, договорился с начальством (тогда это было возможно, наверное). Впрочем, домой я уже не вернулся. Отец гордо шествовал впереди, считая, что сильно меня облагодетельствовал, а я плёлся сзади. В кармане у меня лежали заработанные в колонии 42 рубля (в 61-м году, когда после хрущёвской реформы у денег обрезали нули, это была приличная сумма)... Мы дошли до Тираспольской площади, отец сел в трамвай... Когда дверь за ним закрылась, я повернулся и побрёл на автобус, который отправлялся с этой же площади в Николаев.
      В Николаеве я поступил в 16-й цех Южного судостроительного завода, на стапелях которого стояла первая советская авиаматка — крейсер «Москва», с которым мы, Украина и Россия, сейчас разбираемся. (Как в жизни всё связано!..) Меня взяли в Бригаду коммунистического труда товарища Третьякова, где было восемь человек, учеником — я строил крейсер, зарабатывал сумасшедшие деньги и в Одессу уже не вернулся".

    Страничка создана 25 октября 2020.
    Последнее обновление 2 апреля 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768