Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Валерия Ильинична НОВОДВОРСКАЯ
(род. 1950)

Краткая биографическая справка

       Дата рождения — 17 мая 1950 г.
      Место рождения — г. Барановичи, Белоруссия.
      Гражданство — Гражданка РФ. Летом 1992 г. президент Грузии Звиад Гамсахурдиа предоставил Новодворской грузинское гражданство (одновременно назначив ее своим советником по правам человека).
      Образование — Школа — Закончила среднюю школу с медалью.
      Высшая школа — до первого ареста училась в институте иностранных языков им. Мориса Тереза (французcкое отделение) по специальности "переводчик и педагог". В 1977 г. закончила вечерний факультет иностранных языков Московского областного педагогического института им. Крупской.
      Иностранные языки — свободно владеет французским и английским языками. Читает на немецком, итальянском, латыни и древнегреческом языках.
      Основное место работы, должность — лидер партии "Демократический союз России".
      Иные виды деятельности — помощник депутата Константина Борового в Гос. Думе 6 созыва.
      Журналист.
      Эксперт Партии экономической свободы.
      Читает лекции по истории, художественной идеологии и истории религии в вечернем частном лицее. Основные этапы биографии — В 19 лет организовала подпольную студенческую группу, в которой обсуждалась необходимость свержения коммунистического режима путем вооруженного восстания. В 1969 г. арестована. Предъявлено обвинение по 70-й статье Уголовного кодекса РСФСР — антисоветская агитация и пропаганда.
      С июня 1970 г. по февраль 1972 г. находилась на лечении в спецбольницах с диагнозом "шизофрения, параноидальное развитие личности".
      С 1972 г. участвовала в тиражировании и распространении самиздата.
      В 1973-1975 гг. работала педагогом в детском санатории.
      С 1975 г.-1990 г. работала переводчицей медицинской литературы 2-го Московского медицинского института.
      В 1977-1978 гг. предпринимала попытки создать подпольную политическую партию для борьбы с КПСС.
      28 октября 1978 г. вошла в число учредителей "Свободного межпрофессионального объединения трудящихся" (СМОТ). Все последующие годы существования СМОТ Новодворская подвергалась преследованиям — помещалась на небольшие сроки в психиатрические больницы, систематически вызывалась на допросы по делам членов СМОТ, у нее неоднократно проводились обыски.
      В 1978 г., 1985 г., 1986 г. Новодворскую судили за диссидентскую деятельность.
      В 1984-86 гг. сблизилась с членами пацифистской группы "Доверие".
      В мае 1988 г. участвовала в создании партии "Демократический Союз" (ДС).
      Была организатором ряда несанкционированных митингов, за участие в которых с 1987 по май 1991 г. подвергалась задержанию милицией и административным арестам в общей сложности 17 раз.
      В сентябре 1990 г. обвинялась в публичном оскорблении чести и достоинства Президента СССР и в оскорблении государственного флага.
      В мае 1991 г. против Новодворской было возбуждено уголовное дело за призывы к насильственному свержению государственного или общественного строя.
      Освобождена 23 августа 1991 г . "в связи с изменением обстановки в стране".
      В конце 1992 г. Новодворская и часть членов ДС создали организацию "Демократический союз России" (ДСР). В сентябре 1993 г. после указа президента Бориса Ельцина о роспуске ВС РФ была первой, кто поддержал этот указ. Организовывала митинги в поддержку президента.
      В октябре 1993 г. участвовала в учредительном съезде блока "Выбор России". Собиралась баллотироваться в г.Иваново, но не успела собрать необходимое число подписей.
      19 марта 1994 г. Краснопресненская прокуратура начала проверку деятельности Валерии Новодворской по статьям 71 и 74 УК РФ (пропаганда гражданской войны и разжигание межнациональной розни).
      В июне 1994 г. участвовала в учредительном съезде партии "Демократический Выбор России".
      27 января 1995 г. генеральной прокуратурой РФ было возбуждено уголовное дело (N229120) из-за статей Новодворской, опубликованных в газете "Новый взгляд" в 1993-1994 гг. 8 августа 1995 г. прокуратурой Центрального округа Москвы дело было прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления.
      14 августа 1995 г. Московская городская прокуратура возбудила очередное уголовное дело против Новодворской. Поводом послужила листовка написанная Новодворской к пикету ДСР 8 апреля. Дело было передано в Останкинскую прокуратуру, которая не нашла в листовке состава преступления.
      В декабре 1995 г. на выборах в Госдуму 5 созыва Новодворская вошла в избирательный список Партии экономической свободы. Кроме этого, Новодворская зарегистрировалась в одномандатном округе N192 г.Москвы. Выборы проиграла.
      11 марта 1996 г. Московская городская прокуратура отменила решение прокуратуры Центрального округа Москвы от 8 августа 1995 г. о прекращении дела (N229120) в отношении Новодворской. Дело было направлено для повторного расследования в прокуратуру Северо-Восточного округа Москвы. 10 апреля 1996 г. Валерии Новодворской было предъявлено обвинение по статье 74-й, части 1-й (умышленные действия, направленные на разжигание национальной розни). Весной 1996 г. перед выборами президента РФ поддерживала кандидатуру Григория Явлинского . После первого тура выборов, вместе с Демократическим союзом России, предложила лидеру "Яблока" "немедленно и без всяких условий отдать голоса своих сторонников Борису Ельцину".
      22 октября 1996 г. Московский городской суд отправил на доследование дело № 229120, рекомендовав следствию ознакомиться "с другими выступлениями Новодворской".
      (Из проекта "Национальная служба новостей")


    Творения:

    Сергей Соколов. Статья "Валерия Новодворская. Нетерпение" — сентябрь 2003, прислал Виталий Адаменко



    Книга "По ту сторону отчаяния" — копия из библиотеки Максима Мошкова

    Фрагменты из книги:

          "Вскоре газеты сообщили о выстреле Ильина. Информации дали мало, но было ясно, что стрелять он хотел не в космонавтов, а в Брежнева. Я горячо и публично одобряла его намерения; солидаризировалась, так сказать. К этому времени мои антисоветские стихи приумножились; таланта в них не прибавилось, но как листовки они смотрелись. Набирая свое тайное общество, я всем встречным и поперечным их давала читать. В ИНЯЗе работали и учились редкие люди: опять никто не донес! Я винила себя и в том, что вовремя не нашла Ильина и не пошла с ним вместе на расстрел. (Я же не знала тогда ничего про психиатрические тюрьмы.) Стихотворение, посвященное Ильину, распространялось по Москве достаточно широко в списках. Его посвящение было не меньшим вызовом, чем сам текст."

    * * *

          "И вот наконец появились трое, прилично, но скромно одетые, и представились администратору. Да, это были Они. У одного были очень впечатляющие глаза: холодные, нездешние, какие-то нечеловеческие. Глаза существа другой породы, другой биологической природы. Потом я много раз видела эти гэбистские глаза и научилась понимать это оценивающее выражение. В их взгляде сквозит то презрение всезнания, которое дает своим умным представителям только абсолютная власть. Эти глаза не просто раздевают, они снимают кожу. В них не человеческое любопытство, а привычные ухватки ботаника: что это за растение? Сколько у него лепестков? Класс... Семейство... И если это вредное растение, то способы его устранения будут выработаны спокойно и научно: ручное выпалывание, ДДТ, какие-нибудь пестициды. В данном случае растением была я."

    * * *

          "Человек, прошедший через СПБ и ПБ, никогда не будет прежним. Он не сможет создать семью, иметь детей. Он никогда не будет посещать даже обычные ПБ, носить туда гостинцы и входить в комиссии, курирующие соблюдение прав человека в этих "богоугодных" заведениях: душевнобольные навсегда останутся для него орудием пытки, и он не сможет увидеть в них страдающих людей. Он до конца своих дней будет бледнеть, видя машину с красным крестом, и не будет сближаться с психиатрами. Он никогда не обратится к невропатологу и не примет даже таблетку снотворного. Он не сможет смотреть фильмы типа "Френсис" или "Полета над гнездом кукушки". То, что с ним сделали, непоправимо. Он или возненавидит людей, или не сможет никогда причинять им зло — даже последним подонкам. (Слава Богу, со мной произошло именно последнее. Отсюда, наверное, пункт о всеобщей амнистии в программе ДС.) И держать его будут на коротком поводке. Есть такая штука — психоневрологический диспансер. Политический после СПБ обязан посещать его каждый месяц. Возьмется за прежнее — без суда и следствия попадет в ПБ (достаточно одного звонка из КГБ), а там и в СПБ. "Тот, кто нарушит Закон, возвращается в Дом Страдания". Все по Уэллсу."

    * * *

          "В конце концов Володя Борисов меня все-таки вытащил. Его друг Виктор Файнберг, участник дела августа 1968 года на Красной площади, сидевший вместе с ним в Ленинградской СПБ, поднял на ноги английские профсоюзы. Они сделали то, что не могла сделать "Эмнести Интернэшнл". Просто английские докеры осадили советское посольство и три дня никого не впускали и не выпускали. На четвертый день меня освободили. Нам бы таких докеров, и не в 1979 году, а хотя бы в 1993-м! Я отсидела три с половиной месяца. Еще неделька, и я потеряла бы рассудок от одной обстановки, без всяких пыток. Блаженны гонимые за правду? Может быть, но на аренах и на кострах, а не в психиатрических больницах!"

    * * *

          "Я видела следователя Шмонова Соколова и говорила с ним (он по совместительству вел дело Данилова). Это был классический гэбист без комплекса вины перед своими жертвами. С ним было неинтересно разговаривать: это была идеально отлаженная конструкция для ликвидации, и сомнения его не посещали. По-видимому, мои следователи были уникальным явлением в этом "аквариуме". Они ловили свою Рыбу, но жалели ее и старались сократить ее мучения. Соколов же просто мог выпотрошить ее заживо. Пятнадцать лет лагерей для Шмонова удовлетворили бы самую свирепую власть. Зачем нужно было обрекать его — при живом и невредимом Горбачеве — на те истязания, которым он подвергается сейчас в городе, вернувшем себе название "Санкт-Петербург" и в порядке обновления воскресившем тень Шешковского? А что еще было воскрешать в граде, воздвигнутом на костях, в граде, основанном палачом-реформатором? Кронверк крепости, где были повешены декабристы? Семеновский плац, где едва не расстреляли Достоевского? Невские набережные, куда падали убитые 9 января? Шлиссельбург, где гноили народовольцев? Наше прошлое до 1917 года — мрачное кладбище. Там нечего воскрешать. Какое возрождение может начинаться с кладбища? Сменив Ленинград на Санкт-Петербург, мы поменяли Большой Дом на III отделение на Фонтанке, а "Кресты" — на Петропавловскую крепость."

    * * *

          "Совершенно теперь (да и тогда) не важно, кто спровоцировал этот путч. Главное, что в этом спектакле нам досталась благородная роль Дона Карлоса и маркиза ди Позы. И не важно совсем, что это был театр. Пусть жалуются гэкачеписты, сыгравшие роль Филиппа и Великого Инквизитора. Сами виноваты. Не надо быть баранами, то есть рептилиями. Если даже будет доказано, что ситуация разыграна Ельциным, а ГКЧП "подставили", то я на Ельцина не в претензии. КПСС надо было убирать (и более жестко, хотя и без арестов). Подумаешь! "Обманули дурака на четыре кулака..." Я в претензии на недостаточно смелую игру. Я бы на его месте еще не так сыграла. Под предлогом борьбы с ГКЧП вызвала бы войска НАТО и США и под их прикрытием провела бы реформы, как американцы в Японии и Германии после 1945 года. С декоммунизацией, десоциализацией и десоветизацией. С разгоном КГБ. С роспуском колхозов и совхозов. С запретом на профессии (в выборных органах и суде) для коммунистов от секретаря райкома и гэбистов из V отдела. С лишением дипломов психиатров, пытавших диссидентов. С роспуском всех структур власти. С Учредительным собранием. С политическими процессами над теми, кто участвовал в политических репрессиях (единственная кара — лишение избирательных прав)."

    * * *

          "Я не уважаю свой народ. За исключением тех, кто пришел в августе к Белому Дому и не отрекся потом от демократии, как отреклись Власов и М. Челноков. Я его люблю и жалею, я отдам за него жизнь. Но уважать его мне не за что, власти всех сортов вьются над ним, как стервятники. Но стервятники над живыми не летают...
          На самом деле мы приобрели одно право: сдохнуть вне колючей проволоки, под звездным небом. На свободе. Если не выкрутимся."


    Статьи:

    Большой выбор статей и выступлений на сайте "Демократический союз"
    Большой выбор статей и выступлений на сайте "Грани"
    Ответы на вопросы телезрителей на сайте "Новое время" (проводится еженедельно)

    Страничка создана 26 сентября 2003.
    Последнее обновление 13 октября 2008.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768