meta name="keywords" content="Савелий Юрьевич Дудаков, Савелий Дудаков, Дудаков, Ленинъ как мессия, Ленин как мессия, История одного мифа, очерки русской литературы XIX-XX вв., Этюды любви и ненависти, Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России, Петр Шафиров, Из личного архива"> Савелий Дудаков в библиотеке А.Белоусенко

 
Поиск в нашей библиотеке и на сервере imwerden.de
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 

Сделать стартовой

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Олег Греченевский. Публицистика


 

Савелий Юрьевич ДУДАКОВ
(род. 1939)

      Савелий Дудаков — историк, родился 28 июля 1939 года в Ленинграде. В детстве, в 1941-1942 гг., перенес блокаду.
      Окончил филологический факультет Ленинградского педагогического института имени А. И. Герцена.
      В 1971 году репатриировался в Израиль.
      С 1976 года работал в институте Восточно-Европейского Еврейства при Иерусалимском университете.
      В 1991 году защитил докторскую диссертацию на тему «Антисемитская литература XIX-XX веков в России и «Протоколы Сионских мудрецов».
      Удостоен докторской степени Иерусалимского университета.
      Автор пяти книг, мастер спорта по шахматам.
      Лауреат литературной премии имени Леи Гольдберг и премии по истории имени профессора Иосифа Клаузнера.

      Библиография:

      1. Пётр Шафиров. Иерусалим, 1989, 117 с. Серия «Евреи в мiровой культуре».
      2. История одного мифа. Очерки русской литературы Х1Х-ХХ ев. — М., Наука, 1993, 282 с.
      3. Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России. Очерки. Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 2000, 640 с.
      4. Этюды любви и ненависти. Очерки. Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 2003, 542 с.
      5. Ленинъ как Мессия. Иерусалим-Москва, 2007, 164 с.
      6. Ленинъ как Мессия. Иерусалим-Москва, 2008, 164 с., 2-е изд.
      7. Каисса и Вотан. Иерусалим-Москва, 2009, 420 с.
      8. Петр Шафиров и другие. Иерусалим-Москва, 2011, 432 с.
      9. КНИГА ВЕРЫ И безНАДЕЖНОСТИ, Иерусалим-Москва, 2012, 408 с.
      10. Из личного архива. Иерусалим-Москва, 2014, 500 с.
      11. Ленинъ как Мессия. Иерусалим-Москва, 2016, 184 с. 3-е изд.
      (Из разных источников)


    Произведения: (публикуются с разрешения автора)

    Книга "Ленинъ как мессия" (2007) — прислал Евсей Зельдин

          Из предисловия Арона Черняка:
          Уважаемый читатель, перед Вами книга, можно сказать, необыкновенная. Эту необычность недавно выразил представитель одного Петербургского издательства, куда была направлена рукопись книги Савелия Дудакова. «Ощущение после ее прочтения двоякое, — писал редактор издательства. С одной стороны — проделана гигантская работа, собран огромный материал... С другой стороны, и в этом вся проблема — Вы, как мне кажется, не справились с этим объемом, не сумели систематизировать материал. Да, в рукописи много находок, много интересных фактов, но нет сюжета, нет композиции, нет начала, нет предисловия, в котором бы Вы обосновали сущность и необходимость своей работы, нет заключения, в котором подводились итоги размышлений».
          На первый взгляд негативная часть этого заключения производит почти убийственное впечатление. Но при ближайшем ознакомлении мы приходим к совершенно иным выводам.

    * * *

    Книга "Ленинъ как мессия" (2016) (PDF 10 mb) — Издание третье, исправленное и дополненное — прислал Давид Титиевский


    Книга "История одного мифа: Очерки русской литературы XIX-XX вв." — прислал Давид Титиевский

          Аннотация издательства:
          Автор предлагаемой читателю книги, известный израильский ученый Савелий Дудаков подробно и корректно проанализировал особенности развития литературы и общественно-политической мысли России второй половины XIX — начала XX в. Особое внимание уделяется массовой беллетристике этого времени, произведениям ныне забытых писателей —"второго ряда" Вс. Крестовского, Б. Маркевича, С. Эфрона, Н. Вагнера и др.

    Фрагменты из книги:

          "Булгарин "блестками кабацкого юмора угощал и забавлял... простодушную и терпеливую российскую публику...".
          По ходу своих приключений герой романа ("Иван Выжигин") попадает к богатому жиду Мовше (главы VII-VIII). Выжигин, анализируя источники богатства еврея, приходит к обобщению: только жульничеством, грабежом и мошенничеством могли евреи обогатиться и, презираемые и гонимые, они стали истинными хозяевами Западного края. При помощи спаивания бедных туземцев жиды узнают местные "тайны", нужды людей и их связи, используют это в своем мошенничестве и становятся "настоящими владельцами собственности помещиков" и тем самым подчиняют своему "жидовскому влиянию все дела и обстоятельства, в которых на сцену является металл и ассигнация" . Подчеркнем, что речь идет не об одном, еврее-мошеннике, а об образе всего народа, в котором, по мнению автора, нет и не может быть ни одной привлекательной черты. Характерна и концовка эпизода, когда жид пытается совратить героя в иудаизм, что, конечно же, ему не удается сделать."

    * * *

          "В 1882 г. Крестовский получил новое назначение и прибыл в Туркестан. Генерал-губернатор М.Г. Черняев, при котором он состоял чиновником по особым поручениям, направил его с дипломатической миссией в Бухару, а в 1887 г. в печати появился очерк Крестовского "В гостях у эмира бухарского".
          Писатель довольно объективно описал бесправное положение бухарских евреев под властью средневекового владыки. Называя евреев Бухары единственной "русской партией", ожидающей прихода русских войск, Крестовский тут же подчеркивает, что, конечно, присоединение Бухары к Российской империи "значительно расширило бы их торговые и имущественные права и избавило бы личность еврея от унизительного положения, в которое он поставлен теперь под мусульманским режимом". Вместе с тем Крестовский, верный своему отношению к "жидочкам", счел нужным отметить, что ненависть мусульман к евреям вызвана не религиозными, а социально-экономическими причинами, ибо "еврей и здесь тот же злостный ростовщик, тот же маклер, перекупщик и гешефтмахер, тот же содержатель тайных притонов, разврата и контрабандный продавец запрещенных кораном вина и водки, хотя и торгует, по-видимому, одним шелком"."

    * * *

          "Реанимация антимасонских и антисемитских (по советской терминологии, антисионистских и антииудейских) идей в "позорное двадцатилетие" (1964-1984) была важнейшей исторической почвой для возникновения русского фашизма нацистского образца. Воодушевленное наступление патриотов и борцов с "тайными заговорами" шло широким фронтом, захватывая даже союзные республики. Но приоритет, конечно, оставался за "старшим братом", а его авангардом в последнее десятилетие (1979-1989) по праву считаются беллетрист В. Пикуль и публицист академик И. Шафаревич. В этом соединении имен поверхностного, но хорошо владевшего "быстрым сюжетом", пригретого властями мастера авантюрного романа, и профессионального математика с диссидентским прошлым и с дилетантскими амбициями, кажется, можно увидеть доведенный до кондиции миф о "всемирном еврейском заговоре", энтропия которого определила бесплодие и бессмысленность "откровений", базирующихся на "православном" атеизме, "интернациональном" шовинизме и "монархическом" плюрализме."


    Очерки "Этюды любви и ненависти" — прислал Давид Титиевский

          Аннотация издательства:
          Новая книга очерков хорошо известного отечественному читателю автора в определенной степени является продолжением его предыдущей книги "Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России" (М., 2000) и посвящена всё тем же "вечным вопросам" — любовь или ненависть? вместе или врозь?
          Для широкого круга читателей.

    Фрагменты из книги:

          "Писатель Иван Федорович Наживин (1874-1940), сын крепостной крестьянки и монархиста, хотя и был толстовцем, посмеивался над идеализацией крестьянского быта, скажем, писателем Н.Н. Златовратским (1845-1911). Наживин приводит пример дикого суеверия: в декабре 1922 г. крестьяне Волоколамского уезда, в 100 верстах от Москвы, убили за "колдовство" писателя-почвенника Сергея Терентьевича Семенова (1858-1922). Наживин признавался, что зачастую не понимает поступков народа. Например: его приятель устроил у себя на хуторе сад, через несколько дней мужики все саженцы выдернули. Хозяину было жаль сада, но больше хотелось понять: для чего это сделано? Ведь несравненно выгодней воровать урожай, почему же его не подождать? Приятель поехал в станицу, собрал общество и произнес следующую речь: "Ну, что вы повытаскивали саженцы, это черт с вами... Это наплевать... Я взыскивать не буду... Вы только ради Бога скажите мне откровенно: зачем вы это делали?" Ответ был обескураживающе нелепым: "А зачем вин сажае?.. — хмуро раздалось из задних рядов"."

    * * *

          "Штабс-капитан Михаил Константинович Лемке, наблюдавший императора и генералитет вблизи и обладавший обширной информацией, писал в дневнике 5 февраля 1916 г.: "Экономический корень нашей полной неустроенности еще покажет себя. Недалеко то время, когда вся Россия очутится без скота, мяса, масла, молока, без сапог, ремней, без тканей, угля, сахара, и... хлеба, но разве это кого-нибудь около нашего идиота (Николая II. — С. Д.) заботит..." Это не случайная фраза, вырвавшаяся из-под пера раздосадованного хрониста. Далее следует описание того, как М.В. Алексеев со слезами на глазах и дрожью в голосе докладывал императору о невероятных потерях армии: «...идиот рассматривал в это время какую-то карикатуру и затем, как ни в чем не бывало, стал спрашивать о всяком вздоре... "Ну, что же делать, без потерь нельзя", — утешал он начальника штаба, видя, как того крючит от царского внимания к павшим за его подлую шкуру». Вообще этот источник (дневник Лемке) некоторые монархисты любят цитировать, особенно филиппики в адрес евреев, а он ценен другим: в нем отражены будни войны, атмосфера предчувствия неизбежной катастрофы. "Сколько фальши и трусости в депешах царя!" — читаем на одной из страниц дневника штабс-капитана Лемке."

    * * *

          "Пример цивилизованного отношения к человеческому материалу явил своим подчиненным герой Первой мировой Владимир Николаевич фон Дрейер (1877 — после 1965). В феврале 1915 г. 20-й российский корпус, сражавшийся в лесах близ Августова, израсходовав весь запас патронов и снарядов, выходил из окружения в штыковых атаках. Дрейер был единственным офицером Генерального штаба, кто вышел из окружения. Приняв вскоре после операции в Мазурии (зима 1915 г.) командование Лебединским полком, он ввел ряд новшеств, дабы облегчить солдатам и офицерам их нелегкую участь, а именно: создал группу конников из 120 человек — лошади в обозе нашлись; позволил открыть не только полковую лавочку, в которой солдаты задешево могли купить необходимую мелочь, но и зубоврачебный кабинет; организовал оркестр — по еврейской "пантофельной" почте в полк пригласили нескольких человек, окончивших консерваторию."


    Очерки "Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России" — прислал Давид Титиевский

          Аннотация издательства:
          "Евреи в России", "еврейский вопрос в России" — этим темам посвящена новая книга израильского ученого. Первая — "История одного мифа" (М., 1993), рассказывающая об истории возникновения идеи о "всемирном еврейском заговоре", хорошо известна отечественному читателю. В настоящей книге на обширном историко-культурном материале автор рассматривает взаимодействие и переплетение филосемитских и антисемитских настроений в российском обществе, их развитие и влияние на общественно-культурную жизнь.
          Для широкого круга читателей.

    Фрагменты из книги:

          "В начале царствования Николая I сосланные в Сибирь крестьяне-иудействующие, в основном родом из Воронежской, Саратовской и Самарской губерний (по другим сведениям, они были высланы с Северного Кавказа, что не противоречит одно другому: высланные из Центральной России на Кавказ затем "досылались" в Сибирь), попали в Енисейскую губернию, где были поселены в Красноярском округе, в селе Заледеевском, в 27 верстах от Красноярска, по пути в Томск. Село было расположено по обеим сторонам "московского тракта". Так как местные условия жизни были достаточно трудны, то субботники стали хлопотать о переселении их в другое место. Им это разрешили, и ходоки отправились на поиски удобных земель. ... После долгих странствий по дебрям Минусинского края ходоки облюбовали одно место в глубине Койбальской степи, на речке Сосе, притоке Абакана. Выбор был сделан удачно: место им показалось хлебородным, богатым выпасами для скота, кроме того привлекали близость леса, полного дичью, а также реки, удобной для сплава леса и рыбной ловли. Здесь было основано село "Обетованное", напоминающее жидовствующим о "земле Обетованной, Ханаане" ...село находилось в 150 верстах от Минусинска."

    * * *

          "Хорошо известна история раздела Польши, когда Россия получила "в наследство" несколько миллионов евреев. Екатерина же установила и "черту оседлости", значение которой очевидно. Но тайно Екатерина помогала евреям и использовала их дарования. Безусловной ее заслугой следует считать уничтожение в государственной прессе и документах презрительного слова "жид", но даже это не было сделано явно: просто начиная с именного указа, объявленного 10 марта 1785 г. (подписан 8 февраля этого же года), стало употребляться слово "еврей". В письме к французскому философу Дени Дидро императрица не стесняясь пишет, что евреи живут и в ее дворце, у ее духовника, но она делает вид, что ничего об этом не знает..."

    * * *

          "Демидов обнаруживает знания по древней истории евреев, а также истории законодательства о евреях в России. В заключение князь касается огульного обвинения евреев в эксплуатации русских. Он подчеркивает, что большинство еврейского населения - труженики, ремесленники и люди физического труда, ничего общего с эксплуатацией не имеющие. Естественно, свои выводы он подкрепляет статистикой. Например, в трех губерниях Юго-Западного края (Подольской, Волынской и Киевской) евреи, ремесленники составляют 41% от общего числа ремесленников. Касается он и погромов, прокатившихся по югу России, отмечая подстрекательство со стороны неизвестных лиц. Здесь уместно сказать об антисемитских прокламациях на украинском языке, распространяемых народовольцами. Сан-Донато внимательно следил за деятельностью революционеров. Так, например, он присутствовал на одном из процессов, состоявшемся в феврале 1882 г. Для части революционеров, духовным отцом коих был Нечаев, полагавших, что "еврейская кровь" лишь "смазочное масло на колесах русской истории", погромы были составной частью государственной дестабилизации...
          ...Известный антисемитский тезис о спаивании евреями православного населения князь отвергает также при помощи статистики, доказывая, что в черте оседлости употребление алкоголя ниже, чем в великорусских губерниях, не имеющих еврейского населения."


    Книга "Пётр Шафиров" — прислал Давид Титиевский

          Аннотация издательства:
          Петр Павлович Шафиров (1669-1739) — известный государственный деятель петровских времен, барон, вице-канцлер, блестящий дипломат, одержавший ряд крупных дипломатических побед. Шафиров сыграл важную роль в проведении внутренних реформ Петра, высоко оцененную не только русским царем, но и иностранными государственными деятелями.
          Шафиров оставил многочисленных талантливых потомков, сыгравших выдающуюся роль в русской истории и культуре.

    Фрагменты из книги:

          "...Шафиров был приговорен к смертной казни, которая одним из историков была признана явно не соответственной проступкам обвиняемого, а другим — сочтена черной неблагодарностью императора Петра по отношению к своему сподвижнику.
          Думается, что разгадка императорской жестокости лежит в сфере психологической: глубоко, скажем мягко, неуравновешенный Петр не захотел нести нелегкое бремя благодарности столь много сделавшему и лично для императора, и для России Шафирову и использовал склоку как удобный повод для избавления от него (что вообще весьма свойственно деспотичным натурам). Возможен и иной вариант ответа. Его мы коснемся в конце нашего повествования.
          Морозным утром 15 февраля 1723 года толпы москвичей запрудили Кремль, чтобы поглазеть на незаурядное зрелище — казнь вице-канцлера и сенатора Петра Павловича Шафирова. По свидетельствам очевидцев, осужденный вел себя мужественно, по русскому обычаю обратился лицом к церкви, несколько раз перекрестился, после чего встал на колени и припал головой к плахе. Палач взмахнул топором — и всадил его в колоду подле головы обреченного, а кабинет-секретарь А.В.Макаров зачитал императорский указ о замене Шафирову смертной казни ссылкой в Сибирь за, как было сказано, оказанные государству услуги. Поднявшегося на ноги заплаканного Шафирова (как ни прекрасно держался наш герой, а потрясение все же чудовищное!) свели с эшафота и повели в Сенат, где многие сенаторы жали ему руку и поздравляли со спасением."

    * * *

          "...главным публицистическим трудом его жизни стало "Рассуждения, какие законные причины его царское величество Петр Первый, царь и повелитель всероссийский и протчая, и протчая, и протчая, к начатию войны против короля Карола XII Шведского 1700 году имел...", — написанное в 1716 году по приказанию Петра I обоснование причин возникновения Северной войны. Шафиров столь мастерски решил поставленную перед ним задачу, что в 1722 году это сочинение было дважды переиздано невиданным для той эпохи тиражом — двадцать тысяч экземпляров! Позже оно было переведено на немецкий язык. Помимо значительного вклада в историографию, этот шафировский труд ценен своим филологическим новаторством. Автор ввел в "Рассуждения" несколько новых слов, которые стали неотъемлемыми элементами словарного фонда русского языка. Так, он, вероятно, одним из первых употребил в современном значении слово "гражданин" ("граждане российские"). Еще более поразительно введение в русский язык слова "революция": "Но дабы всяк яснее о последующих революциях (отменах) древних известие имел, и того надлежит до изъяснения того сие, что потом помянутого короля Эриха братья... учиня на него возмущение, с престола его низвергли". Шафиров не только создал русский эквивалент латинского слова, но и дал его очень точное толкование — "отмена", подчеркивая его основной смысл — отмену старого строя, образа правления, резкую перемену в обществе. В целом нельзя не присоединиться к оценке советского историка, написавшего: "Сила логики, широта образования, умелое использование первоисточников, талант полемиста позволили Шафирову создать труд, который, несомненно, оставлял глубокое впечатление у читателей.""


    Книга "Каисса и Вотан" (PDF, 6 mb) — прислал Давид Титиевский

    Фрагменты из книги:

          "Объяснение проигрыша Чигорина Стейницу было одним современником объяснено проще. Так как это свидетельство редкое, приведем его полностью: «В ту же эпоху началось и увлечение шахматами. Современным светилам-шахматистам, представителям этой чудной игры, я позволю себе сказать, что я знал лично тогдашнего короля шахматистов Чигорина, видел его игру, видел, как он «в слепую», т.е. не глядя на доску, из соседней комнаты, из 20 партий выиграл 18 и две закончил вничью. Чигорина приглашали в московские дома, очень им увлекались и были огорчены, когда не менее гениальный американец Стейниц обыграл его в Америке. Тогда в Новом Свете еще не действовал «трезвый закон». Чигорину он был не нужен. Он был алкоголик, и потому победа Стейница была облегчена пороком нашего шахматиста»."

    * * *

          "Алехин был гордостью русской эмиграции. Он входил в элиту, насчитывающую несколько десятков человек, имеющих мировое призвание: Николай Бердяев, отец Сергий Булгаков, Игорь Сикорский, Сергей Дягилев, Анна Павлова, Сергей Рахманинов, Игорь Стравинский, Фёдор Шаляпин, великий химик Владимир Ипатьев и др. Среди них почетнейшее место принадлежит лауреату Нобелевской премии Ивану Алексеевичу Бунину. Алехин прекрасно знал историю, приключившуюся с Буниным, при поездке через Германию в Швецию для получения премии. Мировую знаменитость, по внешности напоминающего еврея, бесчеловечным образом, раздев догола, обыскали, беспрерывно оскорбляя. Нацисты, увидев у Бунина портрет Льва Толстого, плевали на книги и топали ногами: «А, Толстой! Толстой!». Сия история была рассказана самим писателем на страницах парижских «Последних новостей». И к этим ублюдкам, ненавидящим и презирающим славянство, пошел на холуйскую службу чемпион России Алехин!"

    * * *

          "Так, в 1908 году в «Ниве» была опубликована статья личного друга Чигорина актера и писателя Григория Ге, где вещи названы своими именами: Чигорин — алкоголик, а Стейниц, Пильсбери и Шифферс окончили свои дни в «сумасшедшем доме»."


    Книга "Из личного архива" (2014) (PDF, 24 mb) — прислал Давид Титиевский

    Из предисловия:

          "Книга Савелия Дудакова «Из личного архива» завершает задуманное автором пятикнижие — «Ленинъ», «Каисса и Вотан», «Шафиров и другие», «Книга веры и безнадежности». Каждая из перечисленных книг имела свой ареал и отличие от предыдущей. Не является исключением и эта книга. В ней девять глав, с разными векторами информации — от солдат-евреев в Первой Мировой войне до воспоминаний о своих иерусалимцах-современниках, обустраивавших святой город..."

    Страничка создана 25 сентября 2008.
    Последнее обновление 4 апреля 2017.

На снимке: Савелий Дудаков (слева) и Давид Титиевский.


Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2017.
MSIECP 800x600, 1024x768